Кружил на ветру листопад

Повесть

ЧАСТЬ 1

Глава 5


Через неделю роту действительно подняли по тревоге в час ночи командой дневального:
- Рота подьём! Учебная тревога!
Все вскочили, моментально оделись, без толчеи по несколько человек забегали в уже открытую дежурным по роте оружейную комнату, разбирали с оружейных пирамид автоматы и выбегали из казармы строиться.
Ночь была тёплая, но тёмная. После проверки личного состава рота повзводно двинулась на школьное стрельбище. Некоторые курсанты не совсем ешё проснулись, в темноте трудно было выдерживать дистанцию между рядами, поэтому сзади идущие иногда наступали на пятки впереди идущих и последние ругались.
Послышалась команда от идущего во главе колонны командира взвода лейтенанта Клименко:
- Разговоры в строю!

На время все притихли. Только топот ритмично шагающих в ногу курсантов. Комвзвода вышел с головы и пошёл сбоку по правую сторону взвода. Через некоторое время в строю опять тихонико заговорили. Кто-то рассказывал соседу:
- Вечером взял в библиотеке интересную книгу, так зачитался, что не успел до отбоя побриться. Клименко не выдержал и весело сказал:
- Ничего страшного, побреешься утром. И вообще, всякий уважающий себя мужчина бреется по утрам, а уважающий свою жену или девушку - по вечерам.
Из колонны послышался насмешливый вопрос курсанта Васюшина, уже женатого:
- А если уважаешь и себя и жену, тогда как быть?
После короткой паузы Клименко ответил:
- Тогда надо бриться по утрам и вечерам.
Курсанты дружно засмеялись.

Командир подал команду:
- Запевай!
Курсант Сидельников звонко запел, остальные дружно подхватили припев:
...А мы - ракетные войска,
Нам любая цель близка;
Наши верные ракеты,
Наши мощные ракеты,
Наши грозные ракеты,
Зорко смотрят в облака...
Уже всем стало известно, что их готовят младшими командирами в ракетный полк ракетной дивизии стратегического назначения. В реорганизованую дивизию, прибывшую на Украину с Дальнего Востока и перевооружающуюся на баллистические ракеты новейшего образца.

Рота подходила к стрельбищу. Впереди был виден слабый огонёк в боевой башне специального караульного помещения, построеного по некоторому подобию таких на действующих боевых обьектах. Стрельбище хорошее и строилось также и руками курсантов. Беликов помнил, как они две недели двумя взводами рубили молодые деревья, освобождая площадь под будущий полигон, рыли окопы, строили блиндажи, ставили железнобетонные столбы и обносили заградительной колючей проволокой.
Затем строили под руководством мастера со стройбата дивизии караульное помещение. Снова рыли траншеи под кабели управления мишенями в прохладный дождливый день. С перерывами моросил мелкий дождь. Лопата с трудом входила в мокрую глинистую почву, из которой было трудно вытаскивать сапоги.

Антон помнил, что он закурил не вылезая из траншеи, пряча тлеющую сигарету от дождика под ладонью руки. Посмотрел на пасмурное ненастное небо и почему-то вспомнил, как он с Лидой сидели летним солнечным днём в кафе универмага, возле стадиона. Не спеша ели мороженое со стекляных вазочек, с изюмом и шоколадом, запивая сладким лимонадом.
Затем долго сидели вдвоём на скамейке пустого открытого стадиона и мечтали о своём, казалось, неизбежно хорошем будущем. От одного ощущения близкого дыхания Лиды, её тихого приятного голоса у него мурашки шли по телу. Прекрасные ощущения, которые можно было выразить стихами одного польского поэта:
Когда моя Радость начнёт говорить,
Воркуя нежнее голубки,
Я, жадный, боюсь и словцо пропустить,
Слетевшее с розовой губки.
Когда же, уставши, умолкнет она,
На щёчках вдруг выступит глянец.
Тогда я отважно смотрю на неё
И всё целовал, целовал бы её...
Затем курсант Манько, роющий глину в траншее рядом с ним и от мокрой спины которого исходила испарина так же выпрямился и своей несвоевременной неуклюжей просьбой "Дай докурить сигарету" прервал такие хорошие для Антона воспоминания...

