Сентиментальная повесть

Мы уйдем без следа- ни имен, ни примет;
Этот мир простоит еще тысячи лет:
Нас и раньше тут не было- после не будет,
Ни ущерба, ни пользы от этого нет.
(Омар Хайям)



Романтическая молодость...
Первая любовь...
Они неизбежны в жизни каждого человека, как неизбежно многократное рождение шедевра природы-раскрытие первого бутона цветка ранней весной.
Для молодых, щедро обдарованных чувствами любви, птички с радужным опереньем поют на хрустальных ветках, небо кажется им изумительно голубым, суетливо бегущие по тротуарам прохожие- необыкновенно ласковыми и отзывчивыми, а повседневные обременительные дела- мелочами по сравнению с распирающими грудь предчуствиями чего-то необыкновенно хорошего и величественного.
Тогда мы не дооценивали этой щедрости весны жизни, счастья, звучащего трелью серебряного смеха. Мы беззаботно разбазаривали эти сокровища, над безвозвратной утратой которых теперь иногда рыдает душа. Но до сих пор благодарны мы друг другу за жившие в наших сердцах нежные вихри тепла, накапливавшегося во время наших встречь и питавшего их во время кратковременных разлук.

* * *

Ты сидишь за партой у окна, в которое мягко бьется распустившаяся ветка сирени. Как подснежники синеют из под ресниц твои глаза. Солнечный свет отражается от поверхности парты на тебя, одетую, как хризантема,в белое платье. Учитель убедительно излагает математические правила, кратковременно посещающие мою голову через одно ухо и моментально вылетающие в другое.
Наши мысли заняты друг другом. В моей голове звон твоего имени. Передо мной твои маленькие плечи, нежная шея, скромная красивая прическа. Я знаю, что ты чувствуешь мой тайный взгляд.
Поднятый учителем из-за парты неуслышанным вопросом я выгляжу нелепо; друзья посмеиваются над нами и на лице учителя ехидная улыбка. А ты сидишь молча, не шевелясь, с зардевшимися щечками, немного отвернувшись к окну и боясь, что в классе смогут узнать нашу тайну.
...Твой нежный говор не расстается со мной уже и во сне. Ты манишь меня ласковой улыбкой, украдкой зовешь за собой походкой. А наяву мы идем теплым зимним вечером, взявшись за руки. Медленно падают на землю редкие крупные снежинки. Яркий свет люминисцентных ламп преломляется о них и играет в наших глазах бисером. Мы молчим. Я смотрю на твою пышную белую шапочку с двумя большими белыми шариками, свисающими на веревочках, на твои длинные немного изогнутые реснички, на которые периодически садятся снежинки. Приятные мысли, как тени, снуют в приятной дремоте. Прохожие завидуют нам - счастливым и робким.
...Мы стоим, не желая расстаться, у калитки, немного занесенной снегом. Молодая луна запуталась в ветках растущего у дома ясеня. Твое лицо сияет, а глаза светятся как две теплые ночные звезды. Я касаюсь губами твоей розовой прохладной щечки и от каждого прикосновения моих губ ты пугливо вздрагиваешь, а затем, простившись, убегаешь во двор...

Мы не просили уступок у нашей любви, а мой покой внезапно был взят предчувствием беды. Настоящая нежность тиха, но счастье, находящееся в робко удерживающих его руках, легко выкрасть.
...Я стою, потемневший от печали, заслоненный телефонным столбом, и наблюдаю, как ты, веселая, смеешься с другим, провожающим тебя к твоему дому. Вы проходите мимо, не замечая меня, и я не хочу быть замеченным вами. Не такой хотелось мне видеть тебя. Но ты желаешь нравиться многим. Цветущую душу свою я выжег любовью. Грудь моя стиснута страшной болью измены, сердце стучит в удвоенном ритме, словно желая, чтобы время этой встречи прошло вдвое быстрей.
У меня нежная душа и мягкий характер. Я не могу грубо бороться за тебя и предоставляю тебе сделать выбор самой и только по твоему желанию смело вступить в борьбу за наше счастье. Но вот факел гнева внезапно охватил меня. Я первый раз зацвел любовью и был сражен обманом. А ты улыбалась спокойно и жутко. И эта зимняя ночь поставила точку. И не было пути назад.
...Я удалялся от вас, а затем от вашего маленького городка. Злобно и хрипло лаяли псы. Я шел полем по бездорожью, по колени утопая в сугробах. А снег лежал как опавший белый вишневый цвет.
Я выдумал тебя - такой на свете нет.

