В торговом центре

(новые секс истории)



Клава была своеобразной девушкой с некоторыми чертами и наклонностями, которые порой создавали трудноразрешимые проблемы в её жизни. Двадцатипятилетняя блондинка два с половиной года была замужем за Егором, частным предпринимателем. Муж крутился на своей работе день-деньской, как белка в колесе, зарабатывая деньги. Клава же была по образованию музыкальным педагогом и пока была не очень загружена работой. Она практиковала частные уроки игры на фортепьяно, и на тот момент у неё было всего две ученицы.
У Клавы было свободное время, которое она пыталась использовать с толком. Три раза в неделю она посещала аэробику и спортивные танцы и ей это нравилось. Но было у неё и ещё одно хобби - ходить по магазинам, разглядывать товары и делать покупки. Нет, она не была транжирой, умела экономить и не швырялась деньгами, зная, что в их семье они достаются не очень легко. Когда Клава ещё была девочкой, родители воспитывали её в любви, но и в строгости, насколько это было возможно в нынешнее сумасшедшее время. И эта привычка крепко в Клаве прижилась.
Возвращаясь к своеобразным наклонностям девушки, нужно сказать, что если ей в данный момент нравилось какое-либо дело, то она начинала заниматься им с безграничной увлечённостью. Второй чертой у Клавы было то, что в ней жила некоторая наивность и её можно было легко облапошить в делах, в которых она слабо разбиралась. Но самое страшное для Клавы было то, что она быстро входила в ступор, когда на неё грубо напирали, не давая времени обдумать ситуацию и принять правильное решение. В подобных ситуациях она легко терялась, и ею так же легко можно было манипулировать. Для Клавы такие моменты были своего рода «нахрапистым гипнозом».

Вот, и в истории, случившейся с ней однажды в торговом центре, эти качества проявили себя во всей красе и сыграли с ней злую шутку. В тот день Клава решила купить продукты и кое-какую повседневную одежду. Ничего особенного, обычный поход в магазин. Выбор продуктов был хорошим и она быстро закупила дежурный набор на ближайшие дни. Затем направилась в шмоточные бутики, где застряла и надолго.
В дело вступила её первая беда - увлечённость. Она забыла про время и про всё на свете, осталась только на едине со шмотками. А посмотреть там было на что: и бельё, и кофты, и брюки - всё хорошего качества. Клава совершенно отключилась и надолго зависла. Не известно, как долго бы это продолжалось, но что-то стало её беспокоить и раздражать. Она вслушалась в себя и поняла, что беспокоит её заполненный до предела мочевой пузырь. Эта проблема требовала срочного решения.
На её вопрос о расположении туалета, продавец махнула рукой в сторону прохода, куда она и направилась. Проход оказался длинным и, пока Клава добралась до вывески «Туалет», она уже шипела, как змея, и еле двигалась. Однако, ещё раз взглянув на вывеску, она увидела на ней мужской значок. Ага, значит, где-то рядом должен быть женский, но сколько Клава ни крутила головой, заветной вывески не находила. Пришлось обратиться к подходившему к туалету мужчине. На её вопрос о женском туалете он на пару секунд задумался, затем ответил, что нужно идти по проходу в другой конец, откуда, собственно, Клава и пришла.

Это был удар судьбы ниже пояса: она и её пузырь были уже на пределе терпения. Мужчина двинулся дальше, но взглянув на напряжённое лицо девушки, остановился и спросил:
- Девушка, что с вами?
В ответ она просто прошептала, что до женского туалета вряд ли уже дойдёт. Трезво оценив обстановку, мужчина решительно произнёс:
- Не помирать же вам теперь, пойдёмте, я вас провожу в мужской туалет до ближайшей кабинки, - после чего взял её под руку и увлёк за собой к туалетной двери.
Как в бреду Клава преодолела эти злосчастные метры до кабинки, где спустила трусы и плюхнулась на кольцо унитаза. Не стоит описывать её блаженное возвращение к жизни в тот момент: кто бывал в подобной ситуации, тот это поймёт. Тут же в её голове родилась благодарность в адрес этого замечательного человека - её спасителя, настоящего мужчины. Клава, как смогла в условиях тесной кабинки, привела себя в порядок и открыла кабинку с намерением высказать её провожатому все слова благодарности. Но в помещении туалета в тот момент находились лишь двое парней, справляющих свою нужду у писсуаров.
- А где... - машинально произнесла она, озираясь в поисках её спасителя, но тут же прикусила язык.
Молодые люди тотчас обернулись на женский голос и удивлённо уставились на неё.

