Пиявки

( новые секс истории )



Они повстречались случайно. Лазарь возвращался с друзьями на микроавтобусе в город после вылазки кампании на природу. Камалия стояла у шоссе и тормозила машину. Свободные места имелись, и её подобрали. Лазарь сразу обратил на неё внимание, она была несколько необычной. Хрупкая, даже плоская фигура, прямые естественные волосы. Но был ей присущ какой-то шарм. У неё была белая, чуть прозрачная кожа, длинная шея, родинки на шее и возле ушей и никакой косметики. Когда Камалия подходила к машине, Лазарь отметил её прямую осанку и лёгкую походку. Девушка почему-то заинтриговала его.
В последнее время Лазарь жил со своей женой, Жанной, свободным браком. Вот и теперь она вместе со своими друзьями по работе уехала отдыхать на горный курорт, взяв семь дней отпуска. Решили коллективно оттянуться по полной. Естественно она не предлагала ему поехать с ней. А если бы и предложила, то он и сам бы отказался. Ему не нравилась кампания жены. С женой Лазарь не занимался сексом дней десять, чувствовал большую напряжённость во всём теле. Особенно в нижней части между ног. Жена вот-вот должна была возвратиться домой, но он был лишён иллюзий, что она бросится к нему в страстные обьятия.
Поэтому, перед тем, как Камалию высадили в городе, решил установить с ней контакт. Пристально смотрел на девушку сзади, вдыхая ноздрями исходящий от неё аромат, чем-то напоминающий запах яблок антоновки. Она чувствовала его взгляд и сама пару раз покосилась на Лазаря через плечо. Всё-таки ему удалось с ней заговорить и познакомиться.

Когда девушка выходила из машины, он обратился к ней:
- Мы можем с тобой встретиться позже? Я хочу с тобой поговорить.
Она улыбнулась:
- Если есть желание, приходи вечером в бар, что с торца вон того здания кинотеатра.
- Хорошо, я обязательно приду, думаю, ты меня не обманешь.
- Тогда до встречи, - её голос прошуршал уже в сумерках в унисон свежему ветерку.
Автобус тронулся, но через несколько метров Лазарь его снова остановил. Решил так же выйти здесь, чтобы в скором времени не добираться сюда из дому. Друзья ехидно посмеялись над ним:
- Смотри, не ударь лицом в грязь, она девушка худощавая, гибкая. Придётся изрядно потрудиться.
Лазарь зашёл в кинотеатр и успел на начало какого-то фильма. Он оказался немного скучным и даже отчасти сентиментальным.

После его окончания перекочевал в бар, оглядел присутствующих - Камалии там не было. Решил её подождать и начал расслабляться сам. Прошло ещё около часа, а девушки всё не было.
- Может всё-таки обманула, а возможно была и уже успела уйти, пока он смотрел кино?
Решил побыть в баре ещё. Камалия появилась ближе к полуночи. Пришла, одетая необычно - в тёмное платье с кружевным воротничком, с пуговицами на спине. Тонкие лодыжки ног обтягивали дорогие колготки. Маникюр без лака. Волосы убраны в пучок. Накрашены только губы, притом неярко. Лазарь попытался уловить запах её духов, когда она подошла к стойке бара. Веяло пронзительной свежестью, но не мылом и не духами - осенним утром.
- Что ты будешь пить? - спросил он её.
- Водку с колой. Два к одному, - уточнила она бармену, - хочу русскую музыку.
- Ты хочешь танцевать?
- А то как же, - она не спеша, но не отрываясь от бокала, высосала через трубочку свой коктейль и снова обратилась к бармену, - мне ещё одну дозу.
- Камалия, ты уже в кондиции? - окликнул её какой-то хлюпик в драных джинсах, - сольемся в экстазе танго?

