В зимний отпуск

(секс измена зимой)



Последние три года Валентин со Светой разрывали свои отпуска на две части и отдыхали вместе пол отпуска зимой, а пол отпуска летом. Работали они оба в одной фирме, только Света в отделе менеджмента, а Валентин в транспортном отделе. Руководство шло им в этом плане на уступки, мало кого можно было «выгнать» в отпуск зимой, а так и летом, в пик отпусков, у них оставалось всего по пол отпуска.
Зимой отдыхали после Рождества, захватывая и крещенские морозы на даче покойного уже родителя мужа. Свёкор Светланы, Яков Матвеевич, сумел в своё время построить хорошую дачу в глуши, рядом с частной конюшней какого-то среднего бизнесмена. Позднее этот лесной массив превратили в заповедную зону, но надлежащим образом узаконенная дача так за Яковом и осталась.
Вот и теперь вчера оба оформили отпуска и собрались уезжать в зимний лес. Но неожиданно позвонила тёща Валентина и попросила, чтобы Светлана приехала к ней на день (тёща жила в этом же городе). Света собралась и поехала, сказав, что поездка на дачу переносится с завтра на послезавтра. На следующее утро Валентина разбудил дверной звонок. Он проснулся, посмотрел на часы - было девять часов, значит расслабился и захотел в отпуске поспать, пока жена отсутствовала.
Открыл дверь, а за порогом стояла Зойка, недавно сменившая себе имя на Аманду, сучка провинциальная, приехавшая в их город около года назад и работавшая в той же, что и он с женой, фирме. Валентину было непонятно, как она стала лучшей подругой жены, и он даже побаивался, что Зойка-Аманда окажет на Светлану негативное влияние. Потому, что подруга уже успела совратить на фирме не одного мужика, в том числе и женатиков.

Аманда быстро проскользнула через порог в квартиру, зацепив Валентина за грудь своими дойками под пальто.
- Вы ещё дома? Хорошо, что ещё не уехали. А я на сегодня взяла отгул, думаю, надо зайти с утра к подруге и по чуть-чуть выпить на посошок. Где хозяйка-то квартиры?
- А её нет сейчас дома, уехала вчера вечером к тёще и будет так же сегодня после обеда, - ответил Валентин, протирая сонные глаза.
Аманда замешкалась возле двери, посмотрела вниз на выпирающее утренним стояком Валентина место его спортивных брюк, перевела свой блядский взгляд на его крепкую грудь под майкой.
- Так что же делать, может тогда мы с тобой, вдвоём, выпьем по одной, по две рюмки, и я побегу? У меня вот в пакете бутылка прекрасного вина, боюсь, что прокиснет.
Валентин с минуту думал, молча.
- Ну, помоги мне раздеться, Валя, повесь пальто на вешалку, - сказала Аманда и нагло, без приглашения стала снимать пальто.
Организовали небольшой столик в зале с бутылкой этого вина, мандаринами и немного порезанной колбасой. Сидели на диване и пировали с придвинутого к дивану журнального столика. Выпили по одной, затем по второй. Лицо у Аманды стало розовым, а масляными глазами она поедала Валентина.
- Эх, сейчас бы ещё и мужика на десерт, для полного счастья, - сказала она, потягиваясь, и выпирая вперёд свои сиськи где-то четвёртого размера.
Некоторым мужикам нравятся такие бабы - с большими сиськами, крупными, как у породистой кобылы, ногами и небольшой попой. Такая вот была и Аманда.

- Ну, так у тебя же есть какой-то бойфренд, позвони ему, - посоветывал ей Валентин.
- Да нет сейчас, временно, у меня никого, а, как говорят, «дорога ложка к обеду».
Подсунулась к нему на диване вплотную, полезла целоваться, а руку положила на его быстро поднимающийся стояк.
- Ну, не стоит, наверное, ты же лучшая подруга жены, вдруг узнает? - попытался отговорить Аманду Валентин, - пойди на лоджию, приоткрой форточку и покури, может пройдёт желание?
- Да ни черта не пройдёт, уже неделю не проходит, чешется, спасу нет. А подруги всем должны делиться. А ты что - не мужик? Смотри, какая баба рядом и сама напрашивается насадится на твой мужской причандал. Вон он у тебя, по ощущению рукой - не королевский, конечно, стандарт, но и не зажигалка из привокзального киоска, а довольно внушительного размера.
И тут Валентина заели её последние слова, сейчас он покажет этой блядушке, какая у него зажигалка. Стал снимать с себя всё, что на нём было, а Аманда, увидев это, решила не отставать от него. Опрокинул её на диване, стал жадно мять её большие, налитые желанием дойки, несколько раз поцеловал её тело, от груди до пупка с пирсингом. Затем грубо, двумя руками раздвинул её ноги, да она и не сопротивлялась.
Между её ног уже давно было горячо и мокро. Вставил свой большой шишак, и сразу задвинул одним резким толчком по самые яйца. Аманда не ожидала такого мощного начала, громко а-х-хнула и сладко закусила нижнюю губу. И Валентин стал энергично её драть...

