Карьера

( секс измена жены )



Тоня вышла замуж за Виктора в двадцать один год, после почти годичного ухаживания за ней теперь уже мужа. Он был старше неё на четыре года и работал менеджером в какой-то фирме. Перед свадьбой муж нашёл и снял для их будущего совместного проживания двухкомнатную квартиру.
До самой свадьбы Тоня оставалась девушкой. Она воспитывалась в строгости. Уже в юности, мастурбируя, узнала, что такое клиторальный оргазм, но выходя замуж, мечтала об оргазме настоящем - вагинальном, о котором читала в книжках. В первую брачную ночь Тоня, смущаясь взгляда мужа, быстро скинула подвенечное платье и юркнула под одеяло, вся трепеща от ожидания. Виктор медленно раздевался рядом с кроватью. При виде этого, она немного удивилась, увидев стоящий торчком член мужа. Он был похож на сосиску, только немного толще, а не на половой орган, который она до этого видела на страницах эротических журналов.
Член оказался маловат, но Виктор совершил дефлорацию. Потом он несколько раз входил в неё до упора, ударяясь своими подтянутыми яичками ей в промежность. Член всё же не доставал до матки, хотя она задрала ноги к самой груди. По истечении короткого времени муж, вскрикнув, упал на подушку, а у Тони по щеке потекла первая слеза разочарования.
Потом она плакала ещё несколько раз, но постепенно научилась сжимать мышцы влагалища и кое-как приспособилась, ей даже было иногда приятно, но оргазм так и не наступал. Тоня не понимала истинной причины этому, надеясь, что со временем у них всё наладиться. Думала, что, возможно, слишком быстрым был у Виктора оргазм, или виновата она сама, - но, любя мужа, больше склонна была винить в душе себя, хотя ей так не хотелось оказаться фригидной, неполноценной женщиной...

Молодожёнам повезло, что обеим дали отпуск, чтобы он действительно стал медовым. Они собрались и поехали к морю, туда, где у Тони проживала её тётка. Пробыли недолго, чтобы тётя не понесла больших убытков, не поселяя к себе в это время квартирантов. Около недели побыли дома, пока Виктору не позвонил его начальник, Роман Павлович. Поинтересовался, как обстоят дела у молодожёнов и, узнав, что они уже возвратились домой, пригласил их в выходные дни на дачу. Тоне не очень хотелось туда ехать. Но Виктор уговорил её, сказав, что Роман Павлович хочет обсудить с ним одну интересную тему по работе. Муж сказал, что начальник собирается повысить его в должности, назначив Виктора старшим менеджером.
Когда приехали на дачу шефа мужа, Тоня впервые его увидела. Он был довольно молодой; как сказал позже муж, Роману Павловичу было двадцать девять лет. Внешность самая обычная, но не отталкивающая, ростом на пол головы выше Виктора, тело сильное, но подтянутое и даже слегка атлетическое. Держался хозяин уверенно, но спокойно и даже немного шутил. В городе на квартире жил один, потому, что два года уже был в разводе с женой. Снискал уважение у Тони, что в свои годы уже успел стать во главе фирмы, хоть и не слишком пока большой.
Тоне сказал, чтобы она обращалась к нему по имени, а то с отчеством он ощущает рядом с ней разницу в возрасте. Пообещал, что рано утром поведёт их на рыбалку к недалеко протекающей от дачного массива реке. А в день их приезда, в пятницу ближе к вечеру, решили хорошо поужинать, с шашлычками и с коньячком. Тоня выпила всего рюмку спиртного, а дальше пили только мужчины. О делах Роман пообещал поговорить с Виктором завтра днём, и муж успел к ночи сильно напиться.
Хозяин разместил гостей на втором этаже коттеджа. Виктор, едва раздевшись с помощью Тони, сразу упал на широкую кровать и быстро захрапел. А жена уснула не сразу, дыша его перегаром и в душе ругая мужа, что он не контролирует себя со спиртным.

