Старый ловелас

( секс рассказы молодые пожилые )



Старый уютный ресторан на окраине города. Почти в центре зала за столом сидят четыре девушки, очевидно студентки. Что-то отмечают, но довольно скромно. Ведут себя весело. А за маленьким столиком в углу зала сидит пожилой мужчина, внимание которого привлекли эти весёлые молоденькие феи. Зазвучала спокойная, плавная музыка. Мужчина поднялся из-за столика и уверенной походкой направился к девушкам. Подошёл поближе к одной из них, которая больше внушала ему доверие и симпатию, жестом пригласил её на танец:
- Вы не возражаете?
После секундного колебания Ксения встала со стула и пошла танцевать с этим старикашкой. Она видела взгляды подруг, когда он тут же прижал её к себе и пухлой ручкой стал гладить по спине. В глазах подруг было дикое изумление тем, что Ксения не дала отбой ещё в тот момент, когда этот старый ловелас приблизился к их столу.
Обьятия становились всё крепче, и вскоре его рука пошла гулять по всей её спине, а потом и по телу, пока не обнаружила один из упругих холмиков на этом новом неизведаном ландшафте - тугую и нежную девичью грудь. Мужчина испытал нежданную радость, когда бутончик на вершине холма вдруг напрягся, и стал очень нежно гладить его средним пальцем руки. На него нахлынуло лирическое настроение, когда девушка не отстранилась, не вырвалась из бесцеремонных обьятий.
Обычно большинство девушек в таких ситуациях звереют. Во всяком случае в девяносто девяти случаях из ста. Но он знает и то, что в одном случае из ста юная красотка не вырывается. Пятидесятилетний Евгений вполне осознаёт, что испытывает непреодолимую тягу щупать, мягко говоря, очень молоденьких девушек. И если быть уже совсем честным, с каждым годом этому занятию он предаётся со всё большим усердием. А поэтому ему известно, что существуют редкие и потому особо ценные экземпляры, питающие слабость именно к таким старым ловеласам, как Евгений.

- И как же тебя зовут? - шепчут его горячие влажные губы прямо в ухо девушки.
Он старается говорить как можно вкрадчивее, чтобы не спугнуть доверчивую леди и одновременно чувствует, как в штанах у него всё распирает от желания.
- Ксюша, - отвечает маленькое сокровище, нисколько не смущаясь тем, что об её живот трётся всё увеличивающийся в размерах член.
- А вас как зовут?
- Женя или Евгений Борисович.
Ему приходится сделать усилие, чтобы заставить свой голос повиноваться.
- И сколько же тебе лет?
- Девятнадцать. А вам?
Девушка с трудом сдерживает улыбку или ему это только чудится.
- Давай не будем об этом, - говорит он, беря её обеими руками за зад.
- Ну нет! - возмущается она, теперь уже не в силах сдержать улыбки. - Я ведь сказала сколько мне лет, теперь ваша очередь!
Он в отчаянии.
- Сначала пообещай станцевать со мной ещё хотя бы четыре танца.
- Идёт, - снова улыбается Ксения. В душе она страшно обеспокоена происходящим и не понимает, что заставляет её добровольно танцевать танец за танцем с этим отвратительным типом, который даже не пытается скрыть своих намерений хотя бы ради приличия. Однако больше всего девушку пугает не то, что она мирится с происходящим, а тот кошмарный факт, что ей нравится всё, что этот хмырь с ней делает.

