Возвращение к женщине

(секс с собакой рассказ)



Студент политехнического университета Виктор Ракитов, заканчивающий обучение на факультете промышленого и гражданского строительства, лежал на кровати в студенческом общежитии, а рядом, за столом два его товарища читали какую-то эротическую газету.
- Вот это да! Вот это девчонка даёт! Вот это экстремалка! Ха-ха! Фу, но это однако гадко. Я с такой не встречался бы, - высказал своё мнение один из его товарищей.
Виктора заинтересовала статья, которую читали ребята, и они дали почитать ему страницу, на которой она была напечатана. На Виктора она произвела неизгладимое впечатление. Она была очень длинной и, вообще, это была не статья, а письмо-исповедь девушки Татьяны о своей необычной жизни. Не вдаваясь в большие подробности и, кратко передавая содержание, письмо содержало информацию о том, как Таня лишилась девственности ещё в четырнадцать лет вследствие обмана и подлого надругательства над ней троих старших парней. Как после этого она стала ненавидеть всех парней и до сих пор живёт своей замкнутой жизнью, общаясь лишь с одной подругой. Как её мать, журналистка, часто бывающая в командировках и оставляющая её одну, подарила ей однажды маленького щенка, который затем вырос в очень крупного самца породы ньюфаундленд. По воле случая ( Таня побывала в гостях у подруги Ольги, у собачки которой в это время была течка и с которой она пообщалась) ей удалось приучить своего кобеля по кличке Монарх вступать с ней в интимную связь. Теперь четвероногий партнёр удовлетворяет её в любой момент, когда ей захочется, вливая в неё свою сперму. Ей это так приятно и сладко ощущать и это её сильно возбуждает до оргазма.
От подруги Ольги она узнала, что подобное письмо было опубликовано в газете ранее от одной студентки. А так как Таня всё-таки ощущает в некоторой степени своё одиночество, то она просит газету помочь ей со знакомством с этой студенткой.

Виктор замкнулся в себе и надолго задумался о прочитаном. А после принял авантюрное решение. Узнал адрес редакции, издающей эту газету, и однажды в свободное время посетил её с этим письмом, закодированым особым номером. Попросил дать адрес места жительства Татьяны, но ему наотрез отказались его давать, мотивировав отказ тем, что он совсем не является той студенткой, с которой хотела познакомиться Таня. И только соврав им, что уже сам почти заканчивает факультет журналистики и, что он имеет весьма благие и осторожные намерения переубедить её на лучшее отношение к особам мужского пола, он в конце-концов смог их уговорить.
Два вечера он околачивался вблизи подьезда дома, в котором жила Татьяна, но узнал таки, когда она выводит гулять своего большого пса и в каком месте она с ним прогуливаются. Этим излюбленым местом оказался недалеко расположеный сквер с тенистыми аллеями и клумбами красивых цветов.
Подготовился к встрече, приобрёв очень толстую книгу с красивыми картинками по собаководству, и в ближайший субботний вечер заблаговременно уселся на одну из скамеек возле аллеи, по которой должна была бы пройти мимо девушка с собакой.

Его рассчёты оправдались, девушка, ведущая на поводке, правда без намордника, пса, приближалась к его местонахождению. Он сидел, воткнувшись взглядом в открытую книгу, в которой ему удалось найти информацию о собачей породе ньюфаундлендов. Когда девушка поравнялась с ним, он, вроде бы случайно, обратил на них внимание.
- О! Какой большой, красивый пёс! Наверное он породы, о которой я как раз сейчас читаю. Девушка, какой породы ваш четвероногий друг?
Таня остановилась, внимательно посмотрев на Виктора и на книгу в его руках. Ей стало интересно узнать о каких собаках он читает и она, усадив пса по команде, подошла к нему и села на скамейку рядом.
- Да, именно эта порода, ньюфаундленд, вы не ошиблись. А вы любите собак?
- Очень. Кошек не люблю, а собак обожаю. Мечтаю иметь такого друга, но пока не имею такой возможности, заканчиваю университет и живу в студенческом общежитии.
- И кем же вы будете после окончания университета?
- Обыкновенным строителем. Профессия не очень романтичная, но серьёзная, мужская и, надеюсь, материально обеспеченая.
- Вы дальновидно планируете своё будущее.