Рано утром в их дверь постучал Роман и сказал, что пора собираться на рыбалку и что будет ожидать их на первом этаже. Через несколько минут вниз спустилась одна Тоня и сказала, что никак не может разбудить мужа, который ещё не отошёл от вчерашнего. Роман был разочарован, что-то думал, а затем предложил Тоне пойти к речке с ним без мужа, пообещав вести себя прилично. Тоня колебалась. Она не хотела идти без Виктора, и в то же время ей было интересно, так как она ещё никогда в жизни не присутствовала на рыбалке. Роман продолжил её упрашивать и, в конце концов, Тоня почему-то согласилась.
Возле речки было красиво; от воды постепенно рассеивался редкий туман, сквозь который просматривались тёмные силуэты растущих рядом кустов. Было свежо, возможно даже немного зябко. Она уселась на маленький раскладной стульчик, который принёс с собой Роман, и севший на такой же рядом с ней. Стали ловить рыбу; она с интересом наблюдала на все его действия рыбака. Удивлялась, как это он видел, когда надо тянуть удочку. Но радовалась, когда в воздухе извивалась очередная рыбёшка, и Роман бросал её в ведро с водой, к её уже пойманным подругам. Ловля оказалась удачной, и по истечении некоторого время в ведре уже было достаточно улова для ухи.
К концу рыбалки Роман всё чаще обращал своё внимание на соседку. Туман уже рассеялся, выглянуло солнце и стало даже немного жарковато. Он, а за ним и Тоня поснимали свои куртки. Теперь Роман смотрел на девушку ещё пристальнее и как-то странно, не в её глаза, а ниже. Неожиданно Тоня поняла, что при освобождении от куртки она расстегнула ворот кофточки, а следующая пуговичка расстегнулась сама и теперь она стояла перед Романом с полуобнажённой грудью. Хотела быстро застегнуть пуговицы, но прохладные пальцы её не очень слушались.

- Зря ты так рано разделась, надо было позже, а то уже снова немного замёрзла, сказал Роман, подошёл к ней и обнял, плотно прижав Тоню к себе. - Давай я тебя чуть согрею.
Тоня попыталась освободиться от его обьятия, но он держал её крепкой хваткой.
- А ты ничего... сдобная, - сделал он ей сальный комплимент.
И неожиданно широкой пятернёй погладил её прямо через кофточку по затрепетавшей от наглого прикосновения и стыда левой груди.
- Ой, что Вы делаете! - испуганно тихо сказала Тоня, сражённая бесцеремонностью этого человека, рванулась изо всех сил, но он, ещё крепче прижав её к себе за талию, тщательно ощупал и вторую грудь.
- Вижу, что лифчик носить не очень любишь. А сиськи ничего, дойные.
Тоня не знала, что предпринять, поражённая нереальностью происходящего с ней. Никогда, ни один мужчина не прикасался к ней так! Поняв, что её насилуют, закричала:
- Да пустите меня немедленно, я мужу расскажу!
- Мужа любишь? Ну так помогла бы ему сделать карьеру, обоим бы пошло на пользу. Я же тебя не сьем, - уговаривал её Роман.
Отпустил от её грудей одну руку и деловито помял по очереди обе её ягодицы.

