Бес в ребро

(красивая эротическая история)



Анастасия Семёновна задержалась у большого зеркала в прихожей, разглядывая свои немножко обозначеные морщинки под глазами и поправляя причёску.
- Что это ты, мамочка, любуешься собой? Неужели решилась понравиться приглянувшемуся тебе мужчине? - весело спросила её дочь Полинка.
- Всегда ты шутишь, доченька. Не те уже мои годы, чтобы на мужчин засматриваться.
- Ну, что ты мама, ты же ещё не старая, всего каких-то пятьдесят два года. Семь лет прошло, как отец погиб, а ты всё одна, хотя несколько раз могла бы снова выйти замуж. Предложения же от мужчин были. Папку уже не вернёшь. А ждать по пол года Геннадия Петровича, когда он возвратится из своей экспедиции, сущая нелепость.
- Да я вот хотела с тобой посоветоваться. Я сегодня, когда ехала в автобусе, обратила внимание на большое обьявление или рекламму, не знаю как правильнее, на стене городского дома культуры. Раньше как-то не замечала, а сегодня почему-то обратила на него внимание.
- А что за рекламма, мамочка?
- Да приглашают по субботам на вечера отдыха людей кому за пятьдесят. А одна женщина в автобусе рассказывала своей соседке, что она уже несколько раз там была и что это очень интересно.
- Ну так в чём же дело? И ты бы пошла, посмотрела, чего дома томиться?

- Да мне как-то неловко туда одной идти, немножко страшусь. Ну зайду я вовнутрь, куда дальше идти, как дальше себя вести? Ни знакомых, ни подруг. Вот если бы пойти туда с кем-то. А давай мы пойдём туда с тобой, доченька? Ты побудешь возле меня хотя бы вначале, немножко, а затем пойдёшь домой или гулять со своими подругами.
- Ты это серьёзно, мам? Что я там среди вас делать буду? Будете вспоминать свои прошедшие годы юности, танцевать вальс или польку и что-то подобное. Скучно. У нашего поколения совсем другие нравы и интересы.
- Ну я тебя прошу, помучайся немножко один раз, ради своей матери, мы же любим друг друга?
- Ну хорошо, считай уговорила. Надо только подумать в чём мне туда пойти, чтобы я не напугала почтенное общество короткой юбкой. Тебе мама проще по этому поводу. В какое время проходят эти вечера?
- Да вроде бы с шести до девяти часов вечера.
- Тогда готовься мамочка - посети парикмахерскую, сделай маникюр, педикюр.
- Ну вот ещё, педикюр, хотя прийдётся, а я давно это не делала, - и Анастасия Семёновна вздохнула.

Анастасия Семёновна с дочерью подходили к дворцу культуры в седьмом часу вечера.
- Мамочка, ты выглядишь просто супер, я не помню, когда я видела тебя такой красивой. Ты неприменно сразишь всех одиноких мужчин, если такие там конечно будут. Только не будь такой скованой. Расслабься и всё будет хорошо.
- Да я почему-то самой себя стесняюсь. Посмотрела в зеркало дома - вроде бы это и не я, а другая женщина. Я наверное с макияжем перестаралась. Визажист спросил меня, какой я бы предпочла, тёплый или холодный и я почему-то выбрала холодный. Но он сказал, что он так же хорошо подчёркивает привлекательные черты моего лица.
- Ты выглядишь великолепно, мам. А я вот не сильно старалась себя приукрасить и юбку надела короткую, потому, что длинных нет. Не пойду же я с тобой в джинсах, хотя с девчонками и парнями на дискотеку пошла бы.
Они вошли в здание. Спросили у дежурного куда им идти дальше и через пару минут вошли в один из двух имеющихся в ДК залов. Там уже находилось довольно много пожилых людей и атмосфера их общества была оживлённой. Интерьер зала был приятным. Он уже освещался большой красивой люстрой в центре потолка и дополнительными ажурными светильниками по стенам. У окон стояли большие вазоны с цветущими и красивыми декоративными цветами.