- А как зовут вашего собачку и хозяйку, если не секрет?
- Его кличка - Монарх, а меня зовут Таня.
- А меня Виктор, приятно с вами познакомиться.
В это время пёс тихо зарычал, но она присекла его неблаговидное поведение.
- Вы часто здесь гуляете? Вам здесь нравится?
- Мы гуляем здесь по утрам и вечерам каждый день. Здесь уютно и вокруг много цветов. Так и хочется часть их унести в свою квартиру.
- А почему бы и нет?
- Ну, нельзя. Это ведь городские общественные клумбы. А за нарушение могут и наказать.
Виктор закрыл книгу, положив её на скамейку, и ринулся на ближайшую клумбу. Сорвал несколько красивых роз, пару раз наколовшись, и преподнёс их девушке.
- Что вы делаете, в самом деле, - произнесла она с испугом. Но взяла цветы. - Очень красивые и пахнут хорошо.

В это время пёс Монарх снова злобно зарычал и впился в левую ногу Виктора. Виктор закричал от неожиданости и боли. Девушка запаниковала, закричала на пса, но ей не сразу удалось его унять. Затем она оттащила его и зацепила поводком за одну из стоек невысокого металлического ограждения аллеи. Быстро вынула из кармана мобильный телефон и вызвала скорую помощь.
Всё это время Виктор не переставал стонать. Татьяна подбежала к нему, но не знала, как ей облегчить ему боль. Осторожно приподняла порваную псом штанину и чуть не впала в обморок, увидев кровь и большую рану от укуса.
Но вот уже на аллею вьехала машина с красным крестом и остановилась возле них. Водитель и медсестра подошли к Виктору, осторожно осмотрели рану и под руки повели его к машине.
- Это очень серьёзно? А в какую больницу вы его отвезёте?
Медсестра ответила ей, что ему прийдётся с недедю, а может и больше находиться на стационарном лечении, а укол и первичную обработку с перевязкой раны они уже сделают сейчас в машине. Сказала в какой больнице его можно будет найти и что нужно будет оформить справку от бешенства пса. Двери закрыли и машина быстро тронулась с места.

Татьяна возвратилась домой в возбуждённом состоянии. Это не осталось незамеченым её матерью. Она стала спрашивать дочь о том, что случилось и Таня ей всё рассказала. Положила на стол оставленую Виктором книгу.
- Это всё вышло очень нехорошо и ты полностью виновна, что не одела Монарху намордник. Таким образом он мог покусать кого угодно не один раз. Надо завтра же с утра поехать к парню и узнать как у него дела.
Утром следующего дня первой проведать его приехала Таня. Она вошла в палату, в которой вместе с ещё тремя мужчинами находился Виктор. Он лежал с перевязаной ногой, но уже не стонал и был спокоен.
- Как ты меня нашла? - удивился он.
- Медсестра сказала, когда тебя увозили. Как ты себя чувствуешь?
Он сделал неопределённое выражение лица.
- Я привезла тебе покушать и фрукты, а ещё книгу, которая осталась на скамейке.
- Большое тебе спасибо. Так неожидано всё произошло.
Он взял книгу и быстро поискал в ней что-то.

- Ты наверное ищешь это? - и она вынула из кармана вырезку из газеты с её письмом.
Виктор смутился и даже немного покраснел.
- Мне очень жаль, что я причинила тебе ужасную боль. Но, как у агента 007, у тебя вышел большой прокол. Теперь я всё понимаю и этот кусочек газеты я у тебя изымаю.
- Ты... ты не им-меешь права, - сказал он заикаясь. Это моя закладка в книге. Газету я покупал, платил деньги и это моя собственность.
- Я заплачу за газету в десятикратном размере.
- Это не продаётся ни за какие деньги. И по какой причине ты хочешь её забрать?
Она тоже немного покраснела, но молча возвратила ему вырезку.
- Что ты теперь обо мне думаешь? Ты меня презираешь?
- О чём это ты?
- Не прикидывайся валенком, ты сам знаешь о чём. Ну ладно, мне уже пора.
- Ты ещё прийдёшь меня проведать?
Не знаю. А ты хочешь этого?
- Очень.
- Я подумаю, - и она ушла...

