Ах, эта попа...

(эротическая история)



Пятнадцать минут до обеденного перерыва. Шон Оливер, владелец и директор фирмы утонул в своём мягком кресле и мечтательным взглядом блуждал по сидящей напротив него женщине. Ах, эта женщина! С каким удовольствием он смотрел на её формы. Да, ему было на что посмотреть. На столе Оливера стоит компьютер, а в нём неотложная работа, но рядом, напротив такая попа. Женщина сидит, закинув ногу на ногу. Какое волнение и смятение у Шона вызывает тот тёмный треугольник, что юбка образует со скрещенными ногами. Это вход в её тайну. Хочется содрать юбку и, разняв ноги, войти в этот треугольник, но тогда тайна сразу ускользнёт, уступив место животному безумию.
Сюзен Пирси спокойно улыбается, сознавая, что этот сильный, видный мужчина уже попался на её крючок, прилип и не сможет оторваться от приторно сладкого. Она одна из претенденток на свободное ещё место секретарши в фирме. Ей как никогда прежде нужна сейчас эта работа. Раньше она могла работать в своё удовольствие и в любой момент бросить работу. Основным добытчиком всего благосостояния семьи был её муж. Но он погиб год назад из-за своей дурацкой пристрасти лазить в компании ему подобных по высоким заснеженым горам. И она осталась со своим шестилетним сыном Нейлом.
Сюзен благородно воспитаная женщина, юрист по образованию, владеющая двумя иностранными языками. После смерти мужа она работала в одной известной конторе за вполне приличную зарплату. Но её босс воплощал в себе неприятные черты. Толстый, лысоватый, с деспотичным характером. И если его тяга к ней была вполне понятной, то женщина могла пойти на этот шаг только из меркантильного интереса. Босс долго добивался Сюзен, но она не пошла на это и со временем ей пришлось уйти из конторы.

Шон Оливер был свободным мужчиной на протяжении уже нескольких лет. Ранее он был женат, но Хелен ушла от него, не захотев ждать пока он достигнет в своей карьере высокого положения. Посчитав его менее перспективным, чем её новый ухажор, она помахала Шону ручкой.
Шон начал с самого низа, с обычного менеджера, и постепенно добралась до этой вершины. Этот путь занял немало сил и времени, но он смог его пройти и этим гордился.
После ухода на пенсию пожилой секретарши и после развода с Хелен он принял секретаршей молодую и обаятельную Рэчел, стройную, белокурую, с лёгкой соблазнительной походкой. С Шоном у неё быстро сложились теплые отношения. Через некоторое время, не без старания Рэчел, они стали слишком теплые. Таким образом она решила не только проблему удовлетворения своих сексуальных желаний, но и накрепко привязала себя к рабочему месту. Да и подарки шефа были ей отнюдь не лишними. Однако в свои сорок четыре года Шон был уже отнюдь не первой молодости, и молодому организму Рэчел его половых возможностей было явно не достаточно. Она стала подумывать о втором романе на стороне, а через некоторое время её увёз в другой город командировочный молодой и темпераментный человек. Шон вновь остался без женского внимания и ласки. Но на этот раз стал более предусмотрительным. Зачем заводить романы со слишком юными девушками? Они не могут быть продолжительными и в итоге ничего хорошего в будущем из этого не получится.
Вот эта, сидящая напротив женщина, уже вполне сформировавшаяся, физически и духовно, это иное решение его сексуальных потребностей, да и не только сексуальных.

Когда она вошла в его кабинет, эффектно рекламируя свою широкую попу, у него сразу перехватило дыхание. Неверно говорят, что женщины крутят перед мужчинами своими попами. Это мужчины постоянно вертятся вокруг соблазнительных женских поп. У Сюзен пышно выделяющиеся груди. Да, ими не только любоваться хочется. Присутствует желание прижаться к ним, погладить, поцеловать и страстно воспользоваться. У неё пухлые губы, красивые ноги. Хотелось хоть временно стать её узорными чулками, чтобы нежно обволакивать эти стройные ноги, опять же под этой шикарной попой. Сюзен где-то под сорок. Женщины в этом возрасте наиболее сексуальны и требовательны к мужским ласкам. Именно такая, как она, с не плоским, а чуть пухленьким животом, с сочным задом, в возможно плотно облегающим белыми трусами и желательно с обширной чёрной густой степью волос между ног - мечта Шона.
Шон начал ощущать не прекращающийся постоянный зуд между своими ногами. И его плоть уже требовала удовлетворения. Он уже готов был принять Сюзен секретаршей, не просматривая её послужного списка, а только лишь за то, чем она эксклюзивно обладала, в надежде на то, что она готова поделиться с ним своими прелестями. Но как ей намекнуть об этом? Пересилив стеснительность он выразил свою готовность принять её на работу с большим окладом, но с условием, что она сможет оказывать ему дополнительные услуги за хорошую дополнительную прибавку к зарплате. Предложил и сам немного покраснел. Сказал, что она может подумать над его предложением, но тогда возможно ещё потребуется испытательный срок.
Сюзен так же немного покраснела, но не подала виду, что его слова шокировали её. Она так же внимательно прошлась взглядом по фигуре Шона и было видно, что это её удовлетворяет. В расцвете сил Шон представился ей как крепкий мускулистый мужчина, в меру симпатичный и даже отчасти обаятельный. Сюзен как бы случайно медленно приподняла нижний край юбки ещё выше и не стесняясь сказала, что готова пройти испытание и при его желании безотлагательно.

