Кружил на ветру листопад

Повесть

ЧАСТЬ 2

Глава 9


По широкой зелёной равнине рассыпаны бесчисленные чёрные точки, медленно передвигающиеся в сторону крепости. Точки приближаются; хаотичные движения их, словно блох, всё заметнее. Они быстро вырастают в тёмную тучу монгольской орды. Татаро-монголы несутся, обгоняя ветер, с гиканьем и воем. Вот уже вблизи видны мохнатые конские морды, сверкающие взмахи мечей, смуглые узкоглазые лица.
Багатуры несутся по уруской земле по обе стороны крепости, не решаясь, однако, переплывать реку, чтобы достичь её стен. Деревяные стены моментально обрастают, словно щетиной, длинными стрелами, пускаемыми татаро-монголами, гарцующими на быстрых конях взад и вперёд возле крепости.
Защитники её готовы к отражению атаки этой саранчи. С каждой бойницы выглядывают дула пулемётов. Рота автоматчиков, стоящих на крышах деревяных пристроек за деревяными стенами, взяла на прицел круговой сектор вокруг крепости. Практически весь двор завален ящиками с боеприпасами и продуктами.

Капитан Артёмов командует:
- Огонь!
Пули, словно пчёлы, полетели во все стороны на окружающего крепость врага. Беглый огонь косит всадников невидимой косой. Пули сталкиваются в воздухе со стрелами. И вот уже вся земля у крепости устлана трупами монголо-татар и их коней. Среди них замешательство; они поворачивают и частично догоняемые пулями отступают вдаль.
- Фу ты, кажется отбились, - вытирая пот с лица утомлённо говорит Шварцов, сидящий вместе с Беликовым за одним пулемётом.
- Рано радуетесь, - крикнул услышав их разговор Рябинин, находящийся с Савельевым у пулемёта возле соседней бойницы.
Он оказался прав. Накатывалась новая волна татаро-монгол. Крепость вновь наполнилась шумом стрельбы из автоматического оружия. На крепость полетели горящие стрелы татар. Больше половины их, не долетев, падали в реку, но некоторые всё же вонзались в брёвна её стен. Запахло гарью, с разных сторон в небо начал взвиваться дым.

- Ну всё, зажарят здесь всех, как цыплят! - растерянным криком выразил своё мнение Манько.
- Включить оросительную систему! - подал команду вспомогательному взводу старший лейтенант Дёмин.
Десяток насосов, работающих на дизельном топливе, загудели, перекачивая воду с реки наверх деревяных стен крепости. Брёвна их стали постепенно темнеть от воды. Огонь стрел стал гаснуть, а дым улетучиваться.
- Врёшь, не возмёшь! - громко крикнул с колокольни собора лейтенант Клименко, наблюдающий оттуда в бинокль за врагом.
- Ты сильно боишься смерти? - неожидано спросил у Рябинина Савельев.
- А что её бояться, Гриша. Помнишь выражение Эпикура: пока мы живы - она к нам не прийдёт, а когда прийдёт - то нас здесь уже не будет.
- А где же мы будем? В другом измерении? Как ты думаешь, Андрей, есть ли жизнь после смерти, пусть даже в другой форме?

- Я тебе могу рассказать анекдот на эту тему. Два младенца-близнеца находятся в чреве матери и разговаривают друг с другом. Как ты думаешь, - спрашивает один другого, - есть ли жизнь в какой-либо форме за пределами чрева? Не знаю, - отвечает второй, - но только после выхода из чрева в него ещё никто не возвращался.
Рядом с Беликовым громко гаркнул миномёт, нацеленный на скопление назойливых дикарей. Он выстрелил так громко, что Антон весь содрогнулся... и потный проснулся в постели своей ротной казармы. Вытер простынью лицо и долго лежал не двигаясь и ни о чём не думая.
- Дурацкий сон, хорошо, что это был только сон, навеяный впечатлениями об экскурсии, - подумал он.
Он долго не мог уснуть. Постепенно мысли перенесли его от крепости на колхозные поля.

- Алёна. Как же теперь быть? И зачем это случилось? Его сердце зарубцевалось от старой любви. Случайно появилась она. Алёна полила его сердце из розового кувшинчика новых надежд чувствами девичьей искренности. И в его серце нашлось место для новой любви. Она только начала зарождаться. Неужели ей суждено умереть так и не развившись?
Лида. Зачем она написала? Теперь возник этот треугольник, решение которого прийдётся искать ему. Неужели она до сих пор его любит? Не верится, что за всё это время у неё из парней никого не было. А что она должна была делать, ждать его? Но она не давала ему никаких обещаний, потому, что он тогда не оставил ей никаких надежд на возвращение к ней. К тому же и он не был святым всё это время.
Когда он увидел Алёну, то показалось, что она напоминает ему Лиду. А это не так. Теперь он понял, что в них мало общего. Но он так отдался новой любви! Она так манит его своей неизвестностью и новыми, ещё не изведанными ощущениями.
И в старой любви осталось много хорошего, ценного. К ней можно применить поговорку: старая любовь - что чемодан с ценностями, нести тяжело, а бросить жаль.

Положение у Антона было как у главного героя произведения Шекспира:
- С кем быть?
Ну, как говорят, утро ночи мудренее, с утра и буду думать, а сейчас спать, - приказал себе Антон, но до утра так и не уснул по-настоящему и даже обрадовался, когда оно, наконец, наступило.
Через два дня их рота снова поехала в колхоз, а Беликова старшина назначил дежурным по роте. Антону это было наруку - он избегал новой встречи с Алёной пока не сможет понять самого себя. В очередной раз его спасло то, что Алёны почему-то не было на поле. Беликов стал мучиться по этому поводу. Он хотел написать ответ Лиде в один из вечеров. Просидел с пол часа, но так и отложил в сторону чистый лист. Сидящий недалеко Савельев заметил это, неожидано подошёл и сел рядом с Антоном.