В одном углу зала находился лоток, с которого торговали книгами и возле которого толпились немного людей. В другом была красиво оформленая деревяная лакированая витрина с надписью вверху "Предметы культа советской эпохи", у которой так же стояли немного людей. Анастасия Семёновна хотела подойти к книгам, но Полина за руку дала ей понять, что хочет подойти к витрине. Интересные предметы, собраные участниками вечеров не для продажи, а в качестве наглядных пособий, немного поразили её. Здесь они увидели настоящий примус "Шмель", большой кипятильник тех времён, теперь уже антикварную плёнку-пластинку с песнями Элвиса Пресли, отбеленые джинсы "варёнка", почти новые начищеные кирзовые сапоги. Были так же тюбик клея БФ, чек на получение товаров стоимостью двести пятьдесят рублей, зелёная бутылка из-под спирта "Royal", магнитофон "Электроника-302", упаковки ротфронтовских апельсиновых жевачек, холщовая из мешковины пакет-сумка с верёвочными ручками с чёрным трафаретом Че Гевары, а так же другие предметы.
- Прикольно, и у каждого предмета безусловно есть своя история. Я думаю, мама, что здесь могда бы находиться и папина "Спидола".
- Мы поразмыслим об этом позже, - спокойно сказала Анастасия Семёновна.

Полина заметила, что ими заинтересовались сразу два мужчины, стоящие один с правой стороны, а второй с левой.
- Мама, за тобой уже следят сразу два мужчины. Да не тушуйся ты, вон даже через макияж видно, что ты покраснела.
Неожидано внимание присутствующих привлёк голос мужчины, обьявившего, что начинается музыкальная программа вечера. К центру одной из стен подошли четверо других мужчин и заняли места за музыкальными инструментами, на которые Полина с матерью сначала не обратили внимание. По залу полилась красивая спокойная музыка, заполняя его. Живая музыка так же удивила Полину, на их дискотеках её не было. И первым же танцем обьявили "белый танец". Дамы стали приглашать кавалеров, а Анастасия Семёновна стояла растеряно. Но вот к ним с двух сторон стали подходить сразу двое мужчин. Один, с маленькими рыжеватыми усиками опередил представительного брюнета и прямо из под его носа увёл танцевать мать. Брюнет стоял растеряно, а затем пригласил на танец Полину.
- Не откажите, хотя бы на один танец, - и взяв её за руку повёл к центру зала. Полина немного засмущалась, но она была бойкая девушка и это её немного раззадорило. Мужчина был на голову выше неё, довольно стройный и даже симпатичный для своих лет. Его густые чёрные волосы только кое-где покрывала лёгкая седина. Танцевал он очень хорошо, ловко подстраиваясь под движения партнёрши и находясь на допустимом расстоянии между ними.

Не изволите ли назвать своё имя, юная леди? И давайте познакомимся. Меня зовут Павел, Павел Анатольевич, а вас?
- А меня Полина, - ответила она, чувствуя, что это становится забавно.
- Очень красивое имя, редкое, но красивое.
- Спасибо за комплимент.
- Нет, это правда. А годков вам сколько?
- Восемьнадцать, а вам?
- Ах, не будем об этом, - сказал он и вздохнул.
- Нет, ну так не честно, я же сказала сколько мне лет - скажите и вы.
- Пятьдесят пять, - ответил мужчина тоскливо.
Танец закончился и Павел Анатольевич отвёл девушку туда, откуда он пригласил её танцевать. Мать с ухажором, который не отпускал её и о чём-то оживлённо ей рассказывал, находились неподалёку. Анастасия только переглянулись с дочерью. Павел Анатольевич пригласил Полину посидеть в буфете и она согласилась.
- Хотите чем-либо перекусить? - поинтересовался он у девушки.
- Нет, я не голодна.
- Тогда может вкусное мороженое с шоколадом и клубничным вареньем, а так же лимонад. Вино не предлагаю.
- Ну, это можно, не откажусь.

- А признайтесь, вы хотели пригласить танцевать мою мать.
- Да, хотел, но не успел, этот выскочка с рыжими усами... У вас очаровательная мать, давно хотел встретить такую женщину. Как зовут вашу матушку?
- Анастасия.
- Тоже красивое имя, наверное в детстве её звали Настенька.
- Не только в детстве, так её звал и мой отец.
- А почему звал?
- Он погиб в заводской лаборатории при испытании какого-то нового химического продукта.
- Извините, что я затронул эту больную для вас тему.
- А у вас есть семья?
- Была, жена с дочерью погибли во время крушения парома шесть лет назад.
- Вот как, ну вы меня тоже извините.
Затем Полина встала со стула.
- Мне пора уходить. Извините Павел Анатольевич, но я пришла сюда не надолго. А вы оставайтесь, возможно вам удастся отвоевать мою мать у соперника.
Она покинула буфет, подошла к матери, сказала, что уже уходит домой и вышла из ДК.

