Проводы

(секс история по принуждению)



Антонина случайно увидела в маркете свою бывшую начальницу, с которой они несколько лет назад работали в одной фирме и были дружны. Но затем Антонина с мужем поменяли квартиру на большую в новом микрорайоне, на окраине города и она перешла работать в другую организацию поближе к месту жительства. Марина, так звали её бывшую подругу, рассказала, что работает там же, что и раньше. Проинформировала, что через два дня они провожают сына служить в армию и стала приглашать Антонину поприсутствовать на мероприятии. Тоня сначала не соглашалась, но затем пообещала прийти, запомнив адрес и время проведения торжества.
Подумала, что возможно ей, замужней женщине, не совсем удобно идти на проводы одной. Муж снова уехал на заработки в столицу два месяца назад. Сын уже служил пол года в армии. Её жизнь текла однообразно и она решила побыть среди людей в весёлой компании.
Отработала положеное время на своей работе и поехала городским транспортом к месту проводов сына подруги. Веселье проходило в довольно просторном зале одной городской столовой. Ей показалось немного странным, что эта столовая, именно с таким названием, сохранилась и работает до сих пор, в то время как многие другие уже давно были "прихватизированы" и перепрофилированы в другие заведения.

Когда она вошла вовнутрь, веселье уже началось. За двумя рядами сдвинутых столов сидело довольно много народу, пожилых и молодёжи. Они как-будто разделились: за одним столом находились в основном взрослые, за вторым молодёжь, друзья Димы, сына Марины - парни и девушки. Марина с мужем были состоятельными людьми; они пригласили с ресторана музыкальную группу и даже наняли тамаду, который специализировался и по делам, подобным их проводам.
Столы ломились от выпивки и закусочных блюд, было видно, что присутствующие уже пропустили по одной, а может и больше. Антонина не знала, где ей "кинуть якорь" и некоторое время переминалась с ноги на ногу у входа, пока её не заметила, хоть и не сразу, Марина.
Провела, усадила недалеко от себя на свободное место. Так получилось, что по одну от неё руку сидели две ближайшие женщины, а по другую семейная пожилая пара. Народ был уже раскованым и рядом сидящие уже вовсю общались, обсуждая всевозможные темы разговоров.
Поднялся один пожилой мужчина, на вид крепкий, но с ампутированой левой ладонью. Стал говорить, обращаясь к Диме, напутственные речи, как надо защищать свою Родину, и в его разговоре слушащие узнали, что он воевал в Афгане.
Затем все выпили по следующей и молодёжь ушла из-за стола танцевать на свободное место зала.

Сидящие рядом с Антониной женщины хорошо прикладывались к рюмкам и не хуже закусывали. Одна из них, как позже выяснилось, одинокая, жаловалась соседке:
- Представляешь, я уже с ним три раза встречались - а он меня не ебёт. Приходит с цветочками, то мы с ним в кино ходили, то в кафе на набережной. А последний раз знаешь, что вытворил? Повёл меня в зоопарк, на зверей смотреть. Разве это мужик! Нет - это не мужик!
Последние слова были сказаны ей очень громко и на неё даже обратили внимание ближайшие окружающие.
Соседка возмущающейся неожиданно обратилась к одному мужчине, сидящему за столом напротив:
- Костя, ты слышишь, как женщина страдает. Ты бы ей вместо цветочков принёс своего амбала, как поют в своей песне какие-то развязаные девицы: "Ты сегодня мне принёс хрен немытый прям под нос и сказал, что это ландыши..."
Костя от её слов немного стушевался, опрокинул в себя рюмку, затем ответил:
- Да что-то не хочется, она баба сварливая. Я бы вон с той, что рядоя сидит погулял, она видно смирная, сидит молча.

