Романтика первого раза

(эротические рассказы подростки)



Впервые Юрка имел отношения с девушкой, когда закончил восьмой класс. К ним на лето приехали мамины знакомые с Сибири, муж с женой и с ними двое их детей, Витёк трех лет и Лида. Лиде было шестнадцать лет, она была на год старше Юрки.
- Привет, - выдавил он из себя, не в силах отвести глаз от застежки на груди её платья.
Обычная застежка, но она уходила ниже талии. Это, а также то, что платьице было коротковато даже со всеми скидками на лето, привело Юру в волнение. Она почувствовала его взгляд, но не смутилась, как делали девчонки из его класса, когда на них чересчур откровенно смотрели.
- Лида, - ответила она, улыбаясь, и протянула ему руку. Юра смущенно пожал её.
В связи с приездом знакомых, его родители устроили праздничный ужин. Юра молил бога, чтобы сесть рядом с Лидой, прижаться своей ногой к её ноге, в школе это было обычным явлением. Но их посадили напротив друг друга. Веселый шум-гам, и вдруг он почувствовал, что к его ноге, что-то осторожно прикоснулось. Прикоснулось и пропало.
С трудом Юра удержался, чтобы не заглянуть под стол. Он посмотрел на Лиду, лицо её было ангельским, и лишь лёгкая, почти неуловимая улыбка выдала её. Юра вынул ногу из туфля и стал искать её ногу. Беглянка была рядом. Их ноги прикоснулись, и у него вдруг заболели кончики пальцев. Даже его малый мальчишеский опыт общения с девочками подсказывал ему, что впереди возможно любовное приключение. Нужно лишь не пасовать, она, даёт сигнал, она тоже жаждет любви.

Отец Юрки быстро опьянел, мать, как обычно, стала его хаять. Гости смутились и, сославшись на дорожную усталость, пошли спать, решив, естественно, сначала помыться с дороги. Сначала в ванную пошла мама Лиды, затем мылась Лида, потом папа Лиды и Витёк. Но, пока мать Лиды мылась, Юрка с ней подошли к окну.
- Как у вас тут проводят свободное время? - спросила его Лида.
Юра бормотал что-то насчёт кино, танцев, пляжа, леса и рыбалки, а сам думал об игре их ног под столом, об её коротком платье, о застежке у неё на груди.
Она стала говорить о музыке, об ансамблях, певцах, фильмах. Понемногу они разговорились. Лида была определенно красива, была умна, развита и знала это.
- У тебя здесь есть девушка? - спросила она.
- Нет, - откровенно ответил он.
- Ты такой сильный и у тебя нет девушки? - шутя сказала она и вдруг коснулась рукой его бицепса.
- А у тебя есть кто-нибудь? - нагло спросил Юрка.
- Есть, он в армии служит, - ответила она запросто.

Рука Лиды соскользнула ему на локоть, затем ниже, к ладони. Он, словно боясь потерять её, поймал её пальцы и нежно сжал. Лида будто не заметила этого.
- Ты ждешь его? - спросил Юра.
- Да так, мы переписываемся, - тихо ответила она.
- Ты целовалась с ним? - спросил он, и сам ужаснулся своей наглости.
- Ты нахал, - улыбнулась она и вздохнула.
- Лида, твоя очередь, - послышалось из-за дверей.
- Я пойду, - Лида сделала шаг от окна, ещё мгновение, и она бы так и ушла.
Юрка не знал, что его толкнуло, но он потянул к себе её руку.
- Что ты, что ты, - зашептала она, видимо, отлично зная, что может последовать, но не противилась.
Он притянул её к себе за талию, она откинулась назад. Юра пытался целовать её, она отворачивала лицо, но он всё же поймал её губы. Они замерли в поцелуе, таком для него неожиданном, и таком желанном. Это было классно!

