Крепостная Фрося

(новые эротические рассказы)



В селе Сагалово поменялся помещик. Старый барин из дворян продал имение какому-то молодому, ранее жившему в основном за границей, то ли в Германии, то ли в другой стране. Крестьяне узнали об этом, когда управляющий имением собрал их всех одного дня и представил Михаила Юрьевича в качестве их нового помещика. Чем отличался молодой барин от старого, крестьяне узнали быстро, и особенно женщины с девушками сразу как то притихли и затаились.
Прежний барин больше всего полюблял охоту и содержал целую свору охотничьих собак. После смерти барыни, его жены, он был уже около десяти лет вдовцом, и в последние годы по мужской части у него уже были проблемы. А Михаил Юрьевич был ещё не женат и в отличие от своего предшественника был страстным охотником до женского пола и особенно до свеженьких девушек. Он сразу стал устанавливать свои порядки в имении: иначе не позволял никакие свадьбы, как по личным фактическим испытаниям достоинств невесты.
Нет, иногда, очень редко, он делал исключения из своих правил - выдавал девицу замуж, не переведя её из девственницы в женщину. Но это случалось тогда, когда девка не нравилась ему, ну не лежала у него к ней душа. А вот с молоденькой Фросей, пятнадцатилетней девушкой всё было наоборот. Фрося уже в этом возрасте была рослой и довольно симпатичной девушкой - и личиком красна и фигуркой соблазнительная. Если бы её ещё и одеть в одежды барские, то она была бы просто барыней-красавицей.
По указанию Михаила Юрьевича, управляющий перевёл её из полевой работницы в состав дворовых рабочих. Правда, родителям Фроси это не очень понравилось. Но, они не могли этому воспрепятствовать, так как были уже пожилыми и бедными, и у них накопился большой долг по оброку ещё и старому помещику, автоматически перешедший к новому.

Михаил Юрьевич распорядился тяжёлой работой Фросю не загружать, несколько дней присматривался к девушке. Но в один вечер решил сделать из неё наложницу. Когда она меняла бельё на кровати в его комнате, молодой барин подошёл к ней сзади и крепко зажал. Фрося вся словно бы окаменела и чуть не впала в обморок. Но барин стал нежно ласкать её и принялся девушку раздевать. Фрося стала было противиться. Тогда Михаил Юрьевич сказал, что она должна быть послушной, так как её родители находятся в большой задолженности перед ним по части урожая и он, как помещик, имеет большие права по этому поводу. Например, продать их другому барину, если тот согласится заплатить за них Михаилу Юрьевичу деньгами их долг или вообще сослать их в Сибирь, пусть и за меньшие причитающиеся ему деньги.
Фрося сильно испугалась за своих, мать и отца, и решила во всём подчиняться барину. В конце она даже сама сняла с себя оставшуюся одежду и полностью обнажённая легла перед барином на постель. Но лежала неподвижно, как бревно. Михаилу это не совсем нравилось, и он потребовал, чтобы и девушка ласкала его, отвечая на его ласки.
Барин стал целовать её в молодые губы, шею, плечи. Затем переключился на её очень упругую молодую грудь, к которой ещё никто до него по существу так не прикасался. Стал нежно мять её всю, затем пощипывать пальцами сильно отвердевшие небольшие соски и щекотать их языком. Фрося стала дышать глубже, её страх стал понемногу отступать, и одновременно ей становилось очень приятно.
Михаил стал гладить её молодые стройные ноги, попытался их развести. Но Фрося сильно сомкнула их и снова стала противиться.