* * *

Время угасающей печалью лечило раны. Ты попыталась вернуть меня к себе, став неожиданнго одинокой. Но я все реже открывал пожелтевшие страницы воспоминаний. Мы научились с тобой быть чужими.
Закончилась вьюга и снова наступила весенняя капель. Ожил снова голос моей любви. Я встретил другую девушку, которая первой выбрала меня. Но я был рад ее выбору. Она полила из кувшинчика жизнерадостных надежд мое зарубцевавшееся сердце и оно с новой силой начало генерировать чувства нежности.
Так иногда бывает с осенними цветами. Первые бутоны только начнут раскрываться, но неожиданно ранние морозы ранят их. И стоит только пересадить цветы в горшок и внести в теплую комнату, полить теплой водой, как они снова оживают. Цветение их снова продолжается с еще более удивительной красотой и настойчивостью.
Разочарованному чужды все обольщения прошлых лет, а разум мой к счастью стремился. И голос любви снова назвал мою девушку Тобой.
...Я стою в сумерках у автотрассы. Проносятся мимо междугородние экспрессы, крохотные легковушки и громадные рефрежераторы. Рядом зычным голосом поют о любви под гитару незнакомые парни. В душе я с досадой ругаю шоферов проезжающих мимо машин, не останавливающихся по моим просьбам. И поняв, что приехать к тебе вряд ли получится, десять с лишним киллометров я иду к тебе на свидание размашистыми шагами. Узкая тропинка вьется вдоль железнодорожного полотна. Встречный скорый поезд ослепляет меня своим светом. Я смотрю в прикрытые шторами окна вагонов и вижу мелькающие причудливые тени счастливчиков, преодолевающих, сидя за стаканами пепси, огромные расстояния во много раз быстрее меня...

Радость вошла в мою мрачную душу; ты вышла встречать меня за речку прохладным вечером в теплом платочке, потому что проколола уши под сережки. Ласковый ветерок заплетает березкам косы. А я пью любовь в твоем дыханьи. Губы твои- финик жарких стран. От нежных слов твоих я млею. Ты так легко и просто говоришь о тайных нам чувствах, о своих девичьих заботах и секретах, что я восхищаюсь этой простотой и легкостью.
Ты разбудила замолчавшие мечты. Я словно бы вторично родился. Мы сидим у сонной речки. Ее и склоненные над ней ивы заливает свет луны. Омут радости в твоих карих глазах. Наши соединенные сердечные импульсы устремляются в космос...Мы бродим по кривым поселковым улицам словно по закоулкам и задворкам жизни. Заходим в просторный двор поселковой школы. Ты ловко поднялась по ступенькам наверх спортивной лесенки и, усевшись поудобней, с любопытством смотришь на меня с высоты и слушаешь стихи, которые я читаю тебе.
Ты часто рассуждаешь и ведешь себя по-детски. По твоей иннициативе мы бегаем наперегонки по полутемной улице. На каблучках ты бежишь так быстро, что я удивляюсь твоей проворности. Я ищу тебя, запрятавшуюся в темноту, а ты появляешься сзади, забегаешь наперед и виснешь на мне, обвив мою шею прохладными приятно пахнущими руками. Твоя грудь так плотно прижалась к моей, что я, изумленный, боюсь сделать выдох...
Мы сидим в беседке, прижавшись друг к другу. Я ощущаю твое упругое стройное тело и не совсем ровное дыхание. В твоих пухлых коленках отражается лунный свет. Где найти границу любви, переходящую из духовной формы в физическую?..

