Советский секс

(групповой секс реальная история)



Это кто же вам сказал, что в Советском Союзе секса не было? Не верьте!
Михаил Кузьменко возвращался из командировки и едва успевал до отправления поезда. Было около семьнадцати часов по московскому времени. Уже обьявили по громкой связи, что пассажирский поезд Москва - Донецк отправляется в свой далёкий путь. Бежать к кассам для приобретения билета было бессмысленно и Михаил подбежал к одному из вагонов, проводница которого ещё не успела закрыть дверь.
- Пассажира без билета возьмёте? - скороговоркой, запыхавшись, поинтересовался он.
Молодая стройная и симпатичная девушка с маленьким шрамом на левой щеке измерила его с головы до ног своим взглядом.
- Садись, только быстрее, а то уже трогаемся.
Михаил заскочил в тамбур, а проводница уточнила условие его перевозки:
- Денег с тебя не возьмём, но всю дорогу будешь работать в вагоне кочегаром. Ну, а если нагрянет контроль - не обессудь, будешь платить двойной штраф, за себя и за нас, что зайцем взяли. Тебе далеко ехать?
- В Ворошиловградскую область (ныне Луганская).
- Хорошо, земляк значит.

У Михаила не было выбора, он уже намаялся за несколько дней, а погода уже была довольно прохладная. Через несколько дней седьмое ноября - праздник. Сначала через Москву он ездил в Калинин (ныне Тверь), размещал заказы на изготовление технологической оснастки на одном из заводов. Его немного удивили разукрашеные деревяные дома в старой части города, а так же местное время. По сравнению с временем суток на Донбассе здесь позже темнело, но зато утром было ещё очень темно, а народ уже спешил на работу и трамваи гудели под окнами.
Ночевать пришлось в заводском общежитии, а в электричке из Москвы в Калинин и обратно отсидел задницу, потому что ехать пришлось в жёстком вагоне по четыре с лишним часа в одну сторону.
Затем ещё надо было порешать вопросы в Москве, в главке. Пришлось потратить остаток времени одного рабочего дня и больше половины дня следующего.
На сутки ни в одну гостиницу не устроешься. В одной из них швейцар за пять рублей дал адрес квартиры, где можно было перекантовать ночь. Полтора часа ехал на троллейбусе в дальний район, а когда был на месте дверь квартиры ему открыла женщина, с сигаретой в зубах, одетая в прозрачный пенюар, через который четко были обозначены голая грудь и обнажённое интимное место между ног.
- Это вы звонили мне недавно? - Спросила она Михаила немного прокуреным голосом. А за её спиной мелькнула фигура дебелого мужика в одних плавках.
- Нет, я вам не звонил.

- Ну тогда извините, скоро сюда должны кое-кто подьехать и вам места здесь не найдётся.
И Кузьменко понял, что это была за квартира и что ему действительно было там не место находиться. Возвратился в гостиницу, в которой швейцар содрал с него пятерик. Но тот не хотел возвращать деньги и предложил Михаилу переночевать в фойе, сидя в мягком кресле. Делать было нечего и Михаил согласился. Вскоре, когда стемнело, к нему присоединились ещё человек пять-шесть, заняв места на других креслах и на мягком диване. А швейцар, он же дежурный-сторож, до полуночи развлекал их разными анекдотами и рассказами...
И вот, наконец, Михаил уже в поезде и едет хоть таким образом домой.
В вагоне оказалось две хозяйки: та, которая его сажала, позже выяснилось, что её звали Ирой, и другая девушка, ростом чуть ниже, но чуть пошире в бёдрах, которую звали Людой.
Вагон был плацкартный и находился через два вагона с вагоном-рестораном. Наполовину был пустой, хотя Михаил знал, что ему вряд ли посчастливилось бы взять билет, у железнодорожников всегда была отговорка, что это бронь для других городов по пути следования поезда.
Поезд был не скорым и медленно двигался извилистой змейкой по широким просторам "союза нерушимого республик советских", останавливаясь почти у каждого столба.