К концу четвёртого танца она чувствует, как его пальцы нежно сжимают её сосок.
- А не могу я пригласить тебя что-нибудь выпить? - снова слышит она его голос.
- С удовольствием, - отвечает девушка, не задумываясь.
С этой минуты Ксения уже перестала воспринимать себя как нормального, разумного человека, поступающего так, как этого требуют правила приличия. Когда они сидят за столом друг против друга, она окончательно осознаёт, что у неё есть тайна, которую нельзя доверить ни одной из подруг и даже своему дневнику - непонятное влечение к этому толстому пожилому человеку, которого при других обстоятельствах она бы сочла ужасно некрасивым, даже гадким, одетого в светло-серый габардиновый костюм и белую нейлоновую рубашку, пропахшую потом, сексом и одеколоном, тяжело дышавшего прямо ей в ухо всё время, пока она танцевала четыре обещаных танца.
И вот теперь она чувствует, как его нога залезает ей под юбку, протискивается между ног. И пока эта нога, одетая в носок, осторожно трётся о тонкий, гладкий шёлк её трусиков, они болтают о вещах, о которых люди обычно говорят на танцевальных вечерах. Он спрашивает об учёбе, о планах на будущее, она интересуется его работой и семейным положением. Евгений уже шесть лет как развёлся с женой, имеет восемнадцатилетнего сына, который сейчас путешествует с приятелем где-то за границей.
Его одолевают сомнения: рискнуть ли сразу пригласить Ксюшу к себе домой или же не форсировать события и для начала ограничиться рестораном и кино. Но тогда ему надо улучить две-три минутки и заскочить в туалет. Он бы с удовольствием помастурбировал подольше, но едва успевает сделать несколько движений, как его заряд выстреливает, словно как из пушки, прямо в белый кафель над унитазом.

Когда он возвращается, она по-прежнему сидит за столиком. К его большому удивлению, на вопрос, не могут ли они встретиться завтра, Ксюша отвечает утвердительно и обещает позвонить. Сама не даёт свой телефон незнакомым. Когда же в её взгляде вдруг возникает беспокойство, и она встаёт и начинает прощаться, он почти теряет всякую надежду.
- Иди теперь гадай, что из этого получиться, - тихо бормочит Евгений про себя, глядя, как она удаляется с молоденькими подружками и растворяется в тёплой ночи.
В воскресенье утром, когда Евгений ещё лежит в постели, она всё же звонит, а часа через два уже сидит с ним в самом роскошном ресторане города, ковыряя вилкой в салате.
- Ты не хочешь потом пойти ко мне домой, посмотреть, как я живу? - спрашивает он дрожащим голосом.
- С удовольствием.
И Евгению Борисовичу приходится считать до ста.
...Ксюша сидит на полу у него в квартире, перебирает пластинки. На проигрывателе уже вращается Гленн Миллер - один из полторы сотни дисков танцевальной музыки, которыми уставлены три полки в гостиной.
- Потанцуем? - предлагает он, протягивая руку.
Девушка берёт её и охотно позволяет ему поднять себя с пола. Обнимая его бычью шею, Ксюша чувствует, как по телу пробегает тот же таинственный трепет сладострастия, который ощутила, когда они танцевали два дня назад. Кончиками пальцев она нащупывает крохотные ячейки сетчатой майки под нейлоновой рубашкой.
- Я люблю джазовую музыку, - говорит он.

Ксюша терпеть не может джаза. В смысле вообще, но сейчас он по какой-то непонятной причине способствует тому, что она испытывает сильное возбуждение от того, что Евгений снова, не стесняясь, прижимается своим членом к её животу. Уже после нескольких тактов музыки он крепко берёт её за зад и приподнимает ровно настолько, что его член, выпирающий из-под брюк, упирается ей в промежность. Это уже нельзя назвать танцем. Евгений ртом находит губы девушки и осторожно раздвигает их языком, который в следующий момент оказывается у неё во рту. Когда рука Евгения Борисовича заползает ей в промежность, а средний палец проникает под резинку трусов и начинает медленно скользить вверх и вниз в щели между срамными губами, она вся дрожит от овладевающего желания. Рот уже не сопротивляется его языку, который, почувствовав свободу, отчаянно резвится у неё между зубов. Она ловит его губами и начинает жадно сосать.
- Ты здорово сосёшь, - бормочет он хриплым голосом. Ксюша тащит его в спальню. На стене висит плакат с голой девушкой, упакованной в целофан. Она сидит на корточках лицом к зрителям и сосёт большой красный леденец совершенно недвусмысленной формы. Под кроватью лежит кипа порнографических журналов.
- Ты уже давно ни с кем не был, верно? - спрашивает Ксюша.
- Да, верно, - вздыхает он, пропуская девушку вперёд.
Он сама галантность. Она нагинается и достаёт из-под кровати порножурнал.
- Нет, нет, - смущается Евгениий и хочет отобрать у неё журнал.
Но она садится на подушку у спинки кровати, умышленно раздвинув ноги, чтобы он мог видеть её трусики и место, где кончаются чулки. Евгений пристраивается напротив и какое-то время упивается этим зрелищем, но вскоре подсаживается поближе к ней и принимается гладить её ноги.