После обеда его проведала мать Тани, очень приятная и общительная женщина. Рассказала вкратце как они живут с дочерью вдвоём и что муж ушёл из семьи, когда Таня была ещё ребёнком. Он оставил им квартиру, дачу и машину. Очень извинялась за несчастный случай и пригласила его в гости, когда он выздоровеет.
Виктор в основном слушал её. О себе он рассказал только вкратце. О Танином письме и о своём таинственом плане он не сказал бы в любом случае. И она тоже ушла.
За день до выписки Виктора из больницы Татьяна пришла к нему повторно.
- Зачем ты всё это придумал? - спросила она его серьёзно.
- Я очень хотел с тобой подружиться.
- Я не дружу с парнями.
- Я знаю, но может быть...
- И как ты хотел со мною дружить? Ходить в кино, на танцы? На ресторан, как я понимаю, у тебя, студента, денег нет? Это всё неоригинально.
- Ну, можно на выходные дни пойти в маленький турпоход с ночёвкой в палатке. Вечером и утром порыбачить. Ты была когда-нибудь на рыбалке? Раннее утро, от реки поднимается туман. Мы сидим с удочками, а за спиной горит костёр у палатки. Затем варим на костре уху...
- Нет, на рыбалке я никогда не была. Ты так всё красиво и интересно описываешь, что я, пожалуй, и соглашусь. Только если ты очень прилично и правильно будешь себя вести.
- Нет вопросов. Твои условия - для меня закон.
- Тогла по рукам.

Когда Виктор вышел из больницы, они, с Таней стали готовиться в турпоход. В гости в их квартиру он не пошёл - не хотел и брезговал встречаться с этим ревнивым псом. На выходные они выехали перед обедом автобусом за город к дачным участкам. Затем около часа шли пешим ходом к неширокой, но с очень прозрачной водой речке. Виктор нёс свёрнутую двухместную палатку за плечами и вёз на коляске два одеяла и рыбацкие принадлежности. Таня несла две недольшие сумки с едой и прочими вещами.
К речке примыкал небольшой луг, а за ним был лесной массив. Виктор быстро обустроил палатку, так как у него уже был в этом деле студенческий опыт. Всё было хорошо; синее солнечное небо, чистый воздух, тишина, только пение иволги у реки. Вечером немного порыбачили. Таня с отвращением смотрела, как Виктор копал червей и они, как маленькие змейки, ползали по банке. Был небольшой улов и они оставили рыбу в закреплённой сетке в воде у берега.
Когда начало темнеть развели костёр с дымком, чтобы отпугнуть комаров и поужинали тем, что взяли из дому. Посидели немного у костра и стали укладываться спать. Постелили в палатке тёплое одеяло на траву, а вторым решили укрываться.

- Мы что, будем спать вдвоём, как я догадываюсь, в этой тесной палатке? - спросила Таня.
- Нет попеременно. Один из нас будет спать, в то время как второй будет сторожить у костра от волков и медведей.
- Ты шутишь? - сказала она, сомневаясь.
- Конечно шучу, но другого варианта нет.
Они улеглись в палатку в спортивных костюмах, прижавшись друг к другу. Он положил рядом с собой походный топорик.
- Зачем это?
- На всякий случай.
- Однако немного тесновато.
- Зато теплее.
- Ты как будешь спать на спине или на боку? Ты на спине не храпишь?
- Не храплю, но лучше бы на боку.
- Попа к попе? - и она засмеялась.
- Как скажешь, давай в одну сторону.
- Какой хитрый, хорошо, будь по-твоему.

Она легла внутрь спиной, а он к ней передом. Рукой обнял её за грудь.
- Ну вот, начинается. А говорил, что хорошо будешь себя вести.
- Так ещё теплее спать, но если возражаешь - я уберу.
- Ладно, но только не более того. Но я вроде бы чувствую у своей попы твой кочанчик.
- Ну куда я его дену, давай прикрою рукой, - он положил вторую руку кистью межде своим пенисом и её попой.
- Вот так лучше. Ну давай спать.
И они уснули.
Рано утром Виктор стал будить Таню на утренний клёв рыбы. Она не захотела вставать.
- Мне ещё хочется поспать. Иди сам.
Когда он вылазил из палатки она сказала недовольно спросонья:
- Ну, не уходи. Я так с тобой хорошо согрелась.
Через некоторое время она услышала словно бы петушиный крик. Нехотя вылезла из палатки и увидела недалеко на лугу среди редкого тумана двух больших птиц. Одна из них снова издала хрипловатый крик, как у молодого сельского петуха, который только учится петь. Возле палатки уже был разведен костёр и Виктор куховарил над котелком, из которого уже шёл аромат почти готовой ухи. Она подошла поближе к костру, чтобы согреться.