Тогда мужчина силой запустил свою руку ей между ног и стал там активно орудовать. Лицо девушки немного покраснело, а голова слегка закружилась. Она уже как в тумане видела перед собой барина и плохо чувствовала, как он уже широко развёл ей ноги и ловко устроился между ними. Его ласки стали даже нравиться ей и она тихо застонала.
Но через некоторое время вскрикнула от острой боли между её ног и почувствовала болезненное проникновение во влагалище чего то большого, упруго-твёрдого и тёплого. Барин стал елозить им в ней довольно долго. Боль, перешла сначала в тупую, а через некоторое время и вообще исчезла. Ей стало так необьяснимо хорошо и это хорошо всё наростало и становилось ещё лучше. И вот, по телу девушки прошла дрожь, она вся затряслась и почти потеряла от удовольствия сознание. Только ощущала, что и барин на ней как то странно задёргался, застонал и внутри неё что-то стало изливаться из его елдака тёплыми прерывистыми струями...
Через несколько дней барин снова овладел Фросей, а после их интимные сношения превратились в регулярные. Фросе это даже понравилось, она и сама удивлялась, почему так сильно боялась в первый раз. Но вскоре стала ощущать какую-то тяжесть внизу живота, и ей стало тошнить.
Когда Фрося отпросилась на один выходной день к своим родителям, она узнала от матери, что скоро станет тяжёлой. Забеспокоилась и она и родители - что же дальше будет. А Михаил Юрьевич продолжал наслаждаться с беременной - его это заводило ещё больше.

Но, когда живот у Фроси был уже заметен для окружающих, барин решил выдать её замуж. Спросил её сначала, за кого бы она пошла из свободных в селе мужчин или парней. Выбор был не большой - один рыжий Фрол, жена у которого умерла при родах, и он остался один с первенцем, так же рыжим мальчиком и два парня, Степан и Тарас. Правда, за Степана говорили, что у него немного «не все дома».
А вот Тарас был парнем видным, на четыре года старше Фроси. Если сказать честно, то он раньше даже имел виды на девушку и перед тем, как к ним приехал новый барин, чуть не соблазнил Фросю. Но это было раньше, теперь она и сама жалела, что не отдалась тогда Тарасу. Возможно, сейчас была бы беременной от него, и ещё старый барин успел бы разрешить им пожениться. А что теперь? Возможно, его и заставят жениться на Фросе, но какие у него будут чувства и отношения к жене, брюхатой от помещика и как он будет относиться к ребёнку, которого она родить.
Тем не менее, Фрося сказала барину, что хотела бы выйти замуж за Тараса, если это возможно. Но Тарас вначале упёрся, сказав, что вообще ещё не собирается жениться. Тогда Михаил Юрьевич сказал, что его даже не спрашивают, когда и на ком жениться, а он будет растить и воспитывать детей, увеличивая народонаселение помещика. Иначе Тараса запорят батогами, возможно даже до смерти. Так барин их и поженил.

Тарас стал жить с Фросей, и всё было вроде бы ничего. Но однажды, когда Фрося была беременной на половине срока, барин зачем-то снова позвал её и снова её поимел. Узнав это Тарас вскипел и от злости сказал кое-кому, что убьёт барина при удобном случае. Михаил Юрьевич принял эти слухи за дерзость холопа и его угрозу. Думал, как наказать строптивого, но затем решил отдать его в рекруты. Фрося причитала, а когда Тараса уводили с села, бежала за ним. Слёзы застилали ей глаза, она споткнулась и неудачно упала, ей стало очень плохо и больно. Тогда её спасли, но ребёнка она потеряла. Так Фрося стала солдаткой.
Она снова стала жить с родителями и работать вместе с ними. Но через некоторое время она начала иногда ездить на ярмарку, продавать зерно. Долг её семьи перед барином постепенно сокращался. Но Фрося нашла выход, как его возвратить ещё быстрее. Когда она продавала привезенный урожай, то шла после в ближайший трактир. Там присматривала какого-нибудь мужика, у которого ещё были деньги и который ей более-менее нравился. Предлагала ему прогуляться с ней в расположенный рядом лесок и там дополнительно зарабатывала с ним своим телом.
Однажды ей повезло, она уговорила сразу двоих мужиков. Они отымели её раком по очереди и кончили прямо в неё. Но Фрося уже на то время была вполне зрелой, крепкой и привлекательной молодухой, и мужики, смотря на её пышную задницу, отымели её по второму разу. Кончали прямо в неё, но Фрося не боялась, после выкидыша у неё не получалось забеременеть повторно.