Пройдя несколько метров услышала за собой мужской голос:
- Полина, а давайте я проведу вас домой?
- Обернулась с удивлением и увидела Павла Анатольевича.
- Это уже смешно, - сказала она ему, - это уже будет перебор.
- Я просто подумал, что уже темнеет, а вам идти одной через парк. Возможно вы боитесь. А может вы боитесь меня?
- Да не боюсь я, ни вас, ни идти одной. Но если вам так уж хочется, то проводите до автобусной остановки.
Они пошли рядом, он чёткими, слегка тяжеловатыми шагами, а она лёгкой, пружинистой походкой, словно бабочка летела. Казалось, если бы не он, то она была бы уже далеко впереди. Ему так приятно было идти рядом с такой молоденькой говоруньей и в его душе словно бы потеплело.
- А чем ты сейчас занимаешься, работаешь, учишься?
- Учусь на первом курсе универа, на факультете журналистики, а мама работает штатным переводчиком с английского в одном издательстве. Заранее вас информирую, вы же всё равно захотите узнать и о ней. А чем занимаетесь вы?
- А я - владелец и директор небольшого, но успешного издательства. А фамилия мамы, ну и твоя какая?
- Давыдова.
- Нет, не встречал. Ну, в нашем городе несколько известных издательств.

Они шли не по центральной аллее парка, а по его окраине. Полина заскочила на ограждение в виде невысокой бетонной стенки и шла по ней на каблуках, а он с изумлением наблюдал за её маленькими шалостями и его сердце билось тревожно и одновременно радостно. Вот она потеряла равновесие и неожидано, повернувшись, опёрлась на Павла, так, что их груди тесно соприкоснулись. У него перехватило дыхание, он машинально обвил её своими руками и так стоял, млея от прекрасных ощущений, слыша как бьются её сердце и его тоже. Стоял не шевелясь. Она словно бы пронзила его тело твёрдыми вершинками своей упругой девичьей груди.
- Вы думаете выпускать меня из своих тесных обьятий? - спросила она его.
- Сейчас, сейчас, моё хрустальное сокровище, ещё чуть-чуть. - и медленно разомкнул свои руки. - Если бы я только был молод, а ты бы была моей - я бы всё время носил тебя на руках.
- А сейчас уже слабо? - и она улыбнулась.
Это "заело" его. Он подхватил её своими сильными руками и понёс по боковой аллее парка. Нёс долго, а затем опустился с ней и сел на одну из стоящих у аллеи скамеек. Полина оказалась сидящей на его коленях и явно ощущала большое напряжение в брюках его мужского органа и чуть покраснела. Рядом не было никого, только поблизости, через две скамейки сидела молодая парочка и целовались.

На небе показались звёзды и ярко светила почти полная луна.
- Какое красивое небо. Неужели когда-то человечество не сможет больше наблюдать это? - сказала она, чтобы немного разрядить обстановку.
- Вполне возможно, - задумчиво произнёс он. - Ведь по информации учёных-астрономов пути движения нашей галактики "Млечный путь" в будущем непременно пересекутся с траекторией движения большей по обьёму галактики, нашей соседки "Туманность Андромеды", приближающейся к нам примерно со скоростью триста киллометров в секунду.
- И когда же это произойдёт?
- Очень и очень не скоро. Гораздо быстрее перестанет существовать наше светило Солнце и Земля вместе с ним.
- Вы так хорошо знаете астрономию?
- Немножко увлекался в молодости, астрономией и стихами.
- А прочтите мне что-нибудь из хороших стихов.
-"Когда моя Радость начнёт говорить, воркуя нежнее голубки, я, жадный, боюсь и словцо пропустить, слетевшее с розовой губки. Когда же, уставши, умолкнет она - на щёчках вдруг выступит глянец. Тогда я отважно смотрю на неё и всё целовал, целовал бы её".

- Красивые, не ваши случайно?
- Нет, это перевод с польского. Правда я тоже немного баловался в юности. Но мои стихи в основном печальные, потому, что от меня тогда ушла моя любимая девушка.
- Ну прочтите что-нибудь и своё.
-"Ты иногда лишь в мой сон входишь несмело, с синей печалью в глазах, в платьице белом. Значит тебе нынче стал кто-то дороже. Счастье от слёз не цветёт - вытру же слёзы. Сладкие крылья ресниц, профиль твой тонкий... Как мне забыть, подскажи, голос твой звонкий?"
- Тоже очень хорошо, но правда грустные стихи.
Она замечталась. Была в этот миг особенно хороша. У неё хорошая фигура, правда груди немножко маловаты, зато попка довольно привлекательная.
- Как красиво отражается луна в твоих голых коленках! - восхищённо сказал он и нежно их погладил. - А давай с тобой на "ты". Мы ведь вроде бы теперь с тобой друзья?
- Давай, - тихо ответила она и своей рукой так же нежно обняла его шею.

