Прокричал петух

(запредельный секс рассказы)



Даля ворочалась в постели, кажется, её мучил неприятный сон. Но скоро уже утро, уже прокричал петух. Правда в комнате ещё темно и спокойно. Ходики на стене всё стучат, стучат... Однако, рядом со спящей женщиной чувствуется присутствие кого-то, или чего-то. Тёмный сгусток невидимой энергии воздействует на Далю. Сейчас ей снится её недавно умерший муж. Его образ настолько ярок, что ей кажется, что она видит его наяву. Неожиданно женщина открывает глаза. Вокруг темень, но она чувствует, что Невилл стоит рядом и смотрит на неё.
- Ты здесь? - спросила тихо Даля и сама немного испугалась своего голоса.
- Да, моя милая девочка, - возник ответ в её голове. - Я пришёл к тебе, потому что очень соскучился. Один и, кажется, последний раз.
- Почему же последний?
- Потому что уже кричал петух и мне уже не выйти отсюда в таком виде, теперь нужно ждать только первого луча солнца. Для меня первый луч станет и последним. Смешно сказал, да?
- Так ты не умер, точнее не совсем умер?
- Наверно, не совсем, но и так не лучше - сам белый как стенка, глаза дырками, а лапы вообще как из морозилки.

Даля присмотрелась, и теперь ей показалось, что перед ней действительно большое немного белесое пятно.
- Ты помнишь, когда и как ты стал таким?
- Нет, не помню, уже почти ничего не помню. А вот тебя вспомнил. Глаза твои вспомнил, улыбку, ушки точёные. Чуть не бросился наперерез, чуть не остановил прошлым поздним вечером, когда ты по тёмному возвращалась домой.
- Так надо было остановить. Я тоже по тебе до сих пор сильно скучаю.
- Вспомнил, что говорили мне старшие - «увидишь кого, вспомнишь, беги, - не твоё теперь». Хорош бы я был, представляю - здравствуй, сказал бы, приветик с того света! Ты бы сразу испугалась. В общем, не остановил, но до дома проводил, не удержался.
- И ты только сегодня решился со мною поговорить?
- Третья ночь сегодня, как в сказках, третью ночь с тобой рядом сижу, на стуле этом скрипучем, держу знаками, чтобы не проснулась и смотрю. Смотрю, девочка моя, смотрю, в груди как футбольный мяч горький, не могу плакать и не плакать не могу.

- А почему же я только сейчас почувствовала тебя, ты что, теперь убрал знаки?
- Ну не могу я, не могу, не будил ведь - сама проснулась, ну хоть словечко, в глаза заглянуть, движения твои вспомнить, как ...
- Боже мой, мне кажется, что это снится, не просыпаться... Не уходи, пожалуйста, не уходи...
Даля попыталась схватить Невилла за руку. Её глазищи блестели лихорадочно. Она пыталась ещё что-то сказать, но только стучала зубами и тяжело дышала, как будто бежала всю ночь.
- Знаешь,.. странно, холодная ведь у меня кровь, почему же так стучит в висках, почему дрожат руки, дышать боюсь. Кажется, весь дом услышит, почему? - спрашивал Невилл.
- Да, действительно, такой холодный... замёрз. Иди ко мне, я согрею тебя.
- Девочка моя, солнышко моё, как же мне плохо было без тебя, как плохо!.. Вот жилка на шее бьётся, прижаться бы губами, как тогда. Нет, удержусь. Как же быть то теперь? Ведь чуть-чуть уже осталось совсем, свет скоро, солнце, ведь... Я уходить должен... я...
- Нет, не пущу... никуда, я ведь совсем одна... я...

- Ну что же делать, что делать? И так нельзя, и... чтоб я сдох ещё раз, дурак проклятый, что же я наделал, как же быть то теперь? Малыш, нельзя мне быть здесь, нельзя, сгорю, как светло станет...
В глазах Дали смятение, она не понимает ничего.
- Сгоришь? Как сгоришь, почему?
- Ну, пойми, я другой теперь, должен был помереть - вытащили, да только...
- Другой,.. какая чушь,.. вот же он ты... мой... никому не отдам. Я,.. тебя же обманули, любимый мой, тебя же...
- Нет! Посмотри на меня, разве я похож на себя? Посмотри... Знаешь, я сначала даже не понял, попытался объяснить. Я... ты понимаешь, я - нечисть, я - другой...
- Ты,.. тебе любой свет вреден,.. или,.. можно лампу?.. посмотреть... я... Подожди, но ведь свет,.. но ведь где-то же ты был раньше... днём... до того... ведь...
- Я был, но там... там просто темно, там нет... Мне уже пора уходить.