- Так-так, а что это здесь происходит? - в какой-то момент услышали похотливые чей-то женский голос.
В комнате стояла, ещё не успевшая раздеться, Светлана и широко раскрытыми глазами наблюдала за развратом в её квартире...
Не стоит описывать подробности последовавшей за этим процедуры выхода из сложившейся щекотливой ситуации. Можно только сказать, какими нехорошими словами Светлана обозвала и свою, теперь уже бывшую, подругу и своего, теперь уже бывшего, мужа. Аманда почти выбежала на лестничную площадку, на ходу застёгивая пальто, а Валентин собрал в большую сумку часть своих нехитрых вещей и один отправился на дачу, услышав вдогонку от жены, что она сама подаст на развод в ближайшее время.
...На не совсем хорошо расчищенном от снега шоссе маршрутка остановилась у маленькой автобусной остановки. Валентин вышел из неё и направился к своему дачному домику. Уже по не чищеной дороге прошёл около километра к даче, хорошо, что снега было немного. Зашёл в домик и, пока не раздеваясь, включил электрокамин, благо электричество было проведено к конюшне, а заодно и к даче. Часа через два разделся. Выложил из пакетов продукты, которыми затарился по дороге, при скромном потреблении должно было хватить на отпускное время.
В лесу было красиво и зимой и, главное, что здесь была тишина, которая спасала его временно от города и от зудящих претензий жены по поводу его необдуманного проступка. Валентину было тяжело это сознавать, потому, что он сильно любил Светлану, да и она, он знал, любила его. Но что теперь поделаешь, сейчас у него хотя бы было какое-то время побыть одному и морально подготовиться к разводу.

Так прошёл один, второй и третий дни. Посмотрел немного телевизор по спутниковой антенне, но это не поднимало его настроения. На четвёртый день решил побродить по лесу на лыжах.
Неожиданно со стороны увидел, как в направлении к конюшне шла незнакомая девушка. Остановился и присмотрелся внимательнее: очевидно, одна из горожанок, которые иногда проводят пару выходных в месяц в седле, вот только, что её занесло сюда? Да ещё в середине января. Валентин знал, что домик для приезжих не отапливался. Но она направлялась явно туда. Она была невысокого роста, с округлым лицом и слегка раскосыми глазами, в видавшей виды куртке-аляске и клетчатых брюках. За спиной висел не очень на вид наполненный рюкзак. На вид ей было лет восемнадцать.
Она подошла к конюшне в то время, когда оттуда как раз вышел пожилой конюх, Прохор. Они несколько минут разговаривали, а затем Прохор повёл её к этому домику для приезжих.
- Замёрзнет ведь девочка, - подумал Валентин, возвращаясь к себе на дачу.
Уже поздно вечером вышел во двор, издали увидел тусклый свет в окошке домика для приезжих. Обратил внимание, что Прохор тоже ещё не спал, а вывозил из конюшни навоз на тачке. Прошёлся к конюшне и затеял с конюхом вялый разговор.
От него узнал, что Прохор убеждал девушку уехать отсюда назад, домой. Говорил ей, что туристский сезон начнётся только весной, поэтому ни тренера, ни хозяина, никого, кроме него в ближайшее время здесь не будет. Тем более, что домик для гостей не приспособлен для проживания зимой, да и кладовка пуста. Но она сказала, что это её устраивает и хочет побыть здесь неделю. Сказала, что у неё есть что покушать и даже спальный мешок.