В скором времени Михаил занялся своей договорной с проводницами работой - стал кочегарить, дабы в вагоне стало теплее и пассажиры смогли попить вечером горячего чаю. В перерывах между работой располагался неподалёку, через купе, в котором было свободное место. В соседнем за ним купе ехала интересная компания; слепой мужчина среднего роста и среднего же возраста со своей женой, а так же небритый мужик с отрезаной по колено одной ногой, с костылями. На ужин они скооперировались: инвалид с костылями достал из сумки бутылку с самогоном и стал понемногу наливать в алюминиевую кружку. Инвалид по зрению с женой накрыли на стол немного сала с хлебом и головкой лука. По очереди пили, затем закусывали и вели разговоры. Слепой сидел рядом с проходом и когда его задевал кто-либо из проходящих, громко бранился нецензурными словами, типа "хрен тебе в горло" ( с ударением на последний слог).
Остальные пассажиры занимались кто-чем: играли в карты, в шашки, читали газеты и журнали, выданые проводницами. По радио слушали информацию о новостях, а после звукостудия поезда развлекала всех песнями. Когда звучала недавно появившаяся в эфире модная песня "музыка нас связала..." группы "мираж", где-то в средине вагона поднялся какой-то шум. Оказывается один рослый парень, побывавший до этого в ресторане, пытался стащить с верхней полки понравившуюся ему незнакомую девушку, предлагая ей уединиться на время в туалете, так как у него после спиртного неожиданно возникла большая сексуальная озабоченность. Соседи пытались защитить девушку и успокоить парня, а затем девушка переселилась в другое купе, поменявшись местами с каким-то мужчиной.

Часа через два на какой-то станции в вагон зашла группа каких-то музыкантов, по внешнему виду больше напоминавших бродячих. Все были одеты в обтрёпаные джинсовые брюки и куртки, одни с нагрудными крестиками на цепочках, другие с серьгами в ушах и с музыкальными инструментами в руках. Пятеро человек, они шумно заняли свободное купе недалеко от туалета и со смехом продолжали дорасказывать начатую ещё на перроне смешную историю.
Дальше ехали без особых приключений, если не считать, что около полуночи другой пьяный мужик свалился с верхней полки при резком торможении поезда, но как-то удачно и особенно не пострадал.
В полночь выключили освещение, оставив только ночное по проходу. Немногие, ещё бодрствовавшие до этого времени, пассажиры стали засыпать. А где-то через пол часа к купе проводниц стали по очереди подтягиваться парни из вышеупомянутой музыкальной группы. Сначала зашли в купе двое и за ними щёлкнул закрывающийся изнутри замок. Двое следующих подошли к двери купе и там ожидали своей очереди. Они уже частично разделись и переминались, стоя, только в цветных майках и цветных спортивных трусах.
Михаилу надо было в очередной раз подбросить угля в топку. Когда он проходил между дверями купе проводниц и двумя ожидающими очереди музыкантами, то услышал доносившиеся из купе негромкие стоны удовлетворения девушек. Кузьменко теперь вспомнил, что часов в одиннадцать вечера двое из музыкантов любезничали с проводницами, очевидно договариваясь о ночном сексе.

Двоим ожидающим парням очевидно было невтерпёж и один из них легонько постучал в дверь купе. Дверь открылась в тот момент, когда Михаил возвращался от печки в своё купе, и он случайно увидел в дверном проёме процесс ночной сексуальной оргии. Обе девушки, полностью обнажённые, стояли вряд задницами к двери, облокотясь руками на постель. Один голый парень продолжал усиленно трахать одну из девушек, а второй, открывший дверь на стук друзей, стоял голый со вздыбленным мокрым стояком и со злостью едва слышно обратился к ожидавшим.
- Ну чё вы отвлекаете, только собрался кончить. Потерпите немного.
И он снова закрыл за собой дверь.
Один из ожидавших обратился к Михаилу:
- Слышишь, друг, может ты не будешь здесь мельтешить? Мы сами через время уголька в печку подбросим, а ты иди лучше поспи, и не обижайся.
Михаил ушёл , ничего им не ответив. Только непроизвольно обращал внимание как пары парней поменялись, а затем к купе проводниц подошёл и пятый музыкант в очках. И тут к ним неожиданно подошёл и парень не из их компании, который раньше "цеплялся" к незнакомой девушке, очевидно заявляя и свои права на ночную оргию. Наверно он тоже ещё не спал и сообразил, какие события развиваются в одном конце вагона. Но Михаил чувствовал, что кое-кто из пассажиров ещё был тайным свидетелем происходящего.