- Тебе не понравилось, наверное, сегодня на нашем вечере?
- Ну почему же, понравилось, особенно витрина с культами советской эпохи. У нас дома тоже есть кое-что с тех времён - папин радиоприёмник "Спидола". Странно, но работает до сих пор, только теперь вся лучшая информация перешла на волны FM.
- У меня дома тоже есть одна интересная ретро-вещь, "домашний кинотеатр прошлого" - телевизор "КВН", тоже ещё работает, после нескольких ремонтов. Только вряд ли его кому-то захочется смотреть, когда сейчас такая цветная телевизионная аппаратура. А ты не хочешь посмотреть, Полинка, как он вообще выглядел? Можем по-быстрому сьездить ко мне на такси.
Она уже нескрываемо тихо засмеялась.
- Вы, извени, ты наверное ловелас и притом хитрый, с подходом добиваешься своего.
- Неправда. Ловелас, Полинка, опоил женщину, за которой он долго и безрезультатно ухаживал, а затем просто изнасиловал. А я себе никогда такого не позволю. Я - здоровый хоть уже не молодой мужчина. И отношу секс к трем основополагающим потребностям в жизни – еда, сон и нормальный секс. Но я ни на кого не охочусь. Я общаюсь, стараясь получить от интересного знакомства не только секс, но и чужие знания, интересы, мнения. Вот с тобой мне сейчас очень приятно и интересно общаться.

- Ну не обижайся, я сказала это не подумав.
А в мыслях было, что не разумно, даже авантюрно-рисковано ехать с мало знакомым пожилым мужчиной к нему домой при первом знакомстве. Он кажется добрым и с ним намного интереснее, чем с некоторыми парнями, но всё же...
- Я готова поехать к тебе, при одном условии: только ненадолго, что ты прилично себя будешь вести и вызовешь такси, чтобы я уехала домой.
- Я буду вести себя и сделаю всё, как ты захочешь...
- А у тебя очень хорошая квартира и уютная, - высказала своё мнение о его жилище Полина, когда быстро всё рассмотрела. - Так вот как выглядит твой ретро-кинотеатр. Ну должна тебе сказать правду так себе. А вот твой шикарный аквариум привлекает меня больше. И рыбки в нём какие-то особеные, я половину из них вижу впервые. Какого он обьёма?
- Сто двадцать литров.
- Внушительно. А что это вон те полосатые рыбки у дна гоняют всё время одну, что побольше?
- Это три самца сомиков ухаживают за самкой и занимаются с ней любовью.
- Удивительно, рыбки, а всё туда же.

Она села на диван, посмотрела на свои туфли, сняла одну и посмотрела на ногу с сожалением.
- Что-то случилось.
- Туфли новые и я, кажется, немного натёрла ноги, - пожаловалась она, снимая и вторую туфлю.
Он наклонился, встал на колени, поднял её ноги до горизонтального положения и стал целовать сначала её накрашеные ногти, затем ступни, а затем всё выше. Мелкая дрожь прошла по её телу, но ей стало очень приятно. Ещё никто из парней так не ухаживал за ней. И вот этот здоровый обеспеченый мужчина стоит перед ней, молоденькой девушкой, на коленях и с отчаянием надеется на её ответные чувства. И пока она думала об этом его лицо уже находилось возле её самого интимного места. Ей немного стало его жаль. А её киска уже понемногу начала сочиться от желания.
- Интересно, какой в постели этот взрослый мужчина? - подумала она, и ей захотелось узнать эту тайну. - От одного раза не убудет и она решилась.
- Помоги мне раздеться, - тихо попросила она.
Его лицо сделалось таким радостным, а руки начали немного дрожать.
- Сейчас, моя маленькая принцесса, моя очаровательная королева.

Он раздел её не спеша и очень бережно, а затем стал быстро раздеваться сам. Павел начать целовать её молодое упругое тело сверху, постепенно опускаясь всё ниже. Целовал нежно уши, её шею, руки. С жадностью втягивал ноздрями запах молодой женщины под её мышками. Обласкал поочерёдно её груди руками и губами, её пупчик и ниже. Полина совсем разомлела и, потеряв голову, обняла его голову и прижала к себе. Она хорошо ощущала напряжение и силу Павла. Вот его лицо снова оказалось перед её киской. Он сначала робко поцеловал губки, потом пальцами раздвинул их и лизнул клитор. И вот его ласки полились рекой. Она сильнее откинулась назад, чтобы ему было удобнее, а бедрами обхватила и сжала голову. Её рука продолжала гладить его волосы и прижимать его к себе. Он нежно губами теребил её бутон, целовал его, лизал языком. Периодически переключался на губы и даже на сам вход в лоно. Его язычок проникал вовнутрь влагалища, и снова возвращался к клитору. Это было просто божественное наслаждение. Ей еще никто так не делал, и она впервые испытала такое внеземное блаженство. А он всё продолжал и продолжал. Её киска и так уже вся сочилась от желания, а теперь она буквально утопала во влаге вперемежку с его слюной. И вот ей в промежность уперлась головка его члена. Все было готово к входу, её половые губки сами раскрылись, приглашая его во внутрь, и она с нетерпением ждала этого момента. Его член немного потерся о губки, затем с трудом стал медленно проникать во внутрь, раздвигая стенки влажного влагалища.