- Вы здесь кого-то потеряли? - ехидно спросил один из них.
- Смотри, какая птица сюда залетела, - добавил второй.
- Я ищу мужчину... - начала Клава.
- Так здесь кругом одни мужчины, - перебил её первый.
- А такие мужчины, как мы, вам подойдут? - добавил второй, направляясь в её сторону и оправляя на ходу брюки.
Поняв, наконец, свою ошибку, Клава ринулась в сторону выхода, но не тут-то было. Парни, как бы шутя, оттеснили её к окну в угол помещения.
- Вы искали здесь мужчину, а нашли сразу двух. Считайте, что вам повезло вдвойне, - вновь произнёс первый, - так зачем после этого спешить на выход?
- Вы меня неправильно поняли... - продолжила она попытку объяснить им про её мужчину-спасителя, но её опять перебили. Парням понравилась эта забава и они продолжали играть.
- Да, всё мы правильно поняли. И не расстраивайтесь вы зря, мы самые, что ни наесть, настоящие мужчины и умеем обращаться с женщиной, - снова сказал второй.
- Действительно, что вы беспокоитесь, у меня с собой и резинки имеются, - добавил первый.

До Клавы, наконец, дошёл смысл их слов, и она ужаснулась ситуации, в которую попала благодаря своей глупости. Более того, она начала чувствовать, как вступает в права её третий недостаток, лишая её воли. Нахрапистость парней начала своё гипнотическое действие, отбирая у неё остатки рассудительности и воли. Глядя на её растерянное лицо, первый парень усмехнулся и сочувственно спросил:
- Что, ещё новичок в своём деле? Ничего, опыт дело наживное.
- А может, она и не ОНА вовсе, а трансик? - предположил второй.
- А вот, сейчас и проверим, - сказал первый и по-хозяйски пошарил у Клавы между ног. - Да, нет - ОНА. Похоже, неопытная и стесняется, придётся нам всё самим делать, - притворно сокрушаясь, добавил он.
Обмениваясь весёлыми и похабными фразами, не давая ей опомниться, парни предприняли попытку расстёгнуть пуговицы и снять с неё блузку. И вот, уже один, сняв лифчик, присосался к её груди, а второй через трусы, массирует ей лобок.
Клава действительно впала в ступор. Она, как будто со стороны, наблюдала за этими их действиями.

Но, ведь, она же не наблюдатель, а участник происходящего. И такая стала расти в ней обида... Даже сквозь оцепенение она чувствовала, как растёт, крепнет и ворочается в ней ком недовольства всем происходящим: этими парнями, собой, своей слабостью, да и всем этим нелепо устроенным миром. И это недовольство перерастало в злость и отчаянную решимость, наконец, покончить со всем этим сюрреализмом происходящего с ней, разрубить этот «гордиев узел».
Клава крепко сжала руки в кулаки, стиснула зубы и, сама не помнила, что-то закричала. Парни резко отстранились от неё. Возможно они поняли, что их наглое поведение уже перешло красную черту. Их удивлённые и испуганные лица послужили последней каплей, сигналом для её решительных действий. Многолетняя запруда с треском развалилась, и лавина накопившихся в Клаве эмоций понеслась, сметая все внутренние барьеры в её сознании. Она ощутила свободу от нерешительности, безволия, зависимости... Всё, она уже другой человек, и возврата назад не будет!
Молодые люди продолжали ошалело взирать на её перекошенное лицо, покрасневшие щёки, пылающие глаза и, похоже, ничего не понимали. При адекватном состоянии девушка вполне могла уже без помех выйти с туалета, могла бы даже влепить пощёчины наглецам. Но Клава дико рассмеялась и, встряхнув головой, как бы, прогоняя наваждение, неожиданно произнесла:
- Всё, мальчики, теперь я командую парадом, а вы исполняете.
С решительным видом она расстегнула им брюки, вынула их «молодцов» и стала усердно сосать.