- Эти птицы, это павлины? Ой, нет - наверное глухари?
- Да нет, это фазаны. Вон тот, который кричит, расцветкой покрасивее - это самец, то бишь петух, а та поменьше, серенькая - самка, то бишь курица.
- Всё-таки природа несправедлива, и эдесь она обижает самок, наделяя самцов лучшим опереньем.
Она подняла руки вверх и после сна потянулась как кошка.
- Всё же под утро я продрогла одна.
Он подошёл к ней и, обняв, крепко прижал её к себе.
Она вопросительно посмотрела ему в глаза, а в её глазах он не увидел запрета. Нежно он поцеловал её долгим поцелуем.
- Сейчас будем завтракать, возьми одеяло и садись поудобнее.
Виктор наполнил две алюминиевые миски ухой из котелка. От них исходил пар и пахло дымком. Они медленно начали её сьёрбать, так как она была очень горячей. Туман над рекой рассеялся и над ней появилась небольшая бледная радуга.
- Смотри, радуга. Дождя нет, а радуга есть, - сказала она удивлённо.
- Так иногда бывает.

Из леса выбежало грациозное животное, испугнув птиц, и они улетели. Таня смотрела заворожённо.
- Кто это, олень?
- Это молодая косуля.
- Какая изящная.
Косуля обратила внимание на костёр и их присутствие и снова скрылась в лесу. После завтрака они ещё посидели у костра. Затем Таня пошла на луг и нарвала букет каких-то красивых луговых цветов, а Виктор начал складывать палатку. После приготовлений они направились в обратный путь в направлении дачного массива.
- Мне было хорошо с тобой и интересно, спасибо тебе, - сказала Таня. - А какая программа ожидает нас на следующие выходные?
- Я хочу предложить тебе поехать на пляж у водохранилища, на участок дикого пляжа, на котором часто отдыхают нудисты.
-У-у-у, на это тоже интересно посмотреть. Я, наверное, снова соглашусь...

И на следующие выходные они действительно поехали туда электричкой. Подходя к пляжу увидели небольшую группу мужчин и женщин, идущих впереди, полностью обнажённых, мелькающих голыми попами. Свернули направо, поближе к воде и встретили выходящих на берег мужчину и женщину, так же полностью обнажённых. У неё было отчётливо видно тёмное женское лоно, а у него между ног болталась его мужская гордость.
- Как необычно, - сказала Таня и немного смутилась. - Они что, полностью раскрепощённые?
- В таком виде они выбрали свой способ общения на девственной природе.
Жара постепенно усиливалась. Виктор с Таней нашли маленькую полянку среди кустов, расстелили на песчаной почве одеяло и, раздевшись он до плавок, она до купального костюма, начали загорать.
- Надо намазаться кремом для загара, - сказал он и взял нужный тюбик.
- Давай сначала я тебя, - сказала она, - и выдавив немного содержимого из тюбика начала очень нежно растирать ему спину.
Он вздрогнул, ощутив прикосновение её нежных пальцев.
- Тебе хорошо?
- Очень.
- Перевернись, я намажу твою грудь.

Он перевернулся и она стала втирать крем в его в общем-то красивую грудь. Он млел. Руками она дошла вниз до его плавок.
О, а твой кочанчик очень сильно вырос. Ему наверное там очень тесно?
Она осторожно прикоснулась к нему рукой через плавки. У Виктора вырвался глубокий вздох.
- Что, уже очень хорошо? Сними плавки я хочу посмотреть на него, - и попыталась сама их снять.
Он приподнял таз и вместе у них это получилось. Его член стоял, полностью готовый на подвиги.
-У-у, какой он красивый и гордый.
Она взяла его рукой, освободила головку, затем стала медленно делать поступательные движения рукой вниз-вверх. Из маленькой щели головки показалась капелька. Виктор прервал её игру своей рукой.
- Не надо больше, иначе... Давай теперь я тебя разотру.
Он также стал втирать крем в её спину, нежно массируя её ключицы, как заправский массажист, а затем делать эротический массаж, опускаясь всё ниже. Она издала какие-то звуки, похожие на мурлыкание кошки.
- Где ты так ловко научился делать массаж?
- Перевернись теперь на спину.