- Тебе нравится? - шепчет он, кивая на страницы рассматриваемого ею журнала.
- Кое-что нравится, но не всё.
- Покажи, что тебе больше всего нравится, - просит он и его рука снова проникает ей в трусы. Её глаза округляются и подёргиваются дымкой. Он уже не в силах больше терпеть, и, не удержавшись, берёт её изящную ручку и подносит к своему вибрирующему члену, всё ещё томящемуся за ширинкой. Ксюша, как ни в чём не бывало, продолжает одной рукой листать журнал, а второй начинает ласкать через брюки его стояк. Он обратил внимание, что Ксюша как раз рассматривает в это время фотографию, где девушка сосёт член солидных размеров пожилому мужчине (его любимая фотография). Сердце его начинает бешенно колотиться, а в глазах темнеет. Ксения что-то бормочет и откладывает журнал в сторону.
- Ты что-то сказала? - спрашивает он, втягивая носом запах её соков с поднесённого к своему лицу среднего пальца.
- Я это... обожаю, - бормочет она еле слышно.
Он боится, что ослышался, с благоговением берёт белокурую голову в свои ладони, крепко целует и потом медленно, стараясь не спугнуть, пригибает одной рукой к члену, поспешно расстёгивая второй рукой ширинку брюк. Ксюша сама вытаскивает из брюк набухший и побагровевший орган. Сначала лишь едва касается губами кончика крайней плоти, затем неуверенно прикасается кончиком языка к нежной коже уздечки. Ксюша начинает языком совершать круговые движения, ощущая солоноватый вкус выступившей на головке капли. Евгений просит её остановиться, желая продлить этот прекрасный, божественный миг блаженства. Ксюша тоже на его вершине: солёная жидкость всё сочится и сочится из члена, напрягшегося до предела, заставляя её всё сосать со всё большим рвением. Она сосёт как богиня, с жадностью, помогая себе ещё и руками, чтобы доставить ему ещё большее удовольствие.

Чувствуя приближение оргазма, Евгений обеими руками обхватил голову девушки и задал ей темп. Одной рукой Ксюша массировала ему мошонку, а второй обхватила негнущийся член и продолжала его сосать, словно какое-то немыслимое лакомство, от которого невозможно оторваться. Евгений слегка приподнялся с кровати, чтобы насладиться видом спермы, когда она ударит ей в рот. Когда наступает оргазм, ему кажется, что его разрывает на части. И вот он! Первая порция спермы попала ей в рот, но он тут же вынул член из её рта, и остальные струи белой и вязкой жидкости уже брызгали на её лицо...
Евгений испытывал удивление, граничащее с преклонением перед этой златокудрой принцессой, находящей удовольствие в том, чтобы ублажать такого старого козла как он, делая ему минет, вместо того, чтобы кувыркаться на цветущем лугу с юным принцем, таким же прекрасным, как она сама.
Он становится перед ней на колени и усаживает её на край кровати. Потом утыкается лицом в её промежность, блаженно втягивая ноздрями сладкий девичий аромат. "Десерт, - мелькнуло у него в голове, - самая вкуснятина..." Он быстро стягивает с неё трусики, затем разводит пальцами припухшие наружные губы и осторожно, словно подразнивая, дотрагивается языком до клитора и внутренних губ, потом начинает медленно их лизать. Ксюша вращает тазом и делает это так неотразимо, как делают лишь молоденькие девушки в минуты сладострастия. Она кончает и кончает, пока не останавливает Евгения, решительно, крепко сжав его голову обеими руками.
- Всё, хватит, - стонет она. - Я больше не могу!
Но член Евгения уже наполовину снова встал и с вожделением заглядывает одним своим глазком в её узкое горячее отверстие. Евгений наваливается на девушку всем телом, опрокидывает её на постель и целует в рот, всё ещё пахнущий его плотью, измазывая щеку собственной спермой. Но когда он пытается в неё войти, она не даётся, выворачивается, сдавленым голосом бросая короткое "Нет!"