О, боже, какой он у него! У неё сперло дыхание. Она застонала от наслаждения. Наконец мужской орган вошел полностью, приятно наполняя её. Какое это райское наслаждение! Его пенис тем временем начал свои движения, все увеличивая темп и размах. Порой он готов был выскользнуть наружу, но в следующее мгновение вновь входил на всю длину, до самых яичек. И ей хотелось, чтобы он разорвал её напополам. Она начала подмахивать ему навстречу, насколько это позволяла поза. Сквозь сжатые губы вырывались стоны наслаждения. И трудно было понять, кто кого трахает. Горячая волна удовольствия нахлынула на неё, лишая рассудка. Стенки её влагалища пульсировали в такт их движений. Полина повизгивала, покусывала губы и уже не удерживала в себе вырывающиеся крики блаженства. Стало появляться желание, чтобы он быстрее кончил. Тем более было естественное желание дать и ему заслуженную долю экстаза за все его старания. И вот наконец свершилось. Он сделал несколько сильных толчков и тихо застонал, закусывая губу. Затем быстро вынул член из влагалища. И на её живот ударила долгожданная струя. Через пару минут он затих. Затем вытер ей живот краем простыни и они продолжили обниматься и целоваться. Она крепко обхватила его и не хотела отпускать...
- Почему ты не захотел в меня?
- Мне кажется, что тебе ещё рано заводить ребёнка, а презерватива в даный момент у меня не оказалось.
- Не бойся, у меня сейчас безопасная гормональная фаза.
- Женщины часто так думают, а последствия иногда бывают нежелательными. Иди быстро под душ, мать, наверное начинает уже волноваться. Чуть позже я вызову такси.

Полина вошла в квартиру около одиннадцати часов вечера. Заглянула в спальню матери - мать уже спала.
- Ну и хорошо, - подумала она. Не первый раз она приходила домой в такое время. Утром они собирались вместе, мать в издательство, дочь в университет. Полина спросила мать как прошёл у неё вечер отдыха.
- Неплохо, - ответила она, но я ожидала почему-то лучшего. Я наверное больше туда не пойду. Андрей Станиславович прицепился ко мне, как репейник, и я и не пообщалась с другими мужчинами. А он мне не понравился.
- Мама, а в следующую субботу у нас наверное будет гость. Я хочу тебя кое с кем познакомить.
- Что ты опять задумала, проказница? Неужели хочешь познакомить со своим мальчиком?
- Потом увидишь.
И действительно, в субботу, в шесть часов вечера раздался звонок. Анастасия Семёновна пошла открывать, а следом за ней Полина. На пороге квартиры стоял Павел Анатольевич с двумя букетами цветов и тортом в руках.
- Мама, это Павел Анатольевич, он просил меня познакомить его с тобой и как солидный мужчина сразу принёс тебе два букета цветов.

Павел вручил один букет Анастасии и, замешкавшись несколько секунд, второй. Эта Полинка - непредсказуемая девушка. Идя к ним после её телефонного приглашения он так и не знал по какому точно поводу, поэтому и приготовил два букета цветов. Прошли в залу, сели у стола. Полина сразу проинформировала мать обо всём, что она узнала о Павле Анатольевиче.
- Ну, вы тут пейте чай с тортом, не скучайте, а я пойду погуляю с друзьями, - и Полина направилась к выходу. Мать догнала её в прихожей, шёпотом выговаривая:
- Ну зачем ты всё это устроила и меня толком не посвятила в свои задумки.
- Не волнуйся, мама. Павел Анатольевич хороший - добрый, нежный, романтичный. Вы будете с ним хорошей парой. Как мужчина, он тоже классный.
Мать посмотрела на неё с немым испугом. А дочь крутнулась, как юла, засмеялась и быстро выбежала из квартиры.

на эротическую страницу >