Сны солдата

(секс +в армии истории)



Павел Никитин в армии был уже не новичок, но ещё и не дембель. Прослужил год, и год ещё осталось служить. Как и большинству солдат, ему почти всегда хотелось поспать, поесть и... потрахаться.
На внешность он, даже стриженый, всё равно был симпатичным, быстро бегал, почти не курил, был широк в плечах и слаб на чипос. Чипос - Чрезвычайно Индивидуальная Помощь Оголодавшему Солдату. Ну, может это переводилось и не так, но именно такое значение передал ему уходящий на дембель «дед». Чтобы как-то отвлечься от блудных мыслей, Пашка ежедневно доставал из штанов... календарик и медленно, наслаждаясь, зарисовывал на нём оставшиеся до дембеля дни.
За последние сутки почти не спал. Днём участвовал с подчинёнными в учебных стрельбах, затем с отделением заступил дежурить по роте. Принимал дела у предыдущего наряда. Ну, а после отбоя в роте, он, с ребятами, начали «пахать», наводя образцовый порядок в длинном коридоре, в умывальнике и туалете, в комнатах санитарной гигиены. Попеременно по два часа стояли и дежурили у тумбочки с телефоном.
Когда около часа ночи навели относительный порядок, подошла и его очередь стоять у тумбочки, а солдаты его отделения, которым он командовал в звании младшего сержанта, пошли спать. Простоял некоторое время и, кажется, задремал, опершись на тумбочку. Перед глазами постепенно вырисовывалась фигура в военной форме, с распущенными русыми волосами.

Кажется девушка? От неё идёт приятный аромат духов и голос нежный, когда она неожиданно заговорила с ним. Да это же Алиса, их медсестра.
Никитин не понимал, зачем такой девушке идти работать в воинскую часть, чтобы солдат дразнить? Тело у неё было воплощением мечты любого солдата! Никто и никогда не видел её голой, но какой-то солдат однажды нашел её в социальных сетях... Это был праздник для всех. Её фотографии с моря будоражили их воображение. Теперь каждый знал, что примерно скрывается под её одеждой, однако самого её «тюльпана», никто не видел.
Вот Павел заходит в её кабинет для медосмотра, раздевается до трусов. Трусы сильно оттопыренные, Алиса обращает на это внимание. Подходит к нему вплотную, чтобы послушать его лёгкие, сердцебиение. Пашка чувствует лёгкое прикосновение её груди. Трусы оттопыриваются ещё сильнее. Он уже не может больше терпеть.
- Товарищ медсестра, открывайте ворота! - осмелев, обратился к ней.
Медсестра Алиса быстро убрала шлагбаум-трусы, и раскинулась в шпагате.
- Разрешите войти? - Павел потёрся членом о вагину медсестры.
Ах, как же всё-таки приятно, туда-сюда, хоть сладкая вагина иногда напоминает о доме, так тепло, хорошо...

- Товарищ младший сержант, что спим на посту? - услышал Никитин чей-то голос, вроде бы похожий на голос капитана, командира роты.
Испуганно проснулся, протирая глаза. Перед ним стоял его кореш, Андрюха, улыбался.
- Ты чего не спишь? - спросил Павел у Андрея, - и другим мешаешь.
- Да вот, Пашка, не поверишь. Сон твой охраняю,.. как тебе повезло, что я не капитан, - ответил Андрей.
Он подошёл ближе, засунул руку, глубоко в трусы, и вытащил телефон привязанный на внутренней резинке. Осмотрелся по сторанам, тихо, все спят. Быстро пролистал фотографии, ещё раз огляделся, тем самым подогрев любопытство Пашки. Наконец-то показал фото девушки, полностью голой, такое чувство, что она как минимум модель. Идеальные шарики грудей, такие сочные, что, казалось, рука могла коснуться их через телефон. Пышные губки, голубые глазки, белые волосы...
- Андрюха, это что за чудо? - спросил Павел.
- Меня когда девка бросила, я с этой списался. Любовь и всё такое, ждет меня...

