Нелепости секса

( мини рассказы про секс и любовь )



Марина была уже в том возрасте, когда в своей сексуальной жизни она познала и случаи классического соблазнения, и угарные ночи. Когда от любви уже в глазах темнело и оргазмы превращались в серию. Да, много чего было в её жизни, а когда начинала вспоминать, то чаще почему-то вспоминалась всякая фигня.
Уже с детства она была хоть и скромным ребёнком, но очень начитанной, ибо росла в интеллигентной семье. В подростковом возрасте гулять ей родители много не разрешали и пытались больше её контролировать. Что оставалось делать? Читала, сохраняя в голове, всё, что было под рукой доступное - от «Декамерона» в литературе до списка симптомов венерических заболеваний.
Чуть позже всё-таки стала иногда встречаться с парнями в режиме до девяти часов вечера. Ну, как говорится, время поцелуйчиков-обжиманий в подьезде. Но девочка росла. Общалась и с подругами. Подруги раньше познали первые радости секса, которые они часто приурочивали или к своим дням рождения или к дням рождения своих парней. Так сказать - сексуальные подарки.
И вот, наконец, и к Марине пришла она, Любовь, правда в виде любви двух девственников. Сексуальная активность по удовлетворению партнёров путём возбуждения эрогенных зон, без непосредственного контакта гениталий, так называемый петтинг, плавно перетекла за дверь комнаты Марины в онный, когда она училась в последнем классе школы. Произошло это, когда родители уехали на выходных к родственникам, и она пригласила к себе первого увиденного на этот момент парня с их двора, Пашку. Закрылись в квартире, дверь её комнаты подпёрли вдвоём пианино, на всякий случай.

Марина, хоть и теоретически, но уже была не плохо подготовлена к этому, а Пашка знал только то, о чём ему парни со двора успели рассказать. Короче, после пары поцелуев разделись и улеглись в постель. Марина приготовилась к превращению из девушки в женщину, то есть к продолжению новой сексуальной жизни на пороге «смертельного исхода её девственности».
Снова несколько поцелуев в лежачем положении, массаж её небольшой груди руками парня. У Пашки оказался небольшой, но стойко торчащий пенис. Чтобы в первый раз им было более комфортно, она намазала его и свои гениталии кремом. И вот их секс перешёл в кульминационную стадию. Марина вздрогнула, ощутив, что ей, наконец-то, уже вставили. Да, но не туда, куда она предполагала, а сразу в её попу.
Вначале было немного больно, но затем вроде бы и ничего. Она молчала и только думала: «ну, что же, начнём с анального секса, так даже пикантней». Услышала от парня, когда почувствовала, что он заливает её задницу:
- Ой, Маринка, я, кажется, того, не сдержался, что будем делать?
- Да ничего страшного, туда можно и без презика, хотя я предполагала, что ты всё-таки сделаешь меня женщиной. Для этого я даже приняла меры по предохранению. А почему ты решил воткнуть мне сразу именно туда?
Лицо Пашки сделалось удивлённо-глупым:
- Куда? А что - не туда? А куда надо было?
У Марины в этот момент просто не было слов ему ответить. Её первый опыт получился «через жопу»...

Второй момент нелепости запомнился, когда она сдавала вступительные экзамены в институт. Родители уехали на дачу, а ей надо было усиленно готовиться. Случай невиданный - квартира на ночь в её распоряжении. В её голове рисовались такие феерические картины разврата, что Марина сама себе завидовала. Мариной срочно был вызван «сексуальный партнёр» для помощи в подготовке к экзаменам.
Готовиться начали уже в ванной. Гена зажимал её мокрое тело, тормошил её гордо стоящие сиськи, затем уткнулся носом между её ног. Марине не давала покоя тяга к прекрасному, почерпнутая ею из порнофильмов. Партнёры меняли эротические позы и так увлеклись, что Марина задела ногой стеклянную полочку под зеркалом. Так задела, что в дребезги.
Объяснить назавтра родителям причину потери полочки, кроме как кровавой драки за мойку или бурного секса, не представлялось возможным. Допроса ей не избежать, а "расколят" родители - здравствуй, домашний арест.
Уже с меньшим азартом перебрались в её комнату. Пришлось Марине поработать ротиком, чтобы Генка на время забыл о произошедшей неприятности, и его нижний орган стал готов к выполнению боевой задачи. Чтобы не смущать друг друга виноватыми взглядами сразу стала раком, пышной попой к нему. Этот вид женской привлекательности успокоил, а затем и зажёг его страсти. Генка стал энергично мять руками её булочки, целовать их, а после, неожиданно и между ними (куда целую - туда и того). Замусолил своё лицо в её истекающую вязкую жидкость. Но зато после так отодрал девушку, что ей мало не показалось. В конце так двинул её в попу своим тазом, что она распласталась на постели, а он забрызгал всю её спину...
Когда успокоились от бурного секса, стали генерировать идеи, как заменить полочку, чтобы сразу в глаза не бросалось. И вот - идея найдена! Вспомнили, какие у автобусов-гармошек были овальные окна. Остаток драгоценной ночи потратили на то, чтобы за бутылку купить в уже подвыпившего сторожа ближайшей автобазы это стеклянное окошко и прикрутить его на место в ванной. Родители всё же заметили подделку, но только недели через две. Да, но, обещавшую быть страстной, целую ночь, уже не вернёшь...