Она повиновалась. Он мягко начал процедуру с её грудей. Они быстро отвердели, а соски стали острыми. Виктор прикоснулся нежно к ним губами и немного пососал. В блаженстве она начала постанывать. Целуя он опускался по её телу всё ниже, до пупчика на её животе, а затем до плавок.
- Надо снять плавки.
- Зачем? - прошептала она, хотя сама знала ответ.
- Так не честно, ты же сняла их с меня.
- Ну хорошо.
Он начал ласкать её лобок лёгким прикосновением пальцев руки, а затем губами. Попытался немного раздвинуть её ноги. Она согласилась. Стал ласкать губами внутрение участки её бёдер возле открывшегося интимного места. Затем остановил ласки. Она почувствовала это.
- Ты брезгуешь? Ты подумал, что мой пёс.., я уже прекратила с ним свои игры, - сказала она немного хрипловатым и волнующимся голосом.
- Молчи, - прервал он её и ладонью руки легонько и кратковременно прикрыл её рот.

Снова продолжил ласки теперь уже увлажненной вагины, изощрённо, как только позволяла его фантазия - пальцами рук, губами, языком, проникая глубоко внутрь, посасывая её набухший клитор. Она в свою очередь взяда рукой его член и начала онанировать. Возбуждение быстро возрастало, дыхание обоих стало глубоким. Вот они оба тихо застонали. Она негромко вскрикнула, а из его члена брызнула сперма, поток которой она направила себе на живот...
Затем они замерли и очень долго лежали, тесно соприкасаясь своими телами.
- Хотя я и осознаю, что ты удачно претворяешь свой задуманый план, но мне всё равно изумительно хорошо с тобой сейчас, - сказала она тихо и задумчиво.
- У меня уже нет никакого плана. Я беспомощно плыву в форватере твоего женского обаяния, твоей красоты и нежности.
- Ты помог мне сейчпс сделать для себя важное открытие - оказывается не все мужчины одинаковы в своих отношениях к женщинам. В следующий раз я, наверное, смогу отдаться тебе до конца. Я, кажется, готова к этому.
- Я буду очень рад...

Но через неделю их надеждам не суждено было сбыться. Она позвонила по телефону и сказала, что у неё преждевременно начались критические дни вследствие, как она предполагает его стимулирующим ласкам. Кроме этого ей пришло извещение, что надо явиться в субботу на первое ознакомительное занятие подготовительных курсов, на которые она записалась для подготовки к поступлению в университет.
- Монарх, как назло, прямо таки взбесился, учуяв мои интимные проблеммы. Сейчас я его выгуляю и уеду в университет, оставив его дома одного, потому что мама и сегодня уехала в свою редакцию, у неё какая-то срочная работа.
Виктор почувствовал опасность, что все его старания относительно Тани могут пойти прахом. Этот кобель по-прежнему стоял у него на пути. И Виктор решился срочно поехать к её маме. По его настойчивой просьбе его пропустили к Елизавете Алексеевне. Она увидела его и удивилась.
- Виктор? Почему ты здесь? Я думала, что ты снова вместе с Таней отправитесь куда-нибудь развлечься.
- Мне надо с вами серьёзно поговорить. У Тани начались критические дни, простите за мою такую детальную осведомлённость. Но сейчас.., я просто не знаю, что предпринять.

- Что же случилось? - спросила Елизавета Алексеевна и на её лице появилась озабоченость. - Уж не наглупостничали ли вы вместе? Да нет, если говоришь критические дни. Я слушаю тебя.
Он молча достал вырезку письма из газеты и, развернув её, отдал ей в руки.
- Я, возможно, буду выглядеть подлецом, но сейчас вы должны это прочесть.
Она стала читать это длинное письмо и хотя читала быстро, но на это ушло не менее пяти минут. Он ждал и его уже гложили сомнения, что ему, наверное, не стоило этого делать.
Наконец Елизавета Алексеевна оторвала глаза от газеты. Её лицо стало очень серьёзным и Виктору показалось, что она как-будто внезапно немного постарела.
- Ты хочешь сказать, что... Ну да, всё сходится: её имя в конце письма, название города, краткая информация о нашей семье, о моей профессии, порода кобеля и его кличка... О боже, какой ужас!
Ей сделалось плохо.
- Что вам дать, валериану или валидол? - быстро спросил он и протянул их ей, достав одновременно из пакета малую бутылочку с минеральной водой.