Такими вот общими усилиями семье и удалось избавиться от долга помещику. Но пожить свободно, без долгов, родителям Фроси много не пришлось. Вначале умер отец, а через год и мать. Фрося стала жить одна.
И вот где-то через пару лет она познакомилась на ярмарке с представительным мужчиной, который держал в городе гостиницу и небольшой ресторанчик. Фрося очень понравилась Якову Тимофеевичу и он предложил ей перейти к ней работать. На то время вышел закон, по которому рекруты освобождались от крепостничества. А Фрося оставалась солдаткой, женой рекрута, поэтому Яков Тимофеевич договорился с Михаилом Юрьевичем за деньги, чтобы барин дал Фросе вольную и отпустил её в город.
Фрося стала работать горничной в гостинице, а затем и руководить ею. За это она оказывала постоянные интимные услуги Якову Тимофеевичу. По существу, они неофициально стали жить вместе. Яков, хоть и был на двенадцать лет старше Фроси, но мужик был дебелый. Он, как петух, часто топтал Фросю по ночам, а то бывало иногда ещё и по утрам. Дела у них шли хорошо, гостиница не пустовала, да и в ресторанчике посетители не переводились. Яков уговорил Фросю, чтобы иногда она ложилась под богатых клиентов в качестве дополнительных услуг для проживающих в гостинице. Фрося не соглашалась и злилась на Якова, но всё-таки уступила ему. Но затем ей это даже понравилось, она отдавала Якову не все деньги, и часть прикарманивала себе, а иногда и подворовывала умело у Якова.

Особенно Фросе запомнилось время, когда в одной из комнат гостиницы проживании трое французских военных. Им не надо было и предлагать дополнительные услуги - они сами быстро предложили их Фросе. У них она набралась многого, они не брезговали целовать и лизать её влажный бутон между ног и постепенно приучили её отсасывать их «солдатиков», стоящих по стойке вверх и гладить их яйца.
Во время групповых оргий они трахали её одновременно во все имеющиеся у женщины дырки. Именно тогда Фросю впервые в жизни отымели в задницу и она познала по своему существу секс в извращённой французской форме. Тогда даже Яков сделал ей замечание, чтобы она не сильно перетруждалась. И Фрося впервые заметила, что Яков даже немного приревновал её к лягушатникам.
Но вот к ней неожиданно пришла ещё одна трагическая новость - где-то в боях погиб её Тарас. Она совсем не долго жила с ним, а, как женщина, вообще ни разу. Но всё равно ей почему-то было жаль Тараса, возможно, что всё, что с ним произошло - это было всё из-за неё.
Какое-то время она находилась в трауре. Но, по истечении времени Яков неожиданно предложил стать его женой, они обвенчались. Дополнительных услуг клиентам Фрося больше не оказывала. Её жизнь наполнилась новым содержанием.

Яков до неё никогда не был женат, и детей у него не было. Он хотел детей от Фроси, но у них это не получалось. В один момент они решили усыновить мальчика из детского приюта, но не успели. Во время одной большой драки в ресторане, Якова, решившего вместе с вышибалами усмирить дерущихся, подрезали ножом, и он скончался в госпитале.
И снова траур, и снова новая жизнь - Фрося стала наследницей всего бизнеса Якова. Теперь её подчинённые обращались к ней не иначе как - Ефросинья Кузьминична. Она стала осваивать эту тяжёлую для неё роль. И хотя древнегреческая трактовка её имени означала как «радость» или «веселье» - ни одного, ни второго в её жизни по существу и не было.
Но вот однажды к ней неожиданно приехал один приятный на вид молодой человек. Сообщил, что он внебрачный сын Якова Тимофеевича, хотя никаких прав на наследство не имеет. Парень был симпатичным, в возрасте где-то двадцати двух лет и имел какое-то экономическое образование, даже документ показал. Ефросинья была старше него на восемь лет. Николай показался откровенным и ей понравился.
Она не поверила, но и не стала опровергать, что он был внебрачным сыном Якова. Она просто предложила ему должность помощника управляющего её рестораном. Сказала, что вместе им жить будет веселей. И пообещала, что со временем повысит его в должности, если он будет прилежным в работе, и одновременно будет оказывать Ефросинье Кузьминичне дополнительные услуги...