Рота подошла к стрельбищу. По командам командиров взводов курсанты занимали исходные позиции и вели отстрел из различных укрытий - окопов, защитной стенки, боевой башни. Старшина с помощниками выдавали боевые обыкновенные и с трассирующими пулями патроны. Трассирующие пули периодически указывали стрелку результат его прицела. Они словно зеленоватые шмели пролетали или мимо мишеней или ложились прямо в цель.
Находящийся в боевой башне командир роты капитан Артёмов подавал команды курсантам на прицел и делал корректировки по первой очереди их стрельбы. У него крутоватый характер. Вот курсант Нилин не совсем метко прицелился и пули прошли выше мишени. Недовольный стрельбой бойца капитан занервничал и накрпчал на него:
- Куда ты целишься?! Ну как ты держишь автомат, растяпа!

Мишка сделал идиотское выражение лица и держа калаш за приклад левой рукой правую руку положил на плечо Артёмова:
- Товарищ капитан, не расстраивайтесь сильно. Хотите я переделаю Ваш домашний радиоприёмник со второго класса на первый и при этом сделаю растянутые диапазоны волн? А Вы меня за это пустите в увольнение.
Артёмов был шокирован поведением Нилина. Хотя уже и до него дошли слухи, что у Нилина медленно начала "сьезжать крыша". Он сердито одернул его правую руку и повторил команду:
- Готовься!
Вдали стрельбища показалась движущаяся ростовая мишень. Следующая очередь беспечно стреляющего Нилина и трассирующие пули уходят далеко в сторону, где рядом с боковой границей стрельбища остались лежать пока не убраные три огромные кучи сухого хвороста.

Из одной из них пошёл лёгкий дым, а затем показался небольшой язык пламени. Командир роты сердито сплюнул через губу и приказал троим курсантам побежать с огнетушителями и потушить очаг пламени. Однако костёр разгорелся так быстро, что прибежавшие курсанты уже ничего не смогли с ним сделать. Вокруг стрельбища был лес и огонь мог перекинуться на рядом растущие деревья.
К пылающей огромной куче побежали курсанты всей роты, разобрав с двух противопожарных щитов весь имеющийся инвентарь.
Задержавшийся у караульного помещения Милютин подбежал к Нилину и замахнулся на него кулаком:
- Что у тебя руки с задницы выросли? Смотри, что ты наделал, козёл!
Затем с презрением повернулся и хотел бежать вслед за остальными.
- Сам козёл, - процедил сквозь зубы Мишка, демонстративно навёл на Милютина автомат и нажал на спусковой курок.

Раздался неожиданый выстрел. Начавший было бежать Милютин вскрикнул и упал, схватившись за ногу. К нему подбежали несколько возратившихся назад курсантов, а за ними старшина Ободовский. Расталкивая их руками приблизился к лежащему Милютину:
- Ты жив, сынок? Слава богу. Где болит? В правое бедро попал?
- Я не хотел.., я со злости навёл автомат.., я не знал, что в стволе остался последний патрон, который я забыл сдать старшине, - растеряно бормоча оправдывался Нилин.
Подбежавший к ним Артёмов посмотрел на Нилина, как на сумасшедшего, вырвал с его рук автомат и приказал сержанту Шинкарёву, а с ним Беликову и Савельеву взять Нилина под арест.

По телефону вызвали машину скорой помощи и пожарные машины. А в это время возле пылающей кучи хвороста курсанты оттаскивали ещё не успевший загореться хворост из соседних куч, перекапывали землю, делая защитную чёрную полосу со стороны леса.
Однако к пылающей куче уже нельзя было близко подойти. Огонь гудел словно реактивный двигатель самолёта, желто-красные языки пламени взвились высоко, выбрасывая в небо множество искр.
Послышались тревожные гудки машин. Машина скорой помощи остановилась в начале стрельбища, а три пожарных машины подьехали к огненому очагу. Медики и пожарники включились в работу. Машина скорой помощи уехала через несколько минут, а пожарники продолжали тушить огонь. Меньше чем за пол часа пожар был ликвидирован.
Через некоторое время пришедшие в себя военные построились и повзводно рота направилась снова к казармам. Возле караульного помещения задержались ещё на некоторое время лишь командир роты Артёмов, командиры двух взводов и с десяток курсантов, проконтролировать невозможность возобновления огня на пожарище. По времени было около пяти часов утра.

...Милютин пролежал с ранением в санчасти около месяца. А когда он выздоровел, то Нилина уже не было в школе - его комиссовали со службы и по совету врачей-психиатров отправили домой.