Парни молча стояли, не смея шелохнуться.
- Что же, - со смехом говорила она себе, - раз я неопытная шлюха, то буду брать усердием и задором.
В это время в туалет зашёл какой-то пожилой мужчина в очках. Он застыл у входа, ошалело смотря на происходящее. Затем скривил своё лицо, резко обернулся и вышел с туалета. Но эмоции Клавы зашкалили и ей уже было всё равно.
Помусолив немного поочерёдно оба члена, она велела одному надевать резинку и ложиться на пол. Сама же быстро сняла трусы, уселась на него верхом и стала прилежно скакать. Второму кавалеру она в это время просто дрочила, иногда посасывая головку члена. Что она тогда дальше вытворила, позже уже всё и не могла упомнить. Похоже, решила тогда отметить своё перерождение полным отрывом от своей прежней действительности. Что ей фантазия подсказывала, то она и вытворяла. И делала всё с таким азартом, что её кавалеры бесспорно признали в ней лидера и старались исполнять всё, что она им говорила.
Вскоре в туалете появился следующий посетитель. Мужчина средних лет так же был несколько обескуражен происходящим, но решил выполнить то, за чем он здесь появился.
- Извините, но мне не втерпёж.

С этими словами он быстро обошёл странную компанию, подошёл к писсуару и опорожнился. Застегнул ширинку и спросил:
- Может вам нужен ещё один помощник?
- Иди дядя туда, откуда пришёл, - зло ответил ему один из парней.
Мужчина покачал головой и, засмеявшись, вышел из туалета. А сексуальная оргия в туалете продолжилась. Парни к этому времени отошли от шока, стали улыбаться и подшучивать друг над другом и над Клавой. Один из них со смехом сказал, что скоро на полу отморозит себе зад. Посочувствовав парням, Клава подошла к батарее, наклонилась, опёрлась на неё руками и скомандовала:
- На первый-второй рассчитайся и подходи согласно очереди!
Тут уже её кавалеры расстарались вовсю, не давая ей ни минуты перерыва. Клава почувствовала, что вся горит огнём и ноги её уже почти не держат. Повернув голову, она спросила парней, не собираются ли они кончать? Те дружно закивали головами, да и по лицам было видно, что они на подходе.
- Я вам помогу, снимайте резинки. Только, чур, меня не пачкать: брызгайте на пол.

Она встала на колени, взяла в каждую руку по члену и стала интенсивно дрочить, облизывая поочерёдно головки членов. Не прошло и пол минуты, как её подопечные один за другим излились на пол.
- А теперь марш под кран ополаскиваться, а я буду одеваться. Да, и гоните по сто баксов, - нагло добавила она.
После чего они все заржали, как ненормальные. Неожиданно услышали, что сзади них засмеялся кто-то ещё. Они обернулись и увидели несколько вновь прибывших посетителей туалета, с удивлением и восторгом смотревших на этот спектакль. Но его прервал сразу же за этим влетевший в туалет наряд полиции.
- Это кто здесь занимается незаконной деятельностью и мешает гражданам справлять свои естественные нужды? Гражданка, пройдёмте с нами, а так же и вы, - указал рукой на кавалеров Клавы сержант, - остальных прошу разойтись.
Видимо, какой-то бдительный посетитель туалета успел пожаловаться, и - вот она, их доблестные стражи порядка.
В отделении полиции дежурный только ухмылялся над незатейливой историей Клавы и отправил их троих в соседний кабинет к следователю. Там Клава попросила разрешения сделать звонок отцу на работу.

Станислав Тимофеевич, начальник одного из отделов мэрии, приехал буквально через полчаса и предъявил следователю паспорт дочери. Подписав все необходимые бумаги, Клава поехала с папой домой.
- Ну, и что скажешь? - спросил Станислав Тимофеевич после недолгого молчания.
- Что скажу? А, ничего. Ты всё уже слышал у следователя. Только, пожалуйста, не говори ничего Егору, моему мужу.
- И какие у тебя намерения относительно твоих «подельников»?
- Намерения? Никаких намерений. Всё случившееся так меня переполняет, в голове такой сумбур, что хочется только лечь и заснуть.
- Иногда ты удивляла меня своей непредсказуемостью, но то, что случилось сегодня... Если бы я не работал в мэрии... Но мне было так неприятно, ты так меня подставила.
- Папа, прости меня, если можешь, это было последний раз, мне кажется, что после этого случая я чувстыую себя совершенно другим человеком.
- Хотя бы, в хорошем смысле. У меня хорошая новость - скоро я буду заместителем мэра города, дома всё расскажу. Но я хочу помочь зятю немного облегчить его работу, чтобы у него было больше времени общаться с тобой. Есть намерение и тебя больше загрузить полезной работой, чтобы ты меньше болталась по магазинам...

на эротическую страницу >