Тоня, чувствуя торопливую похоть рук мужчины, поняла, что не может освободиться и слёзы отчаяния и обиды появились на её глазах.
- Пожалуйста, не надо, - всхлипывая и запинаясь, проговорила она куда-то в пустоту, пряча от стыда глаза, - я не хочу, не делайте этого, пожалуйста...
- А что я такого страшного сделал? - с иронией спросил Роман. - Ну-ну, не реви, - сказал и обнял её за плечи. - Я только соски посмотрю, и иди...
Тут же, не обращая внимания на слезы женщины, Роман попробовал на ощупь выпиравший из-под тонкой материи, ставший от испуга твердым сосок и, явно довольный тем, что не встретил особого сопротивления, решительно распахнул на груди кофту. Его взору предстали две очень красивые, высокие, широко расставленные молочно-белые груди с крупными сосками, сохранённые от загара чашечками, пожалуй, даже слишком скромного купальника.
Тоня стояла, не шевелясь, как в церкви, безвольно опустив голову с ниспадавшими на плечи прекрасными каштановыми кудрями. Попробовав пальцем упругость нежного тела, он провел им вокруг розового соска, а затем несколько раз прямо по соску, заставив этим её вздрогнуть от слишком сильного ощущения...
- Да не дрожи ты... сейчас отпущу, - мягким голосом проговорил Роман и вдруг спросил:
- А тебе наверно приятно, когда по соскам вот так? Или муж это не уважает?
Тоня, не помня себя, не понимая, что происходит, лишь громко всхлипывала...

- Ладно, не хочешь не говори, только женщинам это почти всегда нравится, - продолжал он, властно теребя сосок.
И тут она впервые почувствовала что-то ещё кроме отвращения и страха. Это не было, конечно, приятно, так как исходило не от мужа, а от какого-то нахала, но это было, и она это чувствовала.
- Слышишь, а ты ничего, молоденькая, и целка почти, - усмехнулся Роман, впервые ослабив хватку, выпуская пленницу из рук. Засмеялся:
- Ладно уж, иди к своему благоверному!
Господи! Неужели всё? Она свободна! Тоня обрадовано рванулась прочь, точно птичка, которую выпустили из клетки.
Роман собрал кое-как всё, что принёс к речке, в том числе и ведро с рыбой, и не спеша пошёл вслед за ней к своей даче. Увидел, что впереди появился Виктор, идущий навстречу жене с сонными глазами. Что-то у неё спросил, она что-то ему резко ответила и сама почти побежала дальше. А Виктор только в растерянности развёл руками.
Достигнув коттеджа, Тоня быстро поднялась наверх и прямо упала на кровать. Её душили слёзы. Виктор поднялся к ней следом, долго успокаивал её и пытался узнать, что произошло у реки. Тоня, как смогла, рассказала ему. Муж сидел и молчал, затем сказал:
- Ну он же тебя не того... Успокойся и потерпи немного... ради моей карьеры. Переспим ещё ночь и завтра отсюда... только нас и видели.

Она немного успокоилась. Виктор оставил её и спустился вниз. Роман возился, чистя рыбу, чтобы приготовить уху. Виктор сел на скамейку неподалёку. Оба молчали. Через время, когда уже уха была готова, стали с некоторой натяжкой перебрасываться отдельными словами. Затем накрыли стол, и Виктор пошёл уговаривать жену, чтобы она присоединилась к их трапезе.
Она долго не соглашалась, но таки села за стол и молча начала кушать. Кроме ухи были и салат, и мясо, и коньячок к ним. Тоня не пила, а мужики выпили раз, затем ещё. После Роман уже не пил, а Виктор, наверно с горя, выпил ещё и ещё. Опять наклюкался к вечеру. Тоня смотрела на мужа и проклинала его за слабохарактерность. Рассердилась и раньше ушла спать, а мужчины ещё сидели, пытаясь завязать между собой разговор.
Когда стемнело, Виктор стал сидя засыпать. Роман повёл его в коттедж и уложил на кровать на нижнем этаже. Убедившись, что он непробудно уснул, стал тихонько подниматься наверх...
Тоня долго не могла уснуть от разных мыслей, которые путались у неё в голове. Наконец, устав от них и не дождавшись в постели мужа, всё-таки уснула. Проснулась от того, что ей стало тесно и жарко.
- «Пришёл, наконец, пьянь», - подумала она о муже и чуть отодвинулась от него. Стало чуть прохладнее, но через пару минут на её грудь легла горячая, тяжелая рука.
- «Что, и во хмелю захотел жену?»
Сознавать такое ей было приятно, поэтому она не противилась.
- «Глупый, ты глупый, зачем же так пьёшь», - устало вздохнув, подумала и крепко зажмурилась... «Спать!». Еще минут десять она пролежала с закрытыми глазами, но сон куда-то ушёл.