- Что её сюда сейчас занесло? - сказал Прохор. - Да ещё зимой. На уголовницу совсем не похожа. А в домике температура лишь немного выше, чем на улице, замёрзнет девушка.
Узнав в разговоре, почему Валентин приехал на дачу без жены и что дело пошло к разводу, Прохор обратился к нему:
- Ты бы приютил девушку на время у себя. Я ведь её не могу к себе пригласить, что у меня - в маленькой комнатушке при конюшне одна раскладушка с небольшим столиком и табуреткой, да металлическая печка-буржуйка. А тебе что - ты уже почти свободный человек.
Постояли, помолчали. Затем Валентин направился к домику для приезжих, свет в котором по-прежнему горел. Постучал, никто не ответил, но дверь оказалась изнутри не запертой. Вошёл вовнутрь. Увидел гостью, дрожащую от холода в своём спальном мешке, да ещё и под найденным там старым одеялом. Конечно, спать в таких условиях ей было невозможно. От кого или от чего эта девушка забрела в эту глушь, и что у неё было на сердце? Возможно, тоже убежала от каких-то проблем, как и он.
Валентину стало, действительно, жаль девушку, и он обратился к ней:
- Вот что, перебирайтесь ко мне, здесь рядом, на дачу, у меня там хоть тепло, а то окоченеешь здесь до утра, - неожиданно перешёл с ней на «ты».
Думал, что она станет возражать, но, видимо, холод уж сильно мучил её, и она без слов вылезла из спальника - она, конечно же, была одета, как на улицу, одела ботинки, собрала спальный мешок и пошла за Валентином...

Зайдя в дачный домик, она немедленно присела у электрокамина, и протянула к нему руки. Валентин присел на табуретку у стола и поймал себя на мысли, что залюбовался ею: теперь, когда он её рассмотрел хорошенько, то увидел её худощавую, нескладную, далёкую от глянцевой красоты, но такую родственную его сердцу в теперешнем его положении. Она вдруг повернула к нему лицо, и он увидел в её глазах отблески огня на слезинках.
Не удержался и, подойдя, обнял её, и она вдруг прильнула к нему. И тут между ними, двумя одинокими, заброшенными в большой заповедник, словно проскочила искра. Они словно сошли с ума! Он вдруг повернул её к себе спиной, одна его рука скользнула к застежкам её брюк и рванула их вместе с трусиками вниз, к коленям; другая нагнула её спину и приподняла «аляску», под которой оказался свитер и фланелевая рубашка.
Никогда у него не было такой эрекции! Он расстегнул ширинку брюк и сразу же вогнал член на всю длину в её лоно, и она с легким стоном его приняла в себя. Этот стон и был единственным звуком в комнате с тех пор, как они в неё вошли. Его гостья сразу же как-то расслабилась, а он двигался в ней как жеребец - резкими и грубыми толчками. Они совсем потеряли голову от такого откровенно животного, неласкового совокупления. Он только успел подумать, что делает это без презерватива, как почувствовал близость оргазма и, вытащив член, обильно оросил её худые ягодицы своим семенем...
А после? После они несколько раз поцеловались, она наконец-то, разделась и они привели себя в порядок. Как оказалось Олеся, так звали девушку, была ещё девственницей, и Валентин стал её первым мужчиной.

Немного разговорились. Олеся рассказала, что встречалась с парнем. Он хотел сделать из неё женщину, но она не соглашалась. Тогда он вскоре, возможно назло ей, ушёл к подруге Олеси и вскоре же и женился на ней. Девушка не смогла смотреть на всё это и решила хотя бы на время уединиться в каком-нибудь тихом месте. Вспомнила, что когда-то её отец привозил её, школьницу, сюда летом.
На следующий день Валентин уговорил Олесю вернуться домой, покормил, дал ей немного денег и проводил до автобусной остановки. Вернувшись на дачу немного прибрался, на всякий случай. И не напрасно, потому, что уже через день на дачу приехала Светлана.
Сказала, что с Амандой всё кончено навсегда, а его она, подумав, на первый раз прощает.
- Скажи , что с Амандой у тебя была первая и последняя измена мне и попроси у меня прощение, - обратилась она к мужу.
И он всё выполнил, как она и требовала, не моргнув при этом и глазом.
- Ну, вот теперь спокойно можно провести в этом зимнем раю остаток зимнего отпуска, - удовлетворённо сказала она и стала распаковывать привезенные ей дополнительно продукты.
На следующий день они катались по лесу на лыжах, заехали в гости к Прохору. Светлана поздравила его с крещенскими праздниками и подарила Прохору бутылку вина, качалку колбасы и пакет сухарей с изюмом. Попросила, чтобы он приглядывал за их дачей, когда их здесь нет. Прохор поблагодарил Светлану за подарки и незаметно для неё подмигнул Валентину левым глазом. Он был умным мужиком и в разговоре о посетившей их странной девушке вообще не упомянул.
Остаток отпуска прошёл очень хорошо, и жена с мужем были оба очень довольны друг другом. Так вот и закончился хорошо этот кризис в их семейной судьбе.

на эротическую страницу >