Он имел ввиду Антонину. Говорливая женщина и её собеседница выглядели совсем не конкурентно по сравнению с Антониной, полные, с излишками накопленного жира, а Тоня, хоть и была крупноватая, но фигуристая женщина с симпатичным лицом.
Подключился к мероприятию тамада. Предложения выпить и закусить зачастили и вскоре Антонина, не любительница много употредлять спиртного, почувствовала, что начинает пьянеть. Временами она стала проваливаться в сознании и в один момент уронила свою голову на стол. Когда пришла в себя то увидела рядом с собой лицо Марины, а затем почувствовала, как двое мужчин берут её под руки и вытаскивают из-за стола.
- Костя, Иван, выведите Тоню на свежий воздух и усадите на скамейку. - Распоряжалась Марина. - Пусть подышит, может немного отойдёт. А я чуть позже выйду. Надо будет, наверно, потом вызвать ей такси.
Мужчины так и сделали, вывели Антонину со столовой и усадили на одну из двух скамеек у входа. Сели рядом с ней. Иван собрался закурить, но Костя остановил его, сказав, что женщине и так плохо. Немного посидели. Тоне стало немного лучше, но она ещё не приходила полностью в себя.
Мужики стали негромко переговариваться между собой. Больше говорил Костя, а Иван только соглашался и кивал головой.

Затем встали со скамейки, зашли с обоих сторон Антонины и стали под руки снова её поднимать. Подняв, повели через дорогу, наискосок, где через два пятиэтажных дома находился детский садик. Надворе уже было темно и на улице зажглись редко горящие фонари. Антонина, плохо соображая, плохо шла, иногда спотыкаясь. Троица подошла к калитке детского сада, которая оказалась не запертой, и стали входить во двор.
В это время от остановки у столовой отошла маршрутка. Вышедшая на крыльцо столовой Марина посмотрела ей вслед, затем осмотрелась вокруг, но так и не увидела Антонину с мужчинами. Хотела покричать, позвать её, но передумала.
Где бы они могли быть, думала она. Возможно уехали в маршрутке, а может вызвали такси? Хотя не факт. Хотя бы не случилось ничего плохого, чёрт и номеров мобильных у неё нет, ни Антонины, не успела ещё забить, ни Кости, соседа Марины по лестничной площадке. Если мужики сегодня уже не возратятся в зал, то надо будет спросить у Кости с самого утра, куда они сейчас пропали. Марина махнула рукой и возвратилась в столовый зал.
Тем временем троица медленно продолжала своё движение вглубь двора садика. Там было уютно: аккуратные дорожки, невысокие, но красиво подстриженные деревья, две детские площаки с домиками, некоторыми атракционами в виде лесенок, качель и прочего.

В это время в голове Тони стало понемногу проясняться. Она удивилась куда это её волокут два мужика, попыталась сопротивляться.
- Мужики, это куда вы меня притащили? Отведите назад, иначе я вызову сейчас полицию, - выговорила она чуть заплетающимся языком.
- Сейчас, милашка, будет тебе и полиция, и спецназ, - ответил ей Костя. - Обработаем тебя по полной и сразу всю твою пьянь как рукой снимет.
Затем мужики снова тихо заговорили между собой.
- Я то мужик свободный, - сказал Костя, - а ты нет. Жена твоя сейчас дома? - Обратился он к Ивану. - Может спросит, чего мы долго так юнца в армию провожали?
- Да нет, она сегодня на сутки заступила, так что я тоже сутки холостяк.
- Ну, тогда всё лады. Только чур я первый начну её трахать. Ты всё таки спишь рядом с женой, а я уже недели две без подруги.
Антонина слышала их разбирательство. Ей стало страшно и она ещё больше протверезвела.
- Отпустите меня, козлы. Муж приедет - он с вами разберётся, - пригрозила она.