Внезапно рука на груди зашевелилась, осторожно проникла за глубокий вырез ночной рубашки и мужские пальцы робко пощекотали сосок. Тоня решила не обращать на это внимания, - слишком сильно была обижена на мужа. Но ласка не прекращалась. Пальцы осторожно скользили по соску вверх - вниз, вверх-вниз, от этого постепенно сладкая истома растеклась по всему её телу. Её грудь стала твердой, соски набухли, обида постепенно отходила на второй план, вытесняемая пробуждающимся желанием. Тоня постаралась расслабиться и начала прислушиваться к возникшим внизу живота ощущениям.
Кажется, никогда ей не было так приятно. Муж с первой брачной ночи показал себя слишком торопливым любовником... стремился поскорее проникнуть в неё и тут же кончал, не давая ей насытиться сексом. Обычно она ждала, когда муж уснёт и получала удовлетворение, лаская себе клитор. Но ласкающая её рука на секунду отстранилась от ее груди, и к удивлению тут-же вернулась обратно, только теперь пальцы, трогавшие соски, были смочены обильной слюной, и сама ласка от этого стала ещё нежнее и активнее.
Тоня томно вздохнула... «милый» и подтянула колени к груди. Ласки сосков продолжились, и кроме того, вторая рука, задрав до самой спины ночнушку, оголив округлые ягодицы, пробралась сзади к промежности. Пальцы - большой и указательный - сначала осторожно погладили анус, потом половые губы, а потом вдруг заняли совсем непривычную для Тони позицию... большой, очевидно, тоже смоченный слюной, стал ритмично входить во влагалище - сначала осторожно, надавливая на стенки с самого краю, потом все глубже и глубже, а указательный лёг на клитор и начал совершать круговые движения, мгновенно превратив едва заметный бугорок в твёрдый трепещущий перст.

Тоня испытывала неземное блаженство. Она уже вся дрожала от сладострастия и только тихонько бормотала как в забытьи...
- «Витенька, милый, ещё, ещё. Ты так сладко мне делаешь, ну, пожалуйста, только не останавливайся...», - в мыслях просила она мужа. В первый раз за время их пока короткой совместной жизни ей показалась, что она сможет получить оргазм с помощью мужа. От этой мысли стало ещё приятнее, она давно ждала этого, страшно разочарованная тем, что пока их сексуальная жизнь протекает неправильно.
- Войди в меня, милый, - уже вслух простонала она, доведенная ласками до полуобморочного состояния.
Почувствовав за спиной нетерпеливое шевеление, с готовностью как кошка выгнула спину, подставляя навстречу всё сильнее прижимавшемуся мужу разгорячённую вагину... Когда его член начал проникать внутрь, она даже удивилась, испытывая невероятно острое ощущение. Член продвинулся глубже, раздвигая вход во влагалище. Женщина едва слышно застонала, так хорошо ей было в этот раз.
Между тем член проникал все глубже, и постепенно достиг матки; от этого наслаждение её стало непередаваемым. Член начал двигаться в среднем темпе, плотно охваченный мышцами влагалища; Тоня физически ощущала его толщину, не узнавая собственного мужа.
- Как хорошо! Любимый! ещё... ещё..., - стонала она от бесконечного кайфа, ни о чём больше не думая, кроме неслыханного удовольствия.