- Давай и то и другое. Теперь я поняла как ты познакомился с моей дочерью. Она тоже знает, что ты в курсе её дел?
Он молча кивнул.
- Но мы уже перешагнули через этот барьер. Если бы сейчас не ваш пёс...
- Да, да. Нужно что-то срочно предпринять. Но что?
- Если бы его изолировать, отправив на случку с какой-нибудь сукой его породы. Это было бы оригинальным решением.
- Постой, сейчас посмотрим этот раздел о животных во всех свежих газетах по компьютеру.
И она лихорадочно стала нажимать на клавиши клавиатуры. Виктор долго сидел, ожидая, и его даже начало клонить в сон.
- О! Вот, нашла! Сейчас позвоним по указаному адресу, - и стала набирать номер по мобильному телефону. Затем поговорила с кем-то и выключила телефон. - Всё отлично складывается. Самка ожидает спаривания и её хозяева сейчас дома и готовы нас встретить. Правда это в пригороде, ехать прийдётся долго. Ну так что, едем прямо сейчас?
- Вы хотите взять туда и меня? Но я не очень дружен с вашим псом, вы же помните.
- Да, да. Но я обязательно одену ему намордник и посажу на заднее сидение.
И они поехали...

Местом их назначения оказалась трёхэтажная роскошная вилла. Большая примыкающая к ней территория включала часть лесного массива. Хозяева жили здесь постоянно и летом и зимой. По видимому это были зажиточные люди и наверняка содержали прислугу.
Хозяйка в шикарном халате, ухоженая блондинка средних лет, вышла им навстречу, ведя на поводке свою такую же большую и красивую, как и Монарх, собаку. Познакомились и немного поговорили.
- Ваш мальчик тоже очарователен. Он будет прекрасным партнёром нашей Джесси, надеюсь на это, и у них будет хорошее потомство. Вы как, будете ожидать или оставите его до завтра? Мы дадим вам самого лучшего щенка из их помёта.
- У нас вот какое дело, - начала издали Елизавета Алексеевна. - Мы собираемся отсюда уезжать, притом очень далеко. Мы вообще хотим отдать Монарха так сказать в добрые руки. Если вы согласитесь, мы могли бы оставить его вам навсегда.
- Ум-м, это неожиданое предложение, но интересное. Мы подумаем, но, наверное, ответ скорее всего будет положительным.
Всё это время Монарх уже был слишком возбуждённым, услышав пригласительный запах самки. С разрешения хозяйки виллы они отпустили его с поводка, что сделала и хозяйка, и собаки устремились бегом в глубь деревьев, начав свою интимную игру...

Елизавета Алексеевна с Виктором возвращались домой.
- Всё складненько вышло. Теперь бы успокоить Танюшу и направить её на путь истиный. Надо ей позвонить.
Она набрала номер её телефона.
- Танюша, ты где? Ты уже дома или ещё в университете? Что ты говоришь? Где Монарх? Тут понимаешь какое дело, я просматривала на работе свежие газеты и на глаза попалось обьявление. Я отвезла его на случку с подругой, самкой такой же породы. Что ты говоришь? Дать телефон Виктору? Гм-м, а откуда ты знаешь, что он рядом? Элементарно? Хорошо, даю.
- Да, Таня, я тебя слушаю.
- Ты предал меня, ты всё рассказал моей маме. Я больше не хочу тебя видеть, - и она выключила свой телефон.
Елизавета Алексеевна по лицу увидела реакцию Виктора.
- Ничего, ничего. Не волнуйся - всё образумится. Её истерика пройдёт. Этот узел всё равно надо было когда-то разрубить. Я, к сожалению, послезавтра снова уезжаю в командировку, её нельзя отложить. Но к этому времени я основательно с ней поговорю и постараюсь внушить ей правильные мысли. Хорошо бы было, если бы и ты как-то присмотрел за ней, чтобы она, как говорят, не наломала в это время дров.
- Я попробую, если у меня получится, но сами, наверное, слышали...