- Точно, ждёт? А то, может вешаться идешь в сартир... - засмеялся Никитин.
- Да нет, подрочить.., - и Андрей так же засмеялся.
- Смотри, стены не обкончай, и не ржи громко, а то всех разбудишь. Короче, иди на хер, - прервал общение Никитин.
Андрей ушёл, а Павел вновь закрыл слипающиеся глаза. Во сне вроде бы зазвонил телефон. Вот Павел берёт трубку, послушал и заматерился.
- Какая нахрен тренировка, я же ведь в армии... Ой, дежурный по роте младший сержант Никитин.
- А это дежурная по медпункту рядовая Филатова, - прозвучал в трубке женский голос.
Алиса, медсестра? - удивился Никитин, - вспомни солнышко, вот и лучик...
- Ну, тебе что сержант, не скучно дежурить? Может прийдёшь ко мне, когда сменишься? Вместе будет веселей. У меня есть пакет персикового сока, ты частично выльешь сок на меня, а потом станешь слизывать с моего тела. Начнёшь с губ, будешь опускаться всё ниже и ниже, сожмёшь мне грудь, поцелуешь лобок...
- Алиса, я... я...

- Никитин, опять спите? - услышал Павел, кто-то сказал это прямо в его ухо.
Павел вновь испугано проснулся. Перед ним вновь стоял Андрей.
- Ну чего ты снова передо мною столбычишь? Тебе что, делать нечего? Так постой вместо меня, а я пойду посплю.
- Так я из туалета возвращаюсь, пойду спать, а то до утреннего подьёма осталось три часа.
Никитин посмотрел на часы. Да, действительно, пора и ему поспать, надо будить на смену Милютина. Через пять минут Милютин с сонными глазами стал возле тумбочки, а Павел стал ложиться на кровать.
- Как всё-таки хорошо растянуться всем телом на мягкой постели, - подумал он, быстро засыпая.
Нет, ему, наверное, снова не удастся поспать. Ему надо идти. Вот он уже быстро шагает, почти бежит, по бетонке. Вот и медпункт. Тихонько постучал в дверь.
- Кто там? - услышал за дверью женский голос и одновременно увидел чей-то глаз в дверном глазке.
- Да это я, Никитин.

Дверь медленно открылась.
- Проходи, быстрее, чтобы никто не увидел.
- Да кто может увидеть в четвёртом часу ночи?
- Ну, всё же, раздевайся.
Он выполнил её команду за сорок пять натренированных секунд. А она ещё оголилась не полностью.
- Ну, так что? Может начнём с минета? - обратился к девушке, держа одной рукой свой длинный хобот.
- Да ты что, Никитин, больной? Не буду я так сразу твою сперму глотать. Сначала ты меня полижешь,.. а там посмотрим.
Ну, так - значит так. Никитин поднял Алису на руки и уложил на стол, ни кровати, ни топчана в дежурной комнате не оказалось. Она не сопротивлялась.
Он стянул с неё розовые трусики, обратив внимание, как они уже сильно намокли. Наклонился и поцеловал её тёплый животик. Затем аккуратными поцелуями начал спускаться вниз, поцеловал лобок, и ещё ниже. Будто утопающий в океане, присосался к её вагине, как к единственному спасительному месту.

Алиса приятно застонала, именно так как он и представлял. Уже через минуту, она сжала свои бёдра, зажав ими его голову, и приятно потекла чем-то очень тёплым, умыв все лицо солдата своей жидкостью. Разжала бёдра и Павел быстро отпрянул от неё, жадно глотая воздух. Немного помассировал рукой между её ног, и аккуратно вошёл своим отвердевшим жезлом в тёплое, мягкооое, влажненькооое...
Перед его глазами вновь предстали две её пышные, бархатно-белые груди. Они аппетитно раскачивались. Павел положил одну свою руку на её грудь, другую свою руку на её бедро, и продолжил её трахать, постепенно ускоряя темп. Дыхание обоих стало тяжелее, можно было слышать как стучат её и его сердца. Движения обоих стали страстными, возбуждение дошло до пика.
Быстрым движением Алиса подтянулась к его губам, и страстно их засосала. Она была настолько разгорячена, что немного обжигала. Горел каждый сантиметр её тела. Она крепко прижалась к Павлу, закинув свои бёдра на его тело, как если бы она на него села, и теперь засосала его шею...
- Рота, подъём! - раздался в казарме очень громкий голос дневального возле тумбочки. Одеяла полетели с тел солдат и началось...
- Эх, что спал, что не спал, - подумал Никитин, быстро одевая сапоги.
Спать всё равно хотелось. Правда, хоть удовольствие во сне получил... и то не до конца...



на эротическую страницу >