Юра чувствовал её упругие груди, он притягивал её к себе за талию, и их бёдра внизу тесно соприкасались. Его торчащий дружок давил ей на живот.
- Лида, ну где же ты, - вновь послышался голос её мамы. А Юра не мог от Лиды оторваться.
- Пусти, ты с ума сошёл, ну пусти, - настойчиво сказала она.
- Ты мне нравишься, - прошептал он.
- Пусти, меня зовут, ну давай в другой раз.
Он чуть не чёкнулся от этих её слов. Юрка отпустил её, почувствовав, что другой раз будет обязательно.
- Я иду, мамочка - прощебетала Лида, как ни в чём не бывало и ушла.
...Спал Юра тревожно. С ним в комнате спал маленький брат Лиды - смешной карапуз, грезивший о завтрашнем пляже. Где-то за стенкой спала Лида, и Юрке хотелось только одного - оказаться с ней рядом.
Утром Юра проснулся поздно. Его родители ушли на работу, а гости расположились на веранде. Они пили чай и вели себя, как настоящие дачники.

- Вставай, вставай, соня, мы идём на пляж, - весело говорила Юрке мама Лиды.
Он поднялся и вышёл к ним на веранду. Гости были втроем. Лиды с ними не было.
- У неё немного болит голова, - объяснила Юре мама Лиды.
- Она, видимо, останется дома, - добавил её отец.
Юрка не был уверен, что ему удалось сохранить обычное выражение лица. Его сердце чуть ли не выпрыгивало из его груди. Юрка позавтракал с ними, затем они ещё долго собирали вещи. Спорили, куда лучше идти, поближе или подальше, - подальше, подальше, кричала душа Юрки. Советовались, когда возвращаться, попозже или пораньше, - попозже, попозже, шептал Юра, как заклинание.
И вот они ушли. И стало тихо. Юра слышал только стук своего сердца. Он вошёл в зал, тихонько подошёл к двери, где спала Лида.
- Лидочка, ты спишь? - спросил он.
- Уже нет, а ты что, тоже охрип после ванны? - ответила она.
- Да нет, это просто так, вставай, позавтракаешь.
- Сейчас, иду.

Он услышал, как она встала, слышал, как она шуршала одеждой. Это было долго, ему вдруг захотелось заскочить к ней в комнату, схватить её тёплую от сна и повалить в кровать, ласкать её полуодетую, овладеть ею. Стояк распирал его спортивные брюки, болели кончики пальцев. Он мучительно хотел любви, страдал от физического желания, представляя её в тонком, полупрозрачном халатике. Мысленно он расстёгивал его и нежно целовал соски её крепких грудок, которые на мгновение ощутил вчера, когда прижимал её у окна.
Наконец, дверь открылась, и он просто оторопел. Лида действительно была в коротком тонком халатике, две верхние пуговицы которого были расстёгнуты.
- Какая ты красивая, Лида, - прошептал Юра, подошёл к ней и поцеловал её в шею.
- Самая обычная, - ответила она, но голос её немного дрожал.
- Давай расстегнём совсем, - сказал он и стал расстегивать её халат.
Лида не сопротивлялась. Она позволила ему полностью расстегнуть пуговки, и он едва не ошалел от восторга. Путь был открыт, его ждали, его любили и он любил. Он хотел её, эту девочку, и ничто не могло его, а ещё точнее их, остановить. Он балдел от вида её грудей с тёмными бугорками сосков, от всего её стройного, юного тела, от вида её маленьких белых кружевных трусиков.

- А где справедливость? - засмеялась Лида, когда Юра стал целовать её грудь.
И он понял. Лопух! Он разделся с такой скоростью, на которую только был способен. Оставался в одних трусах, как и она. Правда, у неё на плечах оставался её халатик, но это уже не имело никакого значения. Они быстро расположились на кровати.
Лежали на боку, лицом друг к другу, и Юра гладил её грудь, одну, другую. Затем снова стали целоваться. Юра лёг на девушку и упёрся локтями, чтобы не давить её своим весом. И настала минута, когда он привстал и начал снимать с неё трусики. Она, по-прежнему, не сопротивлялась. Даже слегка приподнялась, чтобы ему было удобнее. Теперь она была совсем голая. Он торопливо снять свои трусы. Потом гладил, ласкал её. Его член упирался в её живот, Юра стал сдвигаться ниже.
Вдруг Лида сделала движение, после которого стало ясно одно - назад пути нет. Она раздвинула свои ноги. Юра беспомощно тыкался своим напряженным до предела стояком куда-то в низ её живота, но не находил цели. Он, не переставая, целовал её в губы, точнее, они непрерывно целовались, а там, внизу, на жаркой планете любви, пока ничего не получалось. Снова и снова. Юрка промычал ей в ухо что-то нечленораздельное.
- Что? - спросила она чуть слышно.
- Не получается, - пробормотал он жалобно.