- Конечно разберётся, только неизвестно сначала с кем. Может начнёт с жены, наставившей ему рога, - ответил ей Иван. - Ты думаешь он тоже блюдёт тебе верность, там в столице? Приезжает раз в три месяца, редко какой мужик выдержит столько без бабы. А ты ведь тоже уже долго без мужика, наверно? Сама должна разрядиться добровольно, а не выпендриваться.
В голове Антонины проносились мысли - что делать?
- Я сейчас закричу, позову на помощь, - срывающимся голосом снова пригрозила она.
- Ну и напрасно ты это думаешь сделать, а теперь прийдётся закрыть тебе рот, - сказал ей Костя.
Затем вынул из кармана носовой платок и вдвоём они с трудом затолкали его ей в рот.
Она сопротивлялась, пыталась выдернуть от них свои руки, вертела головой, но не смогла противостоять грубой мужской силе.
Мужики увидели при тусклом свете фонаря недалеко от входа в здание садика, рядом с аллеей красивую скульптуру оленя, стоящую под плакучей ивой. Подвели Тоню к ней и, грубо наклонив женщину, животом уложили её на спину оленя.

Заломили обе её руки за спину.
- Держи её за руки покрепче, - обратился Костя к Ивану, - пока я буду её ублажать.
Забросил её платье повыше на спину.
- Вот это по-опа, да с ней работы немерено, - высказал он своё мнение. - Я так понимаю, что полностью снять трусы с себя она не даст. А вообще можно попробовать.
Стал снимать с неё трусы. Тоня стала мычать и брыкаться, чуть не лягнула, как лошадь, Костю ногой. Но он всё же снял трусы и затолкал их себе в карман.
- Возьму на память, может пригодятся. В кризисные периоды времени буду брать их и нюхать. Мой оболтус, наверно, сразу будет вставать, а затем буду онанировать.
Стал гладить Антонину по её большой попе, одной рукой, затем двумя. Запустил одну руку ей в промежность. Она завиляла задом. Стал тормошить пальцами её вагину, которая не сразу, но постепенно сделалась влажной.
- Ну вот, сопротивление бесполезно. Природа всё предусмотрела, - одобрительно сказал он и стал пристраиваться к ней сзади.

Быстро расстегнул и опустил до колен брюки, затем трусы. Взял в руку уже сильно раздувшийся и изнывающий солидный стояк, для порядка несколько раз поработал с ним рукой. Затем подвёл член в нужное место, нащупал мокрую щель головкой и медленно, но до конца втолкнул в неё по самые яйца. Антонина только дёрнулась и опять замотала головой. Костя начал движения тазом, всё убыстряя темп. Затем стал драть её по полной, размашисто и резко. Через некоторое время задёргался, спуская в неё всю сперму с набрякших от длительного воздержания яиц. Потом отошёл на шаг назад и стал одеваться.
- Ты что, слил всё прямо в неё? - Спросил его Иван.
- А что с ней сделается, в крайнем случае медики всё выскребут, если подзалетит. Сына уже родила, он уже в армии служит, так что если ещё захочет рожать, то бесплодной не будет. Давай теперь поменяемся местами.
Они поменялись и теперь Иван пристроился к ней сзади.
- Ну ты и наполнил её, что аж по её ногам течёт, - сказал он Косте. - Зато мой стояк ходит как по маслу.
Он так же отодрал её по полной и так же слил в неё, что сумел накопить после последнего трахания с женой.

Неожиданно открылась входная дверь здания садика и на пороге показался мужик с фонариком в руке. Посветил и нащупал их лучом света.
- Мужики, а чем это вы там занимаетесь, женщину насилуете, что ли? - Спросил он, не зная, что ему предпринять. - Я сейчас полицию вызову, - сказал он не очень увереным голосом.
- Не стоит этого делать, отец. Мы то успеем слинять, а ты останешься с ней. Тебя же тогда допросами замучают. - Ответил ему Иван. - Ты, наверно, пенсионер, хоть ещё и дебелый. Сторожем подрабатываешь? Хочешь трахнуть зрелую молодую женщину? Это не то, что твоя престарелая бабка. Иди к нам.
Сторож садика долго мялся и сомневался. Затем его фонарик погас и он направился к ним. Антонина в этот раз стала вырываться сильнее и даже затопала ногами. Сторож занял свою исходную позицию сзади неё и, долго не раздумывая, довёл дело до логичного конца. Затем обратился к Косте и Ивану:
- Теперь уходите отсюда мужики и желательно побыстрее. Мне неприятностей не надо. И сделайте так, чтобы она не кричала и не прындилась. Успокойте её, пообещайте что-либо или хорошо заплатите, у меня то денег с собой нет. Мне уже боязно после содеяного. Не дай бог она заявит и сюда за мной прийдут менты. Не те мои годы, чтобы мне в тюрьму садиться.