- Не пущу! Не пущу, что хочешь делай, не пущу. Без тебя... нет...
Даля сорвалась с кровати, бегом, все окна, щель под дверью, ищет, чем заткнуть... ночнушкой... всё.
- Ты,.. ты больше не любишь меня? - спрашивает его.
- Глупенькая,.. но ведь это почти и всё, что от меня осталось, того...
- О-о-ох. Какая мне разница? Кто ты, что ты - ты мой, ты вернулся... ты...
- Я увидел тебя, говорил с тобой... теперь...
- Всё,.. молчи... Иди ко мне... иди... сюда...
Даля прижалась губами к его губам.
- Бедный мой, как же тебе наверно холодно...

Невилл прижался к ней крепко-крепко.
- Милая моя, счастье моё, сам себе не верю... Девочка моя, самая... Как же ты красива! Снова чуть не плачу, как же ты...
Даля уткнулась, как раньше, носом в его плечо:
- Больше не боюсь, только бы ты.., - шепчет ему.
- Ты не представляешь себе, что со мной творится сейчас, какая у меня внутри нежность, бесконечная, до боли, до сведённых пальцев, - говорит Невилл.
Пальцами он дотрагивается легко-легко, почти невесомо к её губам, гладит её волосы. Целует тихонечко её глаза, веки, левый, правый. Его губы горькие, нежные - вспухают... Так сжимается его горло, перехватило. Он сглатывает, ещё...
Даля уже улыбается, ещё робко, со слезами на губах, но уже улыбается...
- Ласточкин мой...

Невилл проводит рукой по её шее. Она замирает, не дыша, не шевелясь. Затем стоном её дыхание вырывается наружу. Она берёт его руку, тянет к себе.
- Подожди, дай вспомнить, дай вернуть тебя, с закрытыми глазами дай пройти тебя всю, языком, губами, дай напиться, надышаться тобой, - шепчет ей Невилл. - Никогда не думал, что запах может сниться, теперь знаю - то, что было тогда в полубреду, полусмерти - днём тогда... родная моя...
Даля закрыла глаза, а её веки дрожали.
- Смотрю на тебя, не могу насмотреться, руки - мои руки уже вспомнили тебя.
Невилл ласкал её, сначала робко, потом всё смелее...
- Почему же ты плачешь теперь? Всё уже хорошо, всё... мы вместе. Я же теперь вижу в темноте.
Даля раскинулась, разметалась на кровати.
- Не могу без тебя больше, не могу отдельно, не могу... Зверёнок мой...

Волосы Невилла растрепались, губа закушена, струйка крови потекла по подбородку...
- Где же я сейчас - с тобой, в тебе, во мне? Или просто сплю, или просто умер - не знаю, не хочу знать, ничего больше не хочу, только быть здесь, сейчас, быть...
Неожиданно Невилл весь затрясся.
- Ну, подержи меня, подержи ещё чуть-чуть, я весь выплеснусь, я... без остатка... подержи! - просил он Далю. - Это где же я есть то, на каком свете, кровать влажная, вся в поту, с ума сойти - давно ли я опять потеть начал?
Даля щекотала его лицо прядками волос, как раньше, и ноготками по животу - лови мол... Тёрлась о него своим лицом.
Но, этот запах, запах крови, тяжёлый и лёгкий, сладкий и горький - струйкой по подбородку, внутренности узлом, как же такое терпят то, - едва сдерживал себя Невилл. Даля уловила перемены в поведении Невилла и смотрела не понимая:
- Ну что, что, где болит, где плохо, где?

- Кровь, запах... - не могу, не удержусь, сделай с ним что-нибудь...
- Тебе кровь нужна? Возьми у меня, возьми, ты же знаешь, я сильная я могу... я...
- Глупенькая, знала бы ты, о чём говоришь, знала бы - как красным глаза застит, убежала бы от меня в ужасе, в отвращении...
- Ну, возьми же, скажи где резать, как ты хочешь, скажи, я... Я же знаю, я просто такой же как ты стану, ну и что, ну и наплевать, даже лучше, всегда вместе, рядом...
- Ну, нет же, это только старшие, только они могут... я только могу убить... я...
- Ну, ты же придёшь ко мне ещё? Явишься ко мне?
- Нет, не смогу, я... я уже опоздал. Уже петух прокричал и, наверно, появился первый луч света. Жить... жить то как хочется... жить как корчит... Ну всё - прыгаю...
Стекло вдребезги... как жжёт... страшно. Тень Нивелла на асфальте,.. тень... его.. на асфальте... с её слилась...

на эротическую страницу >