Что-то глубже

( секс рассказы фантастика )



Они путешествовали во времени. Несколько раз у них всё получалось хорошо. Но вот на этот раз что-то случилось с навигацией их аппарата и он, кажется, серьёзно сломался. Неожиданно они застряли в этом прошлом и как не пытались выйти из этого затруднительного положения - ничего не получалось.
Они - это молодая семья, 22-х летняя Рея и 24-х летний Пул. В одно время они поняли, что из прошлого им уже не выбраться, но и с существованием в нём они никак не могли смириться. Разве можно здесь существовать, в этом примитивном мире? Нет, в нём уже были люди и определённый для этого общества прогресс, прогресс для них, но не для Реи и Пула. Они снова и снова пытались вжиться в эту гнетущую их реальность, но их разум, сердца, души не воспринимали их окружение.
Вчера они приметили в многоэтажном доме одну квартиру, особым чутьём узнали, что она пустая. Ночью по козырьку забрались через окно. Осмотрелись. Обошли все комнаты. На кухне, не включая свет, Рея присела на диванчик. Пул пришл к ней. Нашёл чайник на плите. Зажег огонь под ним. Порыскал на полочках, ища хоть что-нибудь. Нашел банку кофе. Насыпал в две кружки.
- Ты так себе это представлял…?- спросила она его.
Он присел на табуретку напротив неё.
- Что именно?
Она склонила голову себе на плечо.
- Да всё это. Эту жизнь здесь.

Он почувствовал зарождающийся неприятный горький комок в горле.
- Да нет. Всё не так представлял…
Рея запрокинула голову вверх и закрыла глаза.
- Меня здесь нет. Здесь только моя оболочка. Настоящая Я осталось там, в маленькой милой девочке, у которой нет ничего в душе… Ни зла. Ни гордости. Ни зависти.
Пул выключил закипевший чайник. Разлил кипяток по кружкам. Открыл окно пошире, дав полную свободу колючему ночному воздуху. Сел рядом с ней на диван, поставил на стол дымящиеся кружки.
- Эти люди здесь привыкли обманывать себя и других людей. Выпендриваться, жить Бог знает чем…
Он погрел замерзшие руки о горячую кружку.
- Они говорят, что живут при демократии. Власть народа… А что они решают? Ничего. Многие живут в халупах, горбатятся за копейки. Едят хлеб с маслом… И те генно модифицированы. Наверно диктатура и то была бы для них честней…
Рея повернулась к Пулу.

- Суть этих людей - поступать по-свински. Разница только в том, что кто-то делает это по призванию, а кто-то в ответ на такое же свинство… Чтобы оставаться на плаву… Чтобы жить по-человечески… Хм, смотри как интересно… Хочешь жить по человечески - поступай по свински… Он слабо улыбнулся.
- Я никогда не поверил бы насколько жестоки и тупы могут быть люди… Весь этот самообман… Религии, традиции, устои… инструменты для управления тупым стадом.
Пул отпил кофе. Кипяток обжег ему нёбо, но он просто сглотнул боль.
- Но дети их, вроде бы, не такие. Откуда у взрослых берётся эта гниль? Сейчас мне кажется, что всё это - сон…
Рея провела рукой по волосам. Посмотрела в сторону.
- Как можно верить в счастье, когда рано или поздно тебя могут выгнать из страны? Не по одной причине, так по другой. И их слабость в их псевдо силе… Идиотская толерантность… Верить в идею и самим стать её жертвой…
Она так же отпила из кружки горячий напиток.
- Я очень боюсь умереть здесь. И страх мой в том, что я не могу решить ничего. Я как будто без рук и без ног. Я не уверена, что хочу жить вечно. Но я хочу умереть тогда, когда я хочу. И так, как я хочу. А не так как решит здесь пьяный водитель за рулём допотопного джипа или маньяк с целлофановым пакетом. Или например инфаркт или инсульт… Или рак… Я не хочу быть старой. Никчемной. Обвислой. Слабой.

Оба замолчали. Оба понимали насколько горько не мочь ничего. Без перспектив. Сука смерть всё равно сделает всё по-своему. Люди так и будут убивать друг другу из-за всякой хрени, которую сами даже не знают наверняка. Будут черстветь, пока не засохнут. Сильный ветер разобьёт засохшие фигурки, они рассыпятся на миллиарды и миллиарды частичек. Частички поднимутся в воздух. И может когда-нибудь Судьба или Бог, как именуют её на земле в их время, создаст из этих частичек что-то светлое, живое. Без возможности прогресса, но и без участи угасания. Однажды появившееся ВЕЧНОЕ, как и вся вселенная. Что-то ИДЕАЛЬНОЕ. Например, такое как свет. И удалит всё остальное, чтобы ничто не отбрасывало тень.
Пул неожиданно встрепенулся.
- Я уже мечтаю увидеть здесь конец света. Посмотреть на все эти идиотские рожи. Как горит или замерзает всё что у них есть, а сами они превращаются в пыль. И больше не будет здесь ни бедняков, ни президентов, ни жидо-массонов. Не будет никого, кто бы избежал участи. И сам бы я не бежал от своей участи. Встретил бы её с распростёртыми объятиями и ушёл бы на равных со всеми. Так как знаю, что заслужил.
Теперь встрепенулась и Рея.
- А за что же дети?..
- Дети? За грехи свои будущие. Да нет, ГРЕХИ звучит как-то по их религиозному… За то что они будут такими же. Взрослые сделают их такими. У них не будет возможности стать другими в ЭТОМ мире. Это неизбежно и мне никого не жаль.