Уезжая в командировку мать обрабатывала дочь.
- Танюша, ничего страшного не произошло. Ну бывают ошибки молодости и не только у тебя. Выход, конечно, нашла не самый лучший, к тому же не очень гигиеничный. Можно было мастурбировать, использовать искусственный членчик. Но Виктор хороший мальчик, просто очаровательный. Он тебя не пожалел, он тебя очень любит и наверное сейчас очень мучается. Ты должна его простить.
- Куда вы отвезли Монарха? Я должна знать.
Узнаешь, позже. Ему сейчас не до нас, он занят своим мужским, ну то есть кобелиным делом, инстинкт природы, понимаешь. Когда я вернусь домой через три-четыре дня мы обязательно к нему поедем. Ты уже будешь в нормальном состоянии, да и он успеет выполнить свой отцовский собачий долг. Но лучше бы ему остаться там, на природе, постоянно рядом со своей подругой.
На следующий день Елизавета Алексеевна уехала.

Виктор не знал, как ему подойти к Татьяне. Позвонить ей он не решался, после того, как она его отшила. Второй вечер он сидел на скамейке у её дома и обдумывал свои дальнейшие действия. В это время Таня просто выглянула в окно и неожидано увидела и узнала его. Она подумала, а затем позвонила ему по телефону:
- Витя, что ты там сидишь и мёрзнешь. Я сижу одна в трауре и мучаюсь. После завтра приезжает моя мама. Поднимайся ко мне наверх.
- А ты простила меня?
- Да, но первый и последний раз.
Он пришёл к ней и она встретила его своими обьятиями.
- Я без тебя уже не смогу существовать, ты мой самый единственый, самый славный, самый родной человек.
Эту ночь он остался у неё до утра. И эта ночь стала самой сладкой и волшебной в их жизни. В ней они позволяли друг другу всё, что желали...
- Ты знаешь, раньше, в определённые моменты жизни я иногда думала, что возможно мне надо было родиться сучкой. А теперь я чувствую, что снова возвращаюсь к себе, как к женщине, - сказала она перед утром.
- Давай больше никогда не касаться этой темы.
- Давай, больше никогда, - и она тесно прижалась к нему...

Когда Елизавета Алексеевна вернулась домой они вместе поехали на виллу проведать Монарха. Хозяева были наверное внутри дома, а собаки бегали по участку. Таня позвала Монарха и он её услышал. Его радости не было границ. Он подбежал к ней и через металлическую сетку высокого ограждения стал лизать её руку. Следом подбежала и его лохматая подруга, трогая его по холке своей большой лапой. Монарх оглянулся на неё и по его почти человеческим глазам можно было понять, что он растерялся между двумя родными ему существами.
- Ну что, Монарх, прощай дружок, - и на глазах у Тани появились слёзы. - Больше мы наверное не увидимся или увидимся не скоро. Надеюсь, что тебе здесь будет хорошо, с твоей новой подругой. Я желаю вам счастливой жизни.
Она резко повернулась и почти побежала назад, к машине.
И в это время пёс очень страшно завыл. Таня быстро села на заднее сидение рядом с Виктором.
- Поехали отсюда быстрее, - и она разрыдалась.

Машина резко тронулась с места, набирая скорость. Елизавета Алексеевна утешала её как могла.
- Ну что ты, моя девочка, - уговаривала она дочь, - не рви своё сердце. Он остаётся в своей собачьей стихии. У них скоро появятся щенки и он ещё несколько раз будет становиться отцом. Позже, я тебе обещаю, мы приедем сюда ещё и, может быть, возмём ещё щеночка, очаровательную девочку.
- Да, девочку.., возмём, - всхлыпывая говорила Таня. - Я тоже хочу иметь девочку.
- Ну так в чём проблемма? Вы с Виктором скоро поженитесь. У собак короткая жизнь, а у вас будет длинная. И у вас будут дети.
- Будут. Хочу детей, девочку и мальчика, - немного успокоившись уверенно говорила Таня.
Виктор прижал её к себе, платочком вытирая её слёзы и целуя её в щёчку. Елизавета Алексеевна уверено и внимательно вела машину. На серце у неё было радостно и она улыбалась...


