Учительница

(рассказ о первом сексе)



Когда Валерий Левченко после летних каникул, которые он провёл на подработке в соседнем совхозе, возвратился в лоно родной поселковой школы, чтобы отучившись в ней последний год получить наконец аттестат, то стал очевидцем кадровой ротации в учительском составе. Вместо ушедших на пенсию учителей в их школу по распределению направили троих молодых девушек, только что закончивших университет. Одна из них добродушная, высокого роста, хорошо упитаная начала преподавоть ботанику и зоологию. Вторая, тоже высокая длинноногая и стройная, немного высокомерная преподавала физику. Третья, очаровательная, среднего роста, которая больше всех сразу понравилась Валерию, начала приобщать их к русскому языку и литературе. Её имя и отчество, Светлана Александровна, он запомнил быстрее двух других.

Сначала все трое молодые педагоги держались вместе. Но после первой четверти неожидано исчезла физичка, решив, что прозябание в их посёлке не имеет никакой для неё перспективы и, наверное, использовав имеющиеся у неё необходимые связи. А ещё через четверть замуж за шахтёра, горного мастера, вышла ботаничка. И Светлана Александровна как бы оказалась в одиночестве. Но она не отчаивалась, была жизнерадостной, общительной и, наверное, увлечённой своими преподаваемыми дисциплинами.
На её уроках Валерий не сводил с неё глаз. Она это чувствовала и старалась меньше смотреть в его сторону. Лучшие оценки у него были по её предметам, но он получал их заслужено.

Когда по литературе проходили творчество Максима Горького она дала всем задание почитать что-либо из его произведений дополнительно к школьной программе. После она опрашивала школьников, кто что прочитал и что им в прочитаном понравилось. Когда очередь дошла до Левченка она спросила и у него:
- А что тебе, Валерий, понравилось в творчестве писателя?
- Повесть Варенька Олесова.
- А почему?
Он помолчал немного, затем робко ответил:
- Потому, что вы на неё похожи, немного.
Лицо Светланы Александровны порозовело, она как бы засмущалась, но быстро овладела собой.
- Ну, ну. Может быть. Я не совсем хорошо уже помню эту повесть, надо будет просмотреть её снова.

Однажды, во время выпускных экзаменов, улучив момент, он спросил её:
- А можно, когда будут готовить выпускную фотографию, я стану рядом с вами?
Она посмотрела на него удивлённо:
- Вас всех сфотографируют отдельно, а затем фотограф оформит и общую фотографию, используя своё профессиональное мастерство и уже накопленый в этом деле опыт.
- А можно, я договорюсь с фотографом, чтобы он разместил мою фотографию рядом с вашей?
- Ну, если так получится, то пожалуйста, я не возражаю, - и она весело засмеялась.

На выпускном вечере он решился пригласить её на танец и, смущаясь, положил свою руку на её талию, но она отнеслась к этому спокойно. Валерий был высоким и физически развитым парнем и среди парней класса казался самым мужественным, возможно из-за того, что в школу пошёл с восьми лет.
Светлана Александровна поселилась жить в флигеле одного из частных дворов у одинокой пожилой женщины, Марии Николаевны, которая жила в доме, а флигель сдавала ей. Стоимость её проживания оплачивалась из бюджета школы.
Преподаватели уходили в летний отпуск, распоряжаясь им по своему усмотрению. Светлана Александровна собиралась через два-три дня уезжать на это время к своим родителям.

Перед отьездом она посетила поселковый клуб и после просмотра фильма не пожелала пойти на танцплощадку и пошла домой одна. Подойдя к дому увидела чью-то тень у столба с фонарём. На мгновение остановилась. Тень отделилась от столба и навстречу ей направился мужчина.
- Светлана Александровна, не бойтесь, это я, Валера.
Он подошёл к ней и протянул ей букет цветов.
Зачем это, Валера, и зачем ты сюда пришёл?
- Я узнал адрес, где вы живёте и решил посмотреть.
Затем замялся и уже тихо добавил:
- Вы мне очень нравитесь. я наверное в вас влюбился, если любовь бывает такой. И мечтаю на вас жениться.

Светлана Александровна тихо засмеялась:
- Валерий, у многих юношей в твоём возрасте такое случается. И ты ещё встретишь хорошую девушку, а возможно и не одну, как в жизни получится. У нас разница в возрасте пять лет, а в молодости это много значит.
- Четыре, - хмуро ответил он, - я с восьми лет в школу пошёл, мне уже девятнадцатый пошёл.
Она стояла и думала, сомневалась и боролась с собой. Затем ответила:
- Восемнадцать - это возраст зрелости. Тогда пойдём, посмотришь как я живу, в флигеле три маленькие комнаты - кухня, зал и спальня. Только тихонько. У Марии Николаевны свет уже не горит, но...