Сторож быстро удалился и заперся в здании садика. Костя с Иваном дали женщине возможность выпрямиться.
- Мы можем тебя сейчас просто здесь оставить. Но мы же не полные скоты. Прости нас и давай помиримся. - Стал уговаривать её Костя. - Сейчас мы откроем тебе рот, поможем привести тебя в порядок. Затем вызовем такси и отвезём домой, доставим прямо к двери квартиры. В такси веди себя тихо, а то мы сразу выйдем и оставим тебя с водилой. Смотря какой таксист попадётся, а то и ему захочется тебя вымахать.
Антонина молчала, она была потрясена случившимся и устала от сопротивления. Костя вызвал по мобильному телефону эконом-такси. Тоня стала приводить себя в порядок. Иван так же дал ей свой платок, а Костя вернул ей трусы и посоветовал так же ими вытереться.
Затем вышли из садика и стали ожидать машину на улице возле него. Когда такси подьехало, Костя сел впереди, рядом с водителем, а Иван с Антониной уселись на заднем сидении. Ехали молча до самого её места жительства. Костя заплатил водителю, который всё время движения косился на своих молчаливых клиентов, и троица вошла в дом. На лифте поднялись к её площадке. Антонина молча быстро открыла дверь своей квартиры и исчезла в тёмном дверном проёме. Мужики опустились на лифте вниз, пешим ходом прошли квартал.

- Как ты думаешь, не много ли мы наломали дров, обойдётся всё это или?.. - обратился Иван к Косте. Тебе хоть немного легче. Тебя ничего не связывает, а у меня завтра жена с работы прийдёт. Если всё это выплывет...
- Да уж, так и легче. Марина тебя не знает, знает только, что мы работаем вместе. Но ты живёшь в другом месте, а я - её сосед. Завтра она наверняка поинтересуется, куда мы исчезли со столовой. А Тоня её подруга, всё может выложить...
Оба замолчали.
- Теперь ты вызывай такси, только другое, и плати, поедём домой. Завезёшь сначала меня, а затем поедешь к себе, - сказал Костя Ивану.
...Тоня включила свет в квартире, первым долгом нашла противозачаточное средство и приняла на свой риск двойную дозу. Может пронесёт и она не забеременеет. Пошла под душ и долго там отмывалась. Затем вышла оттуда и улеглась в постель. Внутри неё всё бурлило, эмоции через край. Как же быть дальше, как поступить? Хорошо, что завтра суббота, за два дня отойдёт. Наказать мужиков или нет? Они будут отпираться, наверно. Но если прижать этого старпёра с садика...

Нет, наверное не стоит, дело может принять большую огласку. Неизвестно как к этому отнесётся её муж, когда вернётся домой, хотя, возможно, и он там не святой. Но я ведь не знаю об этом, а только предполагаю. Пусть и он не знаеть, а тем более, чтобы ни в коем случае не узнал сын.
Марина.., она не виновата в случившемся, хотя, при желании, могла бы всё бросить, проконтролировать её состояние там, на скамейке, и сразу же вызвать ей такси. Но я, дура, сама больше всех виновата, думала Антонина. Нечего шляться поздно одной по всяким вечеринкам. Впредь на всю жизнь будет наука.
Она постарается не встречаться с Мариной как можно дольше, а может и никогда больше. У неё же нет номера её мобильного и адрес Тони Марина не успела узнать. Этот сосед, Костя кажется, он постарается выкрутиться перед Мариной и навешать ей лапшу на уши.
Да, впрочем, не такая уж и катастрофа глобального масштаба с ней приключилась. Если бы только ещё не этот отвратительный старковатый сторож...
Она глубоко вздохнула, встала, выпила валерьяны. Посидела, успокоилась. Затем погасила свет и легла спать.

на эротическую страницу >