- О, давно не виделись. Конечно, - она протянула ему руку и они двинулись вглубь зала.
Танцевали они не танго, а нечто среднее между классическим фокстротом и хиппишным "танцуй, как танцует душа". Вёл слюнявчик её довольно уверенно. А о ней и говорить было нечего - бабочка - она самая. Наверное танцы были её родной стихией. Хлюпик поднял и закружил её. У Камалии задралась юбка, и Лазарь увидел, что она, оказывается, была в чулках. У него спёрло дыхание. Скромница! Он заревновал, не стал дожидаться конца танца. Подошёл к ним и взял её за руку:
- Я хочу с тобой поговорить.
Они вышли в вестибюль. Её близость сводила Лазаря с ума. Он сильно зажал её. Как жаждущий путник в пустыне пьёт воду - пил её сдержанное дыхание. Камалия обвила свои крылатые руки вокруг его шеи. Тонкая, гибкая, привстала на цыпочки. Это безумие! Язык горько-сладкий, как вишневые косточки. Он продолжал держать её в своих обьятиях. Она только теснее прижалась к его животу своими рёбрами.
Лазарь на секунду опомнился. Оглянулся. Бар находился в кинотеатре. Сейчас зрительный зал уже пустой. Сторожихи в стеклянной будке вестибюля не видно.
- Идём, - сказал он и они незаметно проникли в пустой зал.

Он сел на кресло в последнем ряду и усадил её спиной к себе. Руки не слушались. Он не мог совладать с её пуговицами. С досадой дёрнул ворот её платья с двух сторон. Пуговицы рассыпались и упали на пол, некоторые покатились.
Лазарь стал целовать и обсасывать ей шею, лопатки, руки и подмышки, как голодный пёс молочные косточки. Камалия глубоко, беззвучно дышала. Он задрал её платье. Чулочки держались на поясе. Её "киска" спряталась под кружевными трусиками.
- Расстегни мне штаны, - хрипло попросил её, - и не поворачивайся, сиди так.
Пока он искал её клитор, она безуспешно пыталась расстегнуть ему джинсы. Он добрался до её сокровища и, наконец, услышал её тихий стон. Сам он был в плену проклятых штанов.
- Встань, на минутку - сказал ей, не убирая правую руку.
Затем левой быстро расстегнул ремень и молнию. Его «друг» получил долгожданную свободу. Но в это время открылась дверь в зал.
- Есть тут кто? - заскрипел старушечий голос. Полоса света стегнула кнутом.
- Тихо, не волнуйся, - прошептал он Камалии.

- Сейчас свет включу, - пригрозила старушка.
- Не надо, бабуля. Мы выходим, - с нескрываемой иронией громко покаялся Лазарь. Видимо, она привыкла к таким парочкам.
- Быстро. Я ждать не буду.
Они наспех поправляли одежду. Когда выходили в вестибюль Лазарь, обнимая Камалию, придерживал её платье на худеньких плечиках. Она опустила голову.
- Бабуля, мы только целовались, - ему хотелось оправдать девушку.
- Знаю, знаю. Лето на улице. Парка нет, что-ли? - беззлобно ворчала старуха.
- Спасибо за совет, - Лазарь подтолкнул Камалию вперёд, чтобы старуха и остальные зеваки не заметили разорванного сзади платья.
На улице он поднял её на руки. Камалия засмеялась, как голубка. Грудное низкое воркование.
- Поцелуй меня, - попросила она.
- Сейчас. Я не только целовать тебя буду. Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю. В парк не пойдём. Я возьму машину, и поедем за город.

До его гаража доехали на такси. Но из гаража не выехали. Как только Лазарь сел за руль, Камалия страстно набросилась на него сзади со своими сосущими поцелуями. Она лишила его всяческой мужской инициативы. В её худосочном теле оказалось так много силы и страсти! Камалия возбуждала его и одновременно страшила. Она присасывалась, к его телу как пиявка...
На минуту прервали ласки, он быстро разложил сидения. Она стащила с него джинсы и сняла с себя трусы. Затем толкнула Лазаря, уложив его на спину и быстро села на него. Насадилась на его стояк сразу, потому что он уже давно был в полном боевом, а она уже давно была мокрая. Стала скакать на нём, немного прикусив нижнюю губу. Скакала долго, но не могла кончить. Он так же не мог кончить с ней. Эта давалочка в блядских чулочках и без лифчика возбудила в нём зверя. Сколько ей? Лет 25! Она подняла всю муть его души. Он сам страдал. И хотел, чтобы страдала и она.
Лазарь выволок её из машины, поставил раком и вонзился в неё с яростью, далеко не эротической, свой стержень. Стал драть её, одной рукой вцепившись в её пшеничные волосы. Её худое бедро - в железных тисках его другой руки. Она - вся его!
- Мне так больно, - тихо сказала Камалия.
- Потерпи ещё немножко.