А у неё во дворе собаки нет?
- К счастью нет.
Они вошли во флигель. Она включила свет в кухне. Проходи в зал, Валера, я не буду включать там свет. Я скоро к тебе зайду. Только ты пока в кухню не заходи. (У Светланы Александровны только закончились критические дни и ей надо было привести себя в порядок).
Через некоторое время она зашла к Валерию.
- Пойдём со мной, кое-что поможешь сделать.
Повела его в спальню, но свет в ней так же не включила.
- Возьми матрас и аккуратно положи его рядом с кроватью на палас, а то в окно, возможно, что-то будет заметно.

У Валеры часто застучало сердце, но он повиновался.
- Давай перейдём с тобой на "ты", мы же уже не в школе. Светлана сняла туфли и стала раздеваться - сначала платье, а затем медленно и всё остальное. Валерий стоял как вкопаный. Если бы был свет, а не только его тусклое отражение с кухни, можно было бы увидеть, что он покраснел до самых ушей.
- Раздевайся, Валера. Одежду ложи на кровать, - сказала она спокойно. - Пора становиться настоящим мужчиной. Ты же этого хочешь?
- Хочу, - тихо ответил он и в его голосе ощущалось волнение.
Он быстро разделся до плавок.
- Разденься как я, полностью.
И он выполнил её просьбу.

- Обними меня, Валера, - прошептала она. - Крепче. Поласкай мою грудь, смелее. А теперь поцелуй её, и вторую.
Она взяла его за руку и увлекла на матрас.
- Теперь приласкай руками всю, до самых ног. А теперь здесь, между ног. Тебе приятно? Ты весь дрожишь. Успокойся. Ложись на меня. Давай свой инструмент. У, какой он у тебя, внушительный. Так не спеши, я подправлю. Так, глубже, ещё и до конца. Молодец. Не части очень, помедленее.
Через несколько минут Валера глубоко засопел, а она тихо застонала. Она ощютила как он прерывисто выбросил в неё свой заряд. Затем оба замерли и лежали, прижавшись телами друг к другу.
Через некоторое время она услышала его шёпот:
- А можно я немного ещё?
- Да можно, смотри какой ты молодец...

Одеваясь, Валера неожидано спросил у Светланы:
- Меня через неделю в армию призывают. Мне же восемнадцать, а я сам напросился; быстрее отслужу - быстрее вернусь. Прийдёте... прийдёшь меня проводить?
- Для меня это неожиданая новость. Я планировала послезавтра уехать к родителям на лето. Прийдётся здесь задержаться.
- Будешь меня ждать пока я отслужу?
- Ты лишаешь меня всякой свободы. Я ещё ничего не решила и поэтому ничего пока не могу обещать. Я напишу тебе в армию в скором времени.
- Я буду писать тебе каждую неделю. Если дождёшься - я буду носить тебя на руках, как королеву...

Дни после начала нового учебного года потекли у Светланы однообразно. Стала заедать скука. В школе, правда, она периодически общалась с Антониной. Но она уже ожидала ребёнка на ранней стадии и у неё были свои проблеммы. После работы Светлана не знала порой куда себя деть. Приобрела небольшой телевизор, старалась больше читать книг. На выходные дни иногда брала тетради школьников для проверки.
Хорошо, что с армии ей стал писать письма Валерий. Она сначала не отвечала на два его первых письма, но затем начала ему писать. Он попал в десантные войска и очень подробно, насколько позволяла секретность, описывал свою службу, стараясь чаще слать фотографии. А однажды в выходной день её посетила мама Валерия. Они познакомились и Софья Никитична пригласила Светлану почаще приезжать к ним в гости (развлечь Светлану просил в письме родителей Валерий) и Светлана пообещала.

Но порой потребность в мужчине сильно её беспокоила. Однажды в порыве повстречаться с каким-либо парнем она пошла поздним вечером бродить по улицам посёлка, но быстро возвратилась. Второй раз она всё-таки пошла на танцплощадку. Её пригласил танцевать долговязый парень, который затем усиленно пытался проводить её домой, но она его отшила.
- Люблю Валеру, я должна его дождаться, - внушала она себе.
Затем смогла приспособиться самостоятельно разряжаться в наиболее напряжённые дни. Она ставила перед собой фотографии Валеры и залезала рукой в свои трусики, которые быстро становились влажными в процессе мастурбации.