Первая волна сильнейшего оргазма уже подкатилась откуда-то снизу к её пылающей как в бреду голове. И тут же одновременно с мощнейшей разрядкой она ощутила очень сильный толчок члена прямо в матку. Безумный крик наслаждения вырвался из её горла, но сильная рука надежно укрыла его во рту. Между тем движения члена становились все резче и резче, и с каждым ударом головки по матке Тоню пронзали новые токи её первого в жизни настоящего оргазма.
Стремясь насытиться счастливым моментом и желая доставить мужу максимум удовольствия, женщина сама начала извиваться на члене, сотрясаясь при этом всем телом как в лихорадке и никак не могла остановиться, продолжая получать казавшийся нескончаемым оргазм. И тут мужчина кончил сам, наполнив её лоно обильным потоком спермы. Как её много! Вся промежность и даже часть ног стали липкими. Она была просто поражена.
И вот в этот момент в её голову закралось сомнение. Она резко обернулась - да, это же был не муж! А где же Виктор? К своему ужасу она узнала в незванном госте Романа.
Первым же стремлением вмиг очнувшейся женщины было вырваться из этих объятий.
- Мужу сама расскажешь или это сделать утром мне? - приглушённо в самое ухо спросил Роман.
Это подействовало на неё. Она сбросила чары наслаждения. Её уже не держали.
- Что тебе ещё надо? - еле слышно прошептала она, стараясь не смотреть на Романа, - пожалуйста, уходи...

Ужас от мысли, что её муж узнает, как она трахалась с его начальником в их медовый месяц, парализовал её волю. Хотелось только одного, чтобы всё поскорее кончилось. Но Роман не спешил уходить. Видя, что сопротивление сломлено, он задрал кверху стройные ноги женщины. Подложив ладони под её мягкие прохладные ягодицы, он постарался разместить икры Тони на своих плечах, так что его разбухший от работы член упёрся ей прямо в задний проход. Затем, переместив руки на её грудь, приготовился совершить своё грязное дело.
Догадываясь, что сейчас будет, Тоня тихо взмолилась:
- Только не это. Я не выдержу... ты же там все порвёшь.
- А что, муж тебя ещё не успел так трахнуть? - спросил Роман.
- Только один раз.., но у Виктора не такой большой член.
- Не бойся, всё будет нормально, только расслабься.
При этом больно сжав ей грудь и, больше не обращая внимания на приглушённые стоны женщины, которая теперь сама зажала себе обеими ладонями рот, начал головкой члена пробивать путь в задний проход. На удивление член хотя и с трудом, но проник на четверть внутрь. Тоня едва сдерживалась от боли, но страх потерять мужа, который проснётся и увидит всё это, заставлял её терпеть.

Постепенно появилась истома от ощущения, что член упирается в матку с задней стороны, и в итоге, сама не ожидая, Тоня получила ещё один оргазм, вскинув в беспамятстве руки и громко вскрикнув...
- Я к тебе в гости иногда приходить буду, - сказал вдруг Роман, - пустишь?
Тоня только промычала что-то несвязное, потом согласно кивнула растрепанной головой. Она поняла, что, кажется, оказалась у Романа на крючке.
...Утром Виктор снова проснулся поздно и удивился, что спал один внизу коттеджа. Пытался заговорить с женой, которая уже полностью была готова к отьезду домой. А когда спросил, почему она с утра такая агрессивная, она выдала мужу в присутствии Романа, что всю ночь трахалась с его начальником.
Виктор раскрыл от удивления рот. А Антонина прямо обратилась к любовнику:
- Мне кажется, Роман Павлович, что я очень старалась, чтобы доставить вам большое удовольствие ради карьеры моего бывшего мужа. Теперь вы должны повысить его в должности и не только до старшего менеджера, но и выше.
- Хорошо, я назначу его начальником бюро, но почему «бывшего мужа»? - спросил Роман.
- Да потому, что благодаря ему, слабовольному козлу и тебе, хаму и жеребцу, я поняла, что стоит развестись и попытаться найти себе лучшую партию для сексуального общения и совместной жизни...

на эротическую страницу >