Странности и страсти

(короткие эротические рассказы)



Марку около сорока лет, но он пока не женат. Кое-кто может сказать, что он одинокий человек, но это не так. Не совсем правильно считать, что люди без семьи являются одинокими. При некоторых недостатках, Марк имел и много преимуществ перед женатиками. Он был во многом свободным человеком, и у него было намного больше времени на развитие себя, как личности: он получил хорошее образование и сделал успешную карьеру. Он находил время, чтобы лучше следить за своей физической формой, был меньше подвержен ожирению и имел стройное телосложение.
У Марка были друзья по работе, да и не только там. Он активно общался с друзьями в соцсетях. У него, правда, были определённые недостатки, или, сказать точнее, странности. Но эти странности у него были связаны с женщинами. Марк обожал женщин, одетых в кожаную одежду. Сердце его почти выскакивало с груди, когда он иногда видел перед собой шикарную женскую попу, обтянутую короткой кожаной юбкой с задним разрезом. А если на женщине ещё были осенние кожаные высокие сапожки, да ещё и длинные кожаные чёрные перчатки - он прямо терял разум. Когда и откуда у него появились такие странные «симпатии», он и сам затруднялся себе ответить. Не так даже было важно красивое у женщины лицо или не очень, главное, чтобы носила на себе сильно привлекающие его «кожаные атрибуты».

Но такие женщины Марку встречались редко, да и войти с ними в контакт ему, как правило, не удавалось: то они были замужем, то ли уже имели своих поклонников, то ли по другим причинам. Тогда Марк не редко прибегал к фантазиям - дней по пять, а то и больше не встречался ни с какой женщиной и, так же, воздерживался от мастурбации. Тогда уровень перманентного возбуждения его становился настолько высок, что даже вид накрашенных женских губ в телевизионной рекламе помады подталкивал его к мысли уединиться в ванной и сбросить давление в яичках. А когда он ещё и представлял, как снимает с женщины кожу (имеется в виду кожаную одежду), оголяя её чудесные телеса - в таком состоянии даже лёгкая и непродолжительная ласка пениса вызывала у него бурную эакуляцию.
У Марка были знакомые женщины в соцсетях и он настойчиво искал такую, с которой можно было бы договориться об удовлетворении его особенных мужских вкусов. Намекал им об этом с осторожностью, но, всё же, нашёл что, или вернее, кого искал. Тридцати трёх летняя Лика согласилась поучавствовать в фантазиях Марка, тем более, что он брал на себя все расходы по приобретению ею необходимой кожаной одежды.

Пришёл тот долгожданный день, когда Лика посетила Марка. Когда она вошла в его квартиру, его восхищениям не было предела. Он стал раздевать её медленно и с наслаждением: вначале снял с неё перчатки, стал целовать их, а затем и руки Лики, затем по очереди снял с неё сапожки и стал целовать её ноги. Снял с неё короткую кожаную куртку и даже сам не ожидал - у Лики был кожаный даже бюстгальтер. Трепетно расстегнул его и жадно впился губами в её грудь. Затем что-то шепнул ей на ушко. Лика сильно удивилась, покачала головой и удалилась в туалет.
Марк полностью разделся и лёг на спину на тёплый ковёр возле кровати в ожидании женщины, что в это время писала в туалете. Слушал, как, едва слышно, журчит её струйка, и как поток иссякает. Да, это была его вторая слабость - он очень любил запах свежей женской мочи. Лика вышла с туалета и пришла к Марку, подошла и стала над ним.
Её стопы по обе стороны головы Марка. Он смотрит, как уносящиеся вверх её длинные ноги смыкаются в волосатой промежности. В волосах вокруг половых губ остались капли мочи, от мочи влажные и сами губы - она специально писала так, чтобы побольше намочиться, потому, что знала - Марк жаждет этого.
Лика начинает присаживаться, не очень быстро. Капля-другая падает на его лицо. Её промежность всё ближе, пока совсем не соприкасается с его лицом.

Её влагалище касается его губ, запахи мочи и пота, словно лавина, нахлынули на Марка, его язык ощущает острый горько-соленый вкус мочи, который постепенно проходит, уступая место тягучей кисловатой смазке. Он втягивает в рот её половые губы, потом отпускает их, вводит в глубь влагалища язык, вынимает и вновь всасывает половые губы. Ему хочется чего-то большего, его толкает на это сверхвозбуждение, и он пальцами начинает ласкать анус Лики.
Но член Марка существует сам по себе. Налитый кровью, он бьётся в такт сердцу и умоляет о плотном женском прикосновении. Наконец, дождался его. Острый ноготок коснулся края головки и начал двигаться по кругу, совершая спиральное восхождение к уретре. Он немного царапает кожу, кажется, что за ногтем остаётся след маленьких кровавых капелек. Сплав небольшой боли и жгучего удовольствия, казалось, схватил за кончик какую-то жилу внутри Марка и начал тянуть наружу, приближая оргазм.
Тем временем, ноготок закончил свой путь на вершине головки члена и ткнулся прямо внутрь отверстия уретры, вызвав большую вспышку боли.
Организм Марка не знал, что ему делать: боль пыталась сбить всякое возбуждение.

Однако оно было сильнее и выталкивало оргазм наружу, этому же способствовало нахождение его лица среди волос и плоти промежности женщины, с её жаром, влагой и запахами. "О, женщина, засунь свой ноготок поглубже, пусть ему станет ещё больнее, выдави из себя ещё каплю мочи, ему так хочется. Сядь на него плотнее, сожми свои бёдра вокруг его головы, чтобы он начал задыхался. И ерзай на нём в приближении своего оргазма".
И вот Лика двигается бёдрами всё реже, ещё реже, садится на Марка всем весом, замирает и он слышит её не то вопль, не то стон. Она кончает, долго, кричит протяжно, а её руки обхватывают ствол Марка и сильно сжимают его. Этого воздействия хватает с избытком, и Марк тоже начинает кончать, безконтрольно заливая ладони Лики спермой. Толчок члена, ещё один, третий, и вот - всё стихает... Марка больше не окутывают спазмы удовольствия, а Лика расслабляет бёдра и просто ложится на него. Боже, как ему хорошо!..
Странная ситуация - сейчас Марк думает, что никогда не захочет этого повторить. Однако он знает, уверен, что через несколько дней ему снова захочется, если не такого, то чего-то подобного.