Он уже хотел помочь себе рукой и погладил её там, внизу. Она была вся такая влажная, она хотела его. Он ощутил новое движение Лиды: она согнула колени и подтянула их кверху, так, что он краем глаза увидел блеск их гладкой кожи. И в то же мгновение с совершенно непередаваемым восторгом почувствовал, что попал. Он попал, попал, попал!
Это случилось, наверное, благодаря её движению. Он начал входить в неё. Он овладевал любимой. Она отдавалась ему, становилась его. Лида тихо охнула, вздрогнула, а он, дрожа и едва не вскрикивая от страсти, преодолел весь путь. Ожидаемой преграды он не ощутил, но было туговато. Секундная горечь сменилась невообразимой радостью. Он был в ней, полностью.
Юра вошёл и замер. Они не целовались. Он смотрел в лицо Лиды и не двигался. Её рот был приоткрыт, она резко и жарко дышала, глаза её были почти закрыты. Он продолжал не двигаться. Её длинные, чёрные ресницы вздрогнули, и она посмотрела на него затуманенным взглядом.
- Ну что же ты? Давай... - прошептала она почти неслышно.
- У меня нет этого... Я без ничего.
- Не бойся. Сегодня можно всё. Давай...
И она снова прикрыла глаза, голова её слегка склонилась набок.

И он стал давать. Давал за свои предыдущие неудачи на любовном фронте, за свою ужасную низменную страсть к подглядыванию. Давал со всей своей нерастраченной юношеской горячностью, и дыхание обоих стало шумным и жарким. Он слышал её тихие стоны, поражаясь точной слаженности их движений. Чувствовал, что взлетает на край, ещё чуть-чуть и случится то, что она разрешила. Сегодня можно всё. Бывают ли слова слаще? Особенно, если в первый раз.
Он почувствовал, что все - сейчас. И это началось. Остановиться было невозможно. Он выдыхал ей в ухо ужасные, стыдные слова:
- Лида! Лидочка! Я спускаю! Я спускаю... Любимая... О-о!
Юра бился в сладчайшей, невообразимой судороге. Он наполнял её. Попытался разобрать её страстный шёпот и услышал:
- Я почувствовала! О, я почувствовала. Ой, я чувствую!..
Её тело вдруг стало, как стальная пружина. Она выгнулась ему навстречу и мелко задрожала. Груди её стали такими твёрдыми, что он ощутил это рукой. Она громко взвизгнула и впилась зубами в его плечо, не впилась, а скорее просто уткнулась в него раскрытым ртом и тонкое, длинное а-а-а-а завершило её и его сладкое страдание. Она откинулась назад, а он, стараясь удерживаться на локтях, упал на неё...

Ему никак не получалось дышать нормально, а её тело сотрясалось. Юра стал целовать её щеки, шептать, что любит её, что будет любить всегда. Спросил, хорошо ли ей было?
- Да, - ответила она, немного успокаиваясь.
- Ты не жалеешь? - шепнул ей.
- Нет, я сама этого хотела, - ответила с обескураживающей искренностью.
- Со мной хотела? - допытывался он.
- С тобой, с тобой, - она легко поцеловала его в нос.
- Люблю тебя, - повторил он в который раз снова.
- И я тебя.
Прошла, показалось, вечность, и Лида шепнула:
- Давай встанем.

Юра лёг на спину. Он не стеснялся, что она увидит его всего.
- Вот это и есть - то самое? - она тихо рассмеялась.
- Ещё недавно, вы, мамзель, были этим очень довольны, - ответил он ей в тон.
- Вы же знаете, синьор, девичья память так коротка.
Оба рассмеялись. Теперь они уже сидели, он обнимал её, и им было легко и радостно. Невообразимая пустота звенела в голове.
- Наверное, пора, - она посмотрела на него виновато и с сожалением. - Мои уже скоро придут.
- Тогда по очереди в ванную и одеваемся, - сказал он. - А после я хорошо тебя покормлю, мою любимую, измученную любовью.
- Именно так.
И, взяв халатик, Лида быстро удалилась в ванную...

на эротическую страницу >