* * * * *


На этом эту историю можно было бы и закончить. Но судьба распорядилась по иному. Через месяц Виктор с Таней поженились. Он закончил университет с красным дипломом и устоился работать в авторитетную строительную фирму прорабом. Ему очень повезло, что как женатому молодому специалисту выделили двухкомнатную квартиру в новом микрорайоне не очень далеко от места, где жила мама Тани. Таня поступила в университет на педагогический факультет. Елизавета Алексеевна согласилась поменять свою трёхкомнатную квартиру на двухкомнатную зятя, решив, что с перспективой расширения семьи им будет нужна квартира побольше. Жизнь шла своим счастливым ходом.
Но вот однажды Виктору на работу позвонила его тёща. Она сообщила, что ей в свою очередь позвонила хозяйка виллы и поинтересовалась, где они в настоящее время проживают. Узнав, что они пока никуда ещё не переехали, передала неприятное известие, что с псом Монархом в последнее время творится что-то неладное. Он стал аппатичным ко всему, почти перестал есть и сильно похудал. Ветеринар предположил, что у него собачья депресия и сказал, что у него может наступить летальный исход. Она попросила, что, если они могут, приехать к ним, посмотреть на пса и вместе посовещаться - что делать?

Елизавета Алексеевна хотела поехать туда с Таней, но затем решила, что поступает неправильно и попросила Виктора присоединиться к ним.
В ближайшие выходные они приехали на виллу. Хозяйка провела их к Монарху, который лежал в вольере возле большой будки, положив голову на передние лапы. Его тусклые глаза были безразличными ко всему. Недалеко, в другой будке была видна морда сучки Джесси и оттуда слышался визг щенков.
Таня окликнула Монарха, но он только посмотрел на неё, не поднимая головы. У неё на глазах появились слёзы. Подошёл ближе к псу в открытый вольер и Виктор. Неожидано Монарх поднялся и пошёл ему навстречу.
- Ну, ну, - испугано сказал Виктор и попятился назад.
За два-три метра до него пёс снова лёг и стал ползти к Виктору, скуля. Виктор был ошеломлён и стоял на месте. Монарх дополз до его ног и положил на них свою голову. Затем стал лизать ноги Виктора, снова скуля. У Виктора дрогнуло сердце. Хозяйка виллы удивилась.
- Вот это да. Инстинкт инстинктом, а собачья верность людям - другое дело. Он просится, чтобы вы его забрали и почему-то именно у молодого человека.
Виктор нагнулся к нему и, преодолевая свой страх, погладил пса по голове.
- Ну что с тобой делать, дружище? Я понимаю, что в этой ситуации виноват не ты. Но я могу взять тебя с одним условием, что это моя женщина, - и он указал рукой на Таню.

Пёс встал, чудно помотал головой, издав какие-то собачьи звуки.
- Ну хорошо, тогда пойдём со мной.
- Витя, ты правда хочешь его взять?! - воскликнула Таня.
- А что я могу поделать, иначе вся вина в его смерти будет лежать на мне.
Они вместе с псом пошли к машине. Первым на заднее сидение сел Виктор, за ним Таня и третим запрыгнул Монарх.
- В тесноте - не в обиде, - немного недовольно сказал Виктор.
Елизавета Алексеевна посмотрела на пса и сделала своё заключение:
- Мне кажется, что у него появился какой-то блеск в глазах. Ну, что поделаешь, я буду забирать Монарха на выходные дни и дополнительно, когда будет надо, к себе, чтобы он вас не смущал. Но я всё равно буду часто приходить к вам в гости.
Она завела машину и все поехали.
Таня радовалась и её лицо сияло от удовольствия.
- Мои родные мужчины, - весело сказала она.
Виктор посмотрел на неё строгим взглядом.
- Витенька, ты не так меня понял. Я буду верна только тебе до самого конца жизни. Ты должен верить мне.
Она нежно поцеловала мужа в щёку и повернувшись погладила по голове пса.


* * * * *


Теперь с псом Монархом в выходные дни общается Елизавета Алексеевна. Она перешла в редакции газеты на другую должность, менее оплачиваемую, зато без командировок. Периодически она подыскивает псу возможные варианты для случек с суками его породы, с учётом того, что он остаётся главным партнёром собаки Джесси.
Таня выгуливает пса по утрам в будние дни. А по вечерам, когда она готовит ужин, эта обязаность лежит на Викторе. Он выводит Монарха на улицу на поводке:
- Пойдём, мужик, подышим свежим вечерним воздухом.
И ведёт его в тот сквер, где однажды так необычно свела их судьба...

на эротическую страницу >