Музыкантам пришлось приютить в свою сексуальную группу и неизвестного парня, так как он был рослым и настойчиво добивался своего. Его включили в третью пару с очкариком.
Когда все по одному разу удовлетворили свои сексуальные желания, очкарик с посторонним парнем ушли спать. Но четверо музыкантов ещё оставались у купе проводниц, чтобы потрахаться по второму заходу. Один из них тихонько говорил товарищу, но Михаил едва слышал их.
- Теперь меняемся местами, я буду драть Иру, а ты Люду.
Когда дверь купе снова открылась, они готовы были снова рынуться вовнутрь. Но выходящие из купе парни остановили их:
- Подождите немного, дайте девчонкам прибраться немного, а то у них уже по ногам течёт...
Кузьменко смог уснуть только через некоторое время после того, как в конце вагона всё утихомирилось и все парни ушли спать.
Он слышал, как ворочался в соседнем купе безногий и жена слепого что-то выругалась. Затем в тамбур прошли трое одетых пассажиров, которые вставали с поезда на следующей станции. Постучали в дверь купе проводников, возможно желая взять свои билеты. Проводницы им не открыли. В тамбуре послышался голос одного из музыкантов, который открывал дверь выходящим из поезда пассажирам. Оказалось, что парни-музыканты по очереди дежурили вместо проводниц, высаживая людей на станциях и принимая вновь заходящих в вагон, на что некоторые люди своеобразно выражали своё удивление и недоумение.

С утра пассажиры вагона начали постепенно просыпаться. Некоторые несли проводникам снятое с постелей бельё. Но проводницы по-прежнему не выходили, очевидно приходя в себя и отсыпаясь. Бельё оставляли возле купе прямо на полу, у окна. Часам к восьми утра к купе проводниц подошли и музыканты, попытались тихонько разбудить девушек, что-то тихо говоря им через двери. Но девушки не реагировали и на них.
Когда подьехали к очередной станции, двое музыкантов вместе с другими людьми вышли на перрон и купили у продающих женщин ведро осенних яблок. Внесли в вагон с ведром и снова попытались разбудить проводниц. Не разбудив их, высыпали яблоки под стенку вагона у их купе, а ведро возвратили женщинам.
- Вот ерундой занимаются молодые, - глядя на происходящее сердито сказал безногий мужик.
- А что они делают, что? - Допытывался у него слепой.
- Заглаживают следы своего ночного разврата, - зло ответила ему жена.
Где-то через час стали готовиться к выходу и музыканты. Они уже громче предупредили об этом через дверь проводниц, а сами вышли на следующей станции. Чуть погодя дверь купе проводниц наконец-то открылась и девушки вышли. Очухавшись, понемногу приступили к своим обязанностям; стали убирать бельё, валяющиеся на полу яблоки и готовить пассажирам чай.
Поез тем временем уже входил на просторы Ворошиловградской области Украинской ССР.

С опозданием стали разносить чай желающим. Вид у девушек был, конечно, как говорят, не товарный. Одна из них принесла чай на подносе в одно из купе и, ставя на столик чуть уставшими руками, неожиданно перелила чай. Сидящая в купе женщина начала возмущаться, что капли чая попали на её кофту. На что рядом сидящий мужчина язвительно сказал в присутствии проводницы:
- Да им простительно, они и так трудились почти целую ночь.
А жена слепого вообще не захотела брать чай, когда ей принесла другая проводница.
- Не хочу и за стакан браться из рук этих блядей, - по-прежнему сердито ответила она.
Девушки-проводницы старались никак не реагировать на эти выпады отдельных пассажиров. Хоть и вяло, они продолжали уборку в вагоне.
Вскоре поед прибыл в Ворошиловград и, простояв там положенное время, двинулся в путь дальше. Начал готовиться к выходу на своей станции и Кузьменко. Одна из проводниц, Люда, открыла при движении поезда дверь тамбура и, стоя рядом с Михаилом, дышала уже приобретавшим свежесть вечерным воздухом.
Михаил стоял молча и не пытался с ней заговорить, хотя раньше думал поблагодарить проводниц, что они взяли его в вагон без билета. Отношение его к происходившему ночью и к самим девушкам было неоднозначное. "Очевидно, что обе они были ещё не замужем, а то у мужей повыростали бы огромные рога," - думал он. Поезд прибыл на его станцию и Кузьменко с возникшей лёгкостью зашагал в сторону своего дома.

на эротическую страницу >