- Мне пора, - сказала она, глядя на него немного ошалелыми, словно спросонья глазами.
- Увижу ли я тебя ещё? - спросил он её.
- Возможно.
Евгений стоял в дверях и долго смотрел ей вслед, пока она совсем не исчезла из виду...
Повторная встреча состоялась аж через две недели, а затем ещё через неделю. Во время этих встреч Ксюша по своей инициативе демонстрировала Евгению стрептиз. Вместе они устраивали самые невероятные игры, носившие налёт таинственности и даже недозволенности. Он надевал ей на глаза повязку и ставил перед собой на колени со словами "маленький сюрприз." И Ксюша сосала его член, намазаный то мёдом, то кремом, то мороженым. Ксюше больше всего нравилось сосать член с карамельным соусом. Как она сосала! В это время Евгений словно видел небо в алмазах.
Но всякий раз, когда он пытался в неё войти, она вывёртывалась точно так же, как в первый раз и говорила, что ей пора идти.
- Почему? - спрашивал он её.
- Нельзя, - был её единственный ответ. Евгений ни разу не получил удовлетворительного обьяснения на свои настойчивые вопросы.
Когда она пришла к нему в четвёртый раз, в разгар их занятий раздался звонок в дверь. Евгений тихо выругался, пошёл и открыл её. На пороге стоял молодой незнакомый парень. Заметив в прихожей белые босоножки Ксении, он одной рукой отстранил хозяина квартиры и ворвался вовнутрь.
- Так вот где ты обосновалась! - слышался голос парня.
- Я тебе не изменяла, - оправдывалась Ксюша,.. - это не измена, я с ним даже ни разу не лежала...

Она говорила таким увереным тоном, что Евгения передёрнуло от её наглости.
Наконец принц явился, чтобы спасти свою принцессу от старого гнома.
- Ну вот, теперь ты сама видишь, чего стоят такие, как он!
Этот приговор старику молодой человек произнёс, уже спускаясь с Ксюшей по лестнице, и когда Евгений встретился с ним на какие-то доли секунды взглядом, глаза юноши презрительно сощурились.
Евгений Борисович долго стоял как вкопаный, не в силах сдвинуться с места... После этого случая он стал влачить совершенно безрадостную жизнь. Единственным его утешением был телевизор, перед которым он ставил ящик с пивом, да ещё мысли о сыне, который скоро должен вернуться из путешествия... Но однажды вечером, когда он почувствовал первые симптомы необычайно ранней осенней депрессии, неожиданно в дверь позвонили. Это была... Ксения. Но она пришла не одна. Евгений стоял, вдыхая свежий аромат, исходящий от двух длинноногих красавиц, одетых в коротенькие платьица и лодочки на высоком каблуке.
- Привет, ты соскучился? - защебетала Ксюша.
И принялась рассказывать длинную историю, как её парень выследил её, а после из-за большой ревности замучил скандалами. Вобщем она с ним разошлись. И Ксюша попросила у Евгения извинение за тот скандал, произошедший в его квартире.
- Но вот я здесь, - закончила Ксения свой рассказ и бросила лукавый взгляд на подругу, означавший, что та в курсе всего. - Это Аня, моя подруга. У неё сейчас нет парня, как теперь и у меня. Она так же очень хотела к тебе в гости. Надеюсь, ты не возражаешь?..

на эротическую страницу >