Шон посмотрел на часы. Несколько минут назад на фирме начался обеденый перерыв. Он быстро оставил уютное кресло, подскочил к двери и закрыл её на замок. Когда обернулся, Сюзен уже медленно снимала свою юбку, которая поднималась вверх словно занавес, постепенно открывая всю прелесть нижней части женского тела. Затем так же медленно расстегнула и сняла свою кофту.
- Шон, поухаживай за женщиной, расстегни, пожалуйста, мне бюстик, - обратилась она к нему томным голосом, от которого у него затуманилось в голове.
Он с удовольствием выполнил её просьбу и перед ним предстали два оголённых больших полушария её груди. Они были почти идеально круглыми, сочными и их большие коричневые соски почти не провисали вниз. Редко какой женщине в подобном возрасте, рожавшей, удавалось сохранить в таком состоянии свою грудь. Он посмотрел в её глаза. Они были игривыми и вопросительными. Не сговариваясь губами сомкнулись в поцелуе и стали их взаимно посасывать. Он почувствовал между своими губами её влажный язык и так же стал его сосать. Плотно прижал Сюзен к себе, левой рукой за спину на уровне груди, а правой за попу. Боже, какое ощущение, какой кайф! Губами обцеловал поочерёдно обе груди, пососал её соски и двинулся медленно вниз к пупку её пышного животика, ещё ниже. Тело Сюзен покрылось мелкой рябью, она задышала глубже и чаще. Было очевидно, что его ласки доставляют ей массу удовольствий. Дальше надо было освободить её от трусиков. Она попыталась их снять, но он жестом показал, что хочет это сделать сам. Снял и страстно припал губами к пухленькому тёмному треугольнику. Больше сдерживаться не было сил. Он стал быстро освобождаться от своей одежды. Она стянула его плавки вниз и хотела начать делать ему минет. Но он не захотел. Его яйца и так уже набухли и стали твёрдыми, а мощный ствол, как гаубица, смотрел вверх и на его дырочке выступила прозрачная капелька.

Мурлыкая как кот, он на ушко попросил её повернуться к нему спиной и подойти к столу. Она сразу поняла намёк. Наклонилась и оперлась руками о крышку стола, выгнула спину. Изумительное зрелище предстало перед ним. Он не видел её верхней части туловища, перед ним была только соблазнительно манящая к себе большая, с белой нежной кожей попа. А ниже набрякшие от сока желания большие половые губы и густая тёмная растительность волос. Ни один мужчина не сможет устоять при таком зрелище. Неверно говорят, что классика секса, когда женщина лежит в постели на спине, а мужчина сверху неё. Классика - это когда овладеваешь женщиной сзади. Эта поза сохранилась ещё с веков первобытно-общинного строя примитивных людей.
Иногда Шон задумывался над источником власти женской попы. Любовь приходит и уходит, а попа будет всегда. Она всегда останется молодой. Лицо женщины, её грудь, всё может с годами состариться. Что может быть печальнее зрелища, чем грудь пожилой женщины? Но её попа всегда будет свежей и упругой. Всё остальное можно "приделать" к попе и тогда, пусть и извращённым сознанием...
Оливер подошёл к попе сзади, нежно и тщательно её поласкал руками, затем и половые губы. Сильно разбухший член изнывал и просил проникновения вглубь этих губ. Придерживая член одной рукой Шон с наслаждением стал медленно входить в заветную дырочку. Внутри всё мокрое, скользкое и жаркое. Безумно приятное ощущение! Сюзен так же возбуждается, ритмично подаваясь своей попой навстречу Шону, словно призывая его перейти к основной части сексуального процесса. И Шон переходит. Его головной мозг отключается и подключается спинной. Он возбуждается до предела и им овладевает животная страсть. Он учащает и усиливает толчки, делает их резче, чувствуя, как его яйца плотно соприкасаются с её половыми губами, а кончик члена ударяет в её матку.

Животный инстинкт Шона заводит и Сюзен. Она начинает вилять попой, повизгивать и хрипловатым голосом просить:
- Ещё, хочу ещё, резче, глубже. Порви меня.
Неожидано из её груди вырывается глухой сдавленый крик. Она на вершине блаженства! Он прерывает фрикции, давая ей возможность насладиться до конца, не успев кончить самому, хотя был так близко к этому моменту. Но вот она понемногу пришла в себя, её дыхание стало ровным.
- Теперь твоя очередь насладиться до конца, - услышал он её тихий с хрипцой голос. - Можешь как обычно, а можешь кончить в попу.
Невероятное предложение, от которого невозможно отказаться. Руками она разводит свои ягодицы, чтобы облегчить проникновение его могучего органа в свою попу, а когда ему это удается снова опирается о стол.
Нет ничего более жаждущего для мужчины, чем этот процесс. Он крепко ухватил руками её попу и потянул к себе, словно натягивая её на свой поршень. Высшей пробы кайф! Но он больше не в силах его продлить, несколько очень сильных толчков и его член запульсировал и начал извергать лавину его спермы. В его глазах временно потемнело, он почувствовал, как по его жилам быстрее потекла гарячая кровь. Он глухо зарычал, а она снова протяжно застонала. Через некоторое время оба затихли. Стали приводить себя в порядок. Как замечательно всё прошло. И даже сумели уложиться в отведенное время перерыва.
Ах, попа, попа! Что же ты наделала. Теперь без тебя трудно будет жить дальше. С такой попой можно не расставаться до самого гроба. Теперь Шону мало будет случайных редких встреч с этой попой на его рабочем месте, опасаясь, что их свидание могут обнаружить посторонние. Он желает ощущать её тёплый зад в постели каждую ночь. Шон полон решимости в самое ближайшее время предложить Сюзен выйти за него замуж. Он надеется, что она не станет против этого возражать.