Прощаясь у калитки мы долго не можем растаться. Рука твоя медленно выскальзывает с моей. По твоей просьбе я первым поворачиваюсь и ухожу от твоего дома вьющейся по степи вверх дорогой. Чувствую- ты все стоишь и смотришь мне вслед. Затем ты уходишь в дом и уже нежишься в теплой постели, засыпая с воспоминаниями о нашем последнем свидании. Мне же, счастливому, еще необходимо преодолеть свой длинный обратный путь. Жар души постепенно сменяется прохладой. Я легко шагаю по асфальтной дороге и беспредельно удивляюсь очень низко висящей над ней большой полной луной. Кажется ее можно достать вытянутой вверх рукой.
Веселый и шальной я больше киллометра толкаю по дороге обломавшуюся инвалидскую машину по жалкой просьбе ее хозяина почти до его дома. Я делаю это потому, что моя любовь делает меня необыкновенно отзывчивым и очень выносливым.
...Я сворачиваю с дороги на тропинку, преодолевая некоторое расстояние пересекаю окраину небольшого городка на моем пути. Немного измученый дорогой, останавливаюсь у водопроводной колонки и жадно пью воду. Время далеко заполночь. Тишина. Рядом серебристый тополь, огромной своей свечой достающий луну. Вспоминаю о тебе и ты присоединяешься к нашей компании.
Прохожу снова отрезок пути по степи и спускаюсь к неширокой лесной балке с бегущей по ней от твоего далекого дома все той же речкой. Разбуженый мною соловей пропел в кустах несколько колен своей трели и снова умолк. Наконец вхожу в свой сад и останавливаюсь у колодца. Редкий туман тянется с речки к саду. Срываю и с жадностью ем созревшие прохладные сливы в утренней росе. Поют первые петухи. Отпив с ведра несколько глотков студенной воды, валящийся от усталости с ног, стучусь в окно родного дома...

* * *

Настоящая любовь не боится испытаний. Голос ее не возможно заглушить здравомыслящими рассуждениями. И пусть говорят, что за глупой головой нет ногам покоя. Но ты начинаешь удивлять меня своими запоздалыми нелепыми признаниями, что одновременно со мной ты полюбила и другого и лишь позже сделала свой выбор на мне. Это неправда. Голос любви не может быть двойственным. Я наивно думаю, что повезло мне. Я рад верить этому, но в мою душу уже вползает змея подозрений. Оказывается кратковременные разлуки со мной тебе переносить не под силу.
Утомленный теплом степной воздух нес грозу. Неожиданно пришедший я стою в тени деревьев, окружающих бетонный пятачок танцплощадки у речки. Наблюдаю, как ты мило танцуешь с другим. Он же провожает тебя домой. Справедливость как поезд- всегда опаздывает. Но я уже не тот, что прежде. Я предьявляю тебе свои претензии. Короткая быстро вспыхнувшая ссора. Слова мои словно сухие листья. Но я боюсь сказать, что я тебя бросаю. В твоих словах сдавленый стон. Ты срываешь веточку с растущего у твоего дома клена и отдаешь ее мне, заклиная меня вернуться к тебе снова. Смотрящий на нас ущербный месяц поблек и согнулся. Я ухожу в темноту, которая навсегда останется между нами...

Повыгорали луга, обмелела речка осенью. В пустом небе прозрачное стекло. А голос любви продолжает звать. Я не пытаюсь его заглушить, но держу его на привязи упорных ревностных сопротивлений. Зовешь меня к себе через знакомых и ты. Не успев принять правильное решение по своему будущему покорился судьбе- временно ушел послужить Родине. Время не остановить и оно проходит. Ты вышла замуж за другого...
Прошла наша романтическая молодость. Прощальной улыбкой блеснула любовь на свой печальный закат. Но цену ее не постигли бы вовек мы, когда бы не тяжесть разлуки. И без нее нам даже легче стало. Мы обзавелись семьями и каждый свой поступок оцениваем теперь с холодной трезвостью. Но голос нашей любви живет и поныне. Он покинул нас и, тоскуя, тенью остался бродить по местам нашей молодости. На них уже не осталось наших следов и, наверное, иногда их посещают другие молодые люди. Голос нашей любви- домосед, он не желает переезжать с этих мест в другие. Отчаянно гордый, печальным эхом витает он там, где мы когда-то были счастливы вдвоем.

на литературную страницу >