Лазарь был похож на маньяка. Он входил в неё резко и хладнокровно. Затем отпустил волосы и обоими руками взял её за тонкую талию. Почувствовал, что скоро кончит. Увеличил темп качков. Камалия застонала, кажется она тоже приближалась к финишу.
- Поцелуй меня в спину и не останавливайся, - услышал от неё.
Ненасытная и чувственная, она несла его к своему берегу. Чёрная муть сгорала в её горячем отрывистом дыхании, жгучих стонах. Ещё немного... и оба одновременно взорвались... Лазарь переживал её оргазмы, как свои собственные...
Затем оба затихли. Снова забрались в машину и Камалия незаметно уснула.
...Уже поднималась утренняя заря, а Лазарь всё ласкал Камалию, спящую. Стал различать пастельные полутона этого мира. Сиреневые и фиолетовые засосы и на её теле, лиловые тени под глазами, еле заметные веснушки на носу и возле его тонких крыльев, персиковый пушок над укушенной им верхней губой.
Как можно нежнее разбудил её, они немного прибрались. Затем он завёл машину, отвёз девушку к её дому и сам возвратился домой. Вошёл в квартиру и... оп-па! На кровати спала его жена, Жанна. Лазарь тихонько разделся и лёг уже утром спать на диван...

- Нет, я не дам тебе больше спать. Уже скоро полдень. Просыпайся сейчас же, - жена стянула с него одеяло. При дневном свете её голова в бигудях была как в змеиных яйцах.
- Где ты шлялся целую ночь? Я приехала вчера днём, привезла ему подарок, а его нет, и ночью тоже.
- Ну, извини, я уже давно не мальчик, - Лазарь попытался снова натянуть назад одеяло. Ни дать, ни взять - бытовая горгона со спящими змеями на голове.
- А это что такое? - завопила Жанна, как будто увидела себя в зеркале его глазами.
- Где? - он, наконец, проснулся окончательно.
- У тебя на спине. Кто это тебя так обсосал?
- Что? А? Это моя любовница. Ты меня испугала. Не надо, прошу тебя, с раннего утра ужасы...
- Кто она? У неё что, рот, как медицинские банки?
- Жанна, это наше личное дело. Ин-тим-ное! - растянул он с ударением.
- Ты давно вылечил трихомоноз? Хочешь ещё сифилис подцепить?
- Перестань. Ты мне надоела.

От растерянности и обиды у неё дребезжали голосовые связки. Сейчас будет плакать.
- Извини. Я грубиян. Я больше не буду, - Лазарь поднялся и поцеловал её в щёку.
- Иди мойся и чисть зубы. Я уже и завтрак приготовила.
- Слушаюсь и повинуюсь. Прости меня, Жанночка, я - подлец.
- И подлиза.
Лазарь пошёл в ванную и включил душ. О, чёрт, опять столбняк. Некстати. Он закрыл дверь ванной изнутри. Посмотрел на себя в зеркало. Провёл по щетине. Надо бриться. Огромный засос на груди - медаль за победу в сексуальной революции... Какая вчера была ночь... Его дуралей жаждет повторения больше, чем он сам. Он повернулся спиной к зеркалу. Да, там было чему испугаться. А Камалия? Остался ли на ней клочок чистого тела? Только к пяткам он не добрался...
Лазарь присел на край ванной и закрыл глаза. Как он её хочет! ...Он выбрался, наконец, из ванной. Вышел на балкон и закурил.
- Так ты идёшь завтракать, или уже обедать? - услышал голос жены из кухни.
- Сейчас иду, дорогая...

на эротическую страницу >