***


Лида Сазонова договорилась со своей подругой Гелей ещё вчера на занятиях в техникуме, что завтра, в выходной день, они с утра пойдут гулять в город. Воскресным утром они вышли со студенческого общежития не имея конкретного плана своего времяпровождения. В прогулках по утреннему городу была своя прелесть. Начавшийся день дарил редким прохожим свою свежесть. Солнце светило ярко, но ещё не жгло. Удивительную утреннюю тишину нарушало только щебетанье городских воробьев. Увидев рекламную афишу ближайшего кинотеатра и посовещавшись рискнули пойти посмотреть фильм на утренний сеанс.
Подойдя к кинотеатру увидели пожилую женщину кормящую зерном стаю слетевших с памятника Максиму Горькому разноцветных голубей. Настроение у обеих было хорошее ещё и потому, что вчера они, как отличницы, получили повышенную стипендию. В кинотеатре уже работало кафе. Взяли по пирожному с молочным коктейлем и позавтракав пошли смотреть фильм. В зале присутствовало мало зрителей, а фильм был интересным, правда двухсерийный. Но не смотря на это с кинотеатра подруги вышли всё с тем же бодрым тонусом к жизни.
Походили по нескольким магазинам и купили кое-что по мелочам из дешёвой парфюмерии.

Возле универмага увидели обьявление, в котором московский передвижной зоопарк, гастролировавший совместно с луна-парком, настоятельно зазывали их его посетить. Девушки решили воспользоваться предложением. Набор зверей в зоопарке был интересным, правда солнце уже поднялось и многие звери старались найти в клетках тень. Работник зоопарка обрызгивал водой из ручного водяного насоса белых медведей, а в клетке рядом тигры, тяжело дыша, наблюдали за этой процедурой и морщили носы. Возле выхода весёлый мужчина плясал под музыку песни "Юрмала" и призывал зрителей не уходить так быстро домой, а посетить ещё и представление цирковых мотоциклистов. Уговорил девушек и, взяв отдельно новые билеты, Лида с Гелей стали подыматься по ступенькам наверх сборной куполообразной постройки, так называемой "бочки".

Стоя вверху вместе с другими людьми стали наблюдать за представлением. Внизу два парня в облегающих их тела чёрных костюмах поднятием рук приветствовали зрителей.
Мотоциклы завели, но один из них сразу заглох. Его владелец принялся ремонтировать одну из его ручек, очевидно сцепления. Второй начал показывать различные номера: движение мотоцикла по малой окружности, затем, после короткого отдыха, по "экватору бочки", а после очередного отдыха по удлинённым элипсным траекториям.
Подошёл к напарнику, но было видно, что у того ничего с ремонтом не получалось. Тогда второй продолжил развлекать зрителей: он показал езду, сидя на мотоцикле ногами по одну его сторону, затем после более продолжительного отдыха начал описывать на мотоцикле круги с завязаными темным платком глазами.
Было видно, что он уже устал и зрители начали немного волноваться. Он снова подошел к напарнику, что то сказал, но ремонтирующий мотоцикл только развёл руками.

Тогда демонстрирующий езду решил показать зрителям очередной номер, возможно последний - езду не держась руками за руль мотоцикла. Сделал несколько кругов, поднимаясь всё выше и выше, но неожиданно, не справившись на большой скорости движения с управлением мотоцикла, врезался возле самых зрителей в проволочное ограждение и рухнул с высоты вместе с мотоциклом вниз на пол.
От неожиданности люди отпрянули назад от ограждения и от них раздался дружный перепуганный ах-нувший звук.
Только чудом упавший не накрыл собой своего напарника. Его мотоцикл лежал в стороне и продолжал работать, а сам наездник лежал неподвижно с окровавленым лицом.
Ремонтирующий наконец-то оставил свой мотоцикл, подбежал к пострадавшему, затем окриком позвал на помощь другого работника цирка. Вдвоем они сумели кое-как поднять травмировавшегося и под руки поволокли за кулисы.

Реакция сначала опешивших зрителей была бурной:
- Не напарник, а козёл, довёл парня до изнеможения, - говорила одна женщина. - Не мог бросить свой сраный мотоцикл и поочерёдно выступать на одном, хотя бы с номерами полегче, - возмутился какой-то парень. - Или хотя бы извинился перед зрителями и представление отменили бы до устранения неисправностей, - расчувствовалась молоденькая девушка...
В подавленом настроении Лида с Гелей возратились в общежитие. Геля пошла мыться в душевую, а Лида начала рыться среди своих тетрадей с конспектами и с одной из них на пол выпал маленький листик. На нём был написан адрес воинской части Беликова.
Лида временно потеряла его и теперь, когда он неожиданно нашёлся, осторожно подняла его, задумавшись о чём-то. Некоторое время колебалась. Затем взяла лист бумаги с ручкой и начала писать...


(продолжение следует)