Рея вдруг встала с дивана.
- Если бы у тебя был пульт с кнопкой «УНИЧТОЖИТЬ ВСЁ ЖИВОЕ»?
- Я бы сказал «Плохой расклад. Мы ничего не поняли. Подлежим смерти. Нет, не смерти. Подлежим к прекращению существования». И нажал бы на кнопку.
Она изумлённо посмотрела на него. Затем стянула с себя блузку вместе с лифчиком. Джинсы вместе с трусами. Повернулась к нему. Он скинул майку, брюки и трусы. Она села на него. Села на его стоящий член своим влагалищем. Ощутила его руки на своей груди. Он почувствовал как член входит в горячее отверстие. Руками развел её внешние половые губы, чтобы член больше вошёл вглубь. Взял её за бедра, стал резко подкидывать на своём члене. Вверх, вниз, вверх вниз. Сам стал чуть подскакивать на диване, ещё глубже проникая в неё.
Мерзко, но и так приятно ощущать себя животным. Самцом, которому сейчас важна только дырка самки, которую он долбит уже слишком грубо. Но ей всё равно сейчас. Она смотрит вниз, наблюдая как член то входит в её вагину, то выходит из неё, прикасаясь к самому верхнему краю половых губ, разведенных в стороны толщиной члена.
Она застонала и стала стонать беспрерывно. Пул пыхтел и от натуги и от удовольствия, насаживая Рею на член. Она рукой снесла кружки с недопитым кофе. От экстаза её организм стал вырабатывать смазку, она текла по его члену, он это чувствовал и умирал от возбуждения, чувствуя как чужая половая жидкость течет по его стволу.

Поднял её, положил на стол. Она шире развела ноги. Он воткнул член снова полностью, так что их лобки соприкоснулись. Стал трахать интенсивно, одной рукой массируя её левую грудь, а второй натирая её попку, то сами ягодицы, то проводя ребром ладони между ними.
Трахал, трахал, трахал. Пока не почувствовал что скоро кончит. Стал входить быстрее и сильнее, открывшейся головкой внутри её писки, чувствуя её стенки… Инстинктивно, не сдерживая себя, поглубже ввёл член и почувствовал как внутрь неё выстрелил спермой. Ещё. Ещё. Ещё раз. Судорожно, на сантиметр вводя и выводя член. Кончив, вытащил скользкий член.
Лёг на диван. Она легла рядом с ним. Не ласкаясь. Просто чтобы где-то прилечь.
«…Не та страна… не та семья… не то положение… не тот мир… и вряд ли когда-нибудь придёт счастье. Нет счастья. Сами себя обманывают, чтобы чуть слаще казалась их новая жизнь.»
Рея приподнялась, потянулась к своей куртке. Достала что-то.
Он заметил.
- Что это за чепуха?
Она открыла коричневый тюбик, вылила из него себе на ладонь немного маслянистой жидкости. Поцеловала ладонь…

Легла снова к нему. Прошептала:
- Единственный способ проснуться.
Он всё понял, всё осознал. Обнял её лицо ладонями. Провёл руками по волосам. Выдохнул паром. Накрыл её губы своими губами. Почувствовал чуть горьковатый травянистый вкус. Сильней прижался к ней губами, убивая в себе животный страх и сомнения.
Пул отпустил лицо Реи, когда руки уже устали прижимать её к себе. Она легла на его грудь. Он посмотрел на потолок с заплесневелыми углами.
- Хех, настоящая звезда должна… должна уйти трагично, так ведь?
Она поднесла палец к губам:
-Ш-ш-ш! Слушай!
Прильнула к центру его груди.
Тук-тук, тук-тук, тук-тук….
За окном начиналась метель. В распахнутое окно залетали снежинки, ложились на них. Сначала снежинки, а потом и хлопья снега. Ложась на них, они сначала таяли… Но с каждой минутой всё медленнее. Всё неохотнее. А потом и вовсе перестали таять……


…Утром под всхлипы находящейся в истерике хозяйки квартиры, оставляя грязные следы на светлом линолиуме, зашёл высокий мужчина. Подошёл к дивану на кухне, у которого склонились двое мужчин в белых халатах.
- Что, Сергей Ильич, не видал такого? - обратился он к одному из них.
Невысокий полный врач кивнул спросившему.
- Причина смерти?
Врач поправил перчатку на руке, прежде чем прикоснуться к телам.
- Сердца, у обоих. Но пока не знаю из-за чего конкретно.
Высокий кинул взгляд на лежащие на полу кружки. У одной была отколона ручка.
- Наркота?
Врач посмотрел на синие губы умерших и на их естественно открытые глаза.
- Нет, следов нет. Это что-то ГЛУБЖЕ.

на эротическую страницу >