Следующий нелепый случай можно отнести к «чудесам фармакологии». У Марины был период, когда она встречалась с мужчиной, который очень хотел продолжения рода. Она его желания не поддерживала, но, поскольку дальше периодической полемики на тему детишек дело не заходило, расставаться с ним она поводов не видела. Степан был жарким мачо. У него было крепкое тело и ровный, твёрдый, увесистый член. Он был сильный самец, трахал и порол её, как кролик. И использовали они тогда свечи "Фарматекс" (кто не знает, это такая дрянь, вставляется в вагину, там растворяется, и, вытекая, убивает бактерии и сперматозоиды.) Так вот, начал он как-то очередной раз её домогаться, трали-вали, ласки предварительные, и свечку так ненавязчиво вводит, короче, дело обычное.
Всё шло как надо, до того самого момента, как вдруг проснулась её интуиция. Чувствует, что что-то не так. Свечка - да, была свечка, тает - да, тает. Но что-то не так всё равно. Насторожилась. Проанализировала свои ощущения, вместо того, чтобы расслабиться и получать удовольствие. Процесс уже к завершению подходил, а она всё ещё лежала и мисс Марпл изображала. Что же не так-то? И ведь не спросишь! Поворачивает голову: точно! Вместо фарматекса он засунул в неё свечку от молочницы! Клялся потом всеми святыми, что без злого умысла, но кто же поверит! Какое счастье ещё, что он в неё не кончил. Но, больше у него такой возможности уже не было никогда...

А вот был ещё один нелепый случай, который можно было бы назвать «немыслимый разврат». Пригласил Марину ещё её один друг к нему Новый год встречать. Она на романтику настроилась, пришла. А любимый ей и говорит:
- Только вместе с нами праздник ещё Сергей встречать будет, хорошо?
Она сразу и не поняла. Или ей отставку сделать хотят, или показать, что у них с другом всё общее. Ситуация двусмысленная - Новый год, в квартире двое ребят и девушка... Пытается мыслить прогрессивно: многие дамы за секс с двумя партнёрами ещё и приплачивать готовы, а тут само в руки идёт.
Оба симпатичные. Опять же, никто насильно не заставляет. По мере убывания спиртных напитков, Марине эта мысль даже увлекательной показалась. Пришло время и она с Андреем уединились в его комнате для интиму. А Сергей остался один за столом смотреть телевизор. Какая у них была чудесная прелюдия. Андрей оказался прямо мастером эротики. Но вот уже дело дошло до того, что он настроился войти в неё. А Марина возьми и ляпни:
- А Сергей когда к нам присоединится?
Какие у Андрея стали после услышанного глаза! Он обвинил её в распущенности, развращённости и попирании настоящей женской верности. Ушла с позором. После стольких лет стыдно до сих пор, когда иногда вспоминает.

Да, были в её жизни некоторые глупые ситуации. Если хорошо повспоминать, то можно ещё кое-что вспомнить. Например, когда она, с подружкой отдыхала на море. У Светланы случился там бурный роман. Настолько бурный, что в прощальную ночь Марину просто насильно выселили с её номера в номер, в котором проживали мужчины. Марина оказалась наедине с другом Светкиного "Ромео". Друг его (красивый мужчина, ничего не скажешь) прозажигал весь отпуск с разными девицами, в их маленькой тусовке не участвовал. Так что вроде бы в последнюю ночь Марине только и знакомиться с ним пришлось. Ну, посидели, поболтали, стали спать укладываться. Тут этого «мужчину мечты» вдруг начинает разбирать на предмет Марины. На лавочку возле бассейна уходить спать она не захотела, поэтому стойко отражала его сексуальные атаки. И так ей обидно сделалось!
Во-первых, где же он, такой классный, был раньше. Во-вторых, у подруги с любовником там продолжение - любовь-морковь, слезы-клятвы, а ей что же, секс по остаточному принципу, кто подвернулся? Ну нет, думает, не дам ни за что! А всё труднее не давать-то... Таких изощренных ласк она никогда в жизни не встречала! (Хочет уже, наверное, больше него, но из упрямства за трусы держится).
Никакие внушения ему не помогают, он, видите ли, весь отпуск зря провёл, раз только сегодня со мной познакомился, ну, обычные бла-бла, спорить бесполезно. Короче, довели они друг друга до белого каления, среди ночи Марина уже вся мокрая, чувствует себя страшной гадиной. Пошла и выселила подругу с хахалем из своего номера, а они, в свою очередь, выселили друга спать в машину.
Совершив из зависти и вредности такое свинство, Марина уснула. Проснулась наутро (естественно, всю ночь снился безумный секс с этим красавцем) и поняла, что имела вчера лучший петтинг в своей жизни. И проимела лучший секс. Просто из глупых принципов. Любви захотелось. Ну, не дура?
Вот такие глупости обычно чаще и запоминаются на годы. И в этом Марину никто не переубедит.

на эротическую страницу >