...Как долго тянулось время. Три с половиной месяца оставалось до конца службы Валеры. Но она чувствовала, что её нервы были на пределе. И вдруг в один воскресный февральский день он явился к ней в шинели и в шапке, с нашивками сержанта.
- Я уже не думал, что вообще смогу поехать в отпуск. А тут зам командира полка по политчасти вызвал и говорит "Да ладно, лучше позже, чем никогда. Поезжай всё-таки в отпуск на десять дней. Заодно подумай сам и поговори с родителями о предложении командования полка, чтобы ты продолжил службу прапорщиком".
- Так ты что, согласился, Валера? - спросила Светлана и лицо её сделалось напряжённым. - Я и со срочной службы тебя никак не дождусь.
Он обнял её крепко и тихо сказал:
- Я ещё не решил, но после трёх с лишним месяцев мы в любом случае будем всегда вместе.

Десять дней отпуска пролетели быстро, но это всё равно явилось отдушиной в тягостных ожиданиях. Все будние дни по вечерам и выходные дни Валерий провёл со Светланой. Были они и в кино и на танцах и в поселковом кафе. А две ночи он ночевал у Светланы во флигеле и они уже не стаскивали матрас на пол.
Когда Валерий снова уехал Мария Николаевна сказала, увидев Светлану:
- Ох, Светлана Александровна, я думаю, что вы осознаёте, что делаете.
... Солнечным днём в конце мая месяца Валерий Левченко отслужил весь срок и возвратился домой. Пообщавшись с родителями часок переоделся в гражданскую одежду, что нашёл подходящим, и словно бы на крыльях полетел к Светлане. Думал её застать в школе, но там сказали, что она недавно уволилась по собственному желанию. Пошёл к месту её проживания и увидел её во дворе, сидящую на скамейке в халате свободного покроя.

Когда открыл калитку она медленно встала навстречу. Он подбежал к ней радостный и, обняв, хотел поднять её на руки.
- Тише Валера, спокойней.
- Что случилось? В школе сказали, что ты уволилась.
Тут он вдруг посмотрел на её живот и вопросительно глянул в её глаза.
- Такие вот пироги, Валера, я теперь не одна.
- В каком смысле? - и его лицо сделалось серьёзным.
- Ну в том, что ты очень постарался в отпуске. В школе это стало бросаться в глаза, пришлось уволиться. Возмёшь меня замуж такую?

- При одном условии, что согласишься в будущем быть женой офицера. Мне снова дали отпуск на целый месяц. А затем я одену форму прапорщика и параллельно буду учиться заочно в высшем политическом училище, куда меня направляют от дивизии.
- И как же мы теперь будем?.. - спросила она немного беспокойно.
- А в лучшем виде. Я согласился на это только при условии, что они нам сразу дадут квартиру в новом доме военного городка, в пригороде областного центра. Так вот, ордер на новую двухкомнатную квартиру уже у меня, могу сказать адрес.
- Так ты, десантник, увозишь меня туда? - спросила Светлана и расцвела в широкой улыбке.
- Так точно. У нас есть месяц, чтобы порешать все дела. Расписаться в ЗАГСе вне очереди, это я беру на себя, погостить у моих и твоих родителей. И в путь. До центра города двадцать минут на троллейбусе или автобусе. Так что, когда ты надумаешь устроиться там в одну из городских школ - проблемм я думаю не будет. Это если я тебя после первого декрета не отправлю быстро во второй, - и он улыбнулся.

... Когда прапорщик Левченко приехал домой после дневной службы, то не стал звонить в дверь, а открыл её ключом. Разбувшись прошёл в зал, а затем в спальню. Взял стул и сел возле кровати, смотря на свою жену. Она лежала на спине, прикрытая тонким одеялом, рельефно обрисовывающим все изгибы её тела. Лежала и улыбалась во сне, а вокруг её головы по подушке светло-каштановым венцом раскинулись спутанные пряди волос. Вся она была такой красивой, соблазнительной, свежей и кожа её дышала волнующим его нервы ароматом женщины.
В окне лучи заходящего солнца ещё освещали стоящие на подоконнике цветы.
Левченко встал и тихо зашторил окно. Пусть проснётся сама. А пока пусть поспят - им двоим это полезно...

на эротическую страницу >