- Я смотрю - ты маешься, Антон, не знаешь к какому берегу пристать. А мне Алёна тоже очень нравится. Может познакомишь нас? И тебе станет легче. После армии всё равно, наверное, домой вернёшься, а там старая любовь.
- Почему ты так думаешь? - спросил его Антон, а сам подумал - Григорий не такой уже и простой парень. Пронюхал о его письме от Лиды, наверное дневальный разболтал. И его связь с Алёной заметил. Наверное тоже на неё глаз положил. Вобщем Гриша парень здравомыслящий и на вид солидный. Возможно у него с Алёной что-то и получилось бы. Но жадность и зависть проклятые. Как же тогда он? Отказаться от любимой девушки самому? Почему он должен пойти на это? Предать девушку и так жестоко поступить с ней?
На этом их разговор закончился. Но после этого Антон и Григорий старались избегать друг друга.

* * * * *


Это был рок судьбы. В очередное увольнение с их взвода Беликову выпало идти вместе с Савельевым и тремя курсантами соседнего взвода. И Антон решился сделать выбор. Он поговорил с командиром взвода лейтенантом Клименко и тот под свою ответственность уговорил дежурного по школе изменить Антону и Григорию их местоприбывание в увольнении.
В село, в котором жила Алёна, пошли пешим ходом. Стояла сухая осенняя пора, действительно очей очарованье. Дорогой разговаривали мало, чувствовалась общая скованость. Домики с приусадебными участками заметили издали. Стая голубей высоко в небе кружилась над ними. На окраине села возле хаты увидели согнувшуюся, опирающуюся на палку старушку с морщинистым лицом.
- Пить сильно хочется, - сказал Григорий и обратился к старушке:
- Бабушка, не скажете где нам можно напиться воды? Может вы нам нальёте кружечку?
Старушка посмотрела на них пристально.
- А вы хлопци часом нэ москали?
- Та ни, бабусю, мы з Украйины, зи сходу, - поспешил успокоить её Антон.
- Зачэкайтэ, зараз вынэсу, - и она медленно направилась в хату.
- Пойдём дальше, - предложил Савельеву Беликов и они ушли, не дожидаясь возвращения старушки.

Медленно пошли по улице. Её домики выглядели опрятно, многие разноцветно разукрашеные, окружённые приусадебными садиками. На крыше одного из домов увидели большое гнездо и сидящего рядом с ним аиста. Пройдя ещё немного увидели огромную плакучую иву, растущую в центре маленькой лужайки в том месте, где улица расходилась на две развилкой под острым углом. Под ивой был красиво устроен колодец с деревяным журавлём. Рядом находилась скамейка, на которой сидели два старика. Беликов обратился к ним с просьбой:
- Не подскажете нам отцы как пройти на улицу Леси Украинки?
- Вправо оцэ повэртае вулыця Радянська и тягнэця аж до сильрады и дали. А злива починаеться вулыця Лэси Украйинкы, на ний розташованый дим культуры. А якый вам потрибэн дим?
Курсанты уклонились от ответа встречным вопросом;
- А можно нам напиться воды с колодца?
- Та пыйтэ сынкы, пыйтэ. Цыбэрка там усэрэдыни, на ципку. Пыйтэ на здоровья.

Парни занялись добыванием воды из глубокого колодца, а старики продолжили прерваный разговор:
- Щаслывый ты, Павло, нэ тэ, що я, - обратился один к другому.
- А чому ты так говорыш? Чому ты нещаслывый, Пэтро?
- Та ты одын в своему доми хозяйин, робыш, що хочеш.
- А ты, Пэтрэ?
- А у мэнэ зять розпоряджаеться, прыходыться робыты, що вин скажэ.
- А що, зять у тэбэ гарный?
- Та так соби, тилькы з дэякымы нэдоликамы и чудэрнацькый трохы. Бувае у ви сни мочыться в постили. А ще купив соби ружжо, точнишэ як йийи - воздушку. Ходыть з нэю повсюды и до колодязя и в туалэт. Сыдыть в ним з видчынэнымы двэрыма и в горобцив цилыть...

Курсанты поблагодарили стариков и пошли по улице Леси Украинки. Через две-три минуты встретили молодого парня. Лишний раз удостоверились в правильности своего пути. А парень спросил их с насмешкой в голосе:
- А из какого рода войск вы будете, служивые и какая беда привела вас в наше село?
Курсанты замялись, соображая, что ему ответить, но он не стал дожидаться их ответа:
- Да вижу, что вы курсанты школы ракетной дивизии. Я сам год назад демобилизовался с ракетной части, а здесь вот, как моряки говорят, якорь бросил. Чувствую и вам уготована такая же участь. Ну, успехов вам.

Подошли к нужному дому и во дворе сразу же увидели Алёну, кормившую белых гусей. Она тоже заметила их и от неожиданости ещё больше похорошела. Лицо её засветилось нескрываемой радостью. Вышла за калитку. Антон познакомил её с Григорием. Она не придала этому особого значения и пригласила их в дом. Они зашли, познакомились с отцом и матерью Алёны, её старшим братом и кумом отца, зашедшим к ним в гости. Попали в самый раз к обеду. Их усадили за стол как почётных гостей. Настойчиво уговаривали отведать настоеный на травах первак. Но они отказались, предпочёв лёгкое и приятное на вкус домашнее вино. Быстро управились с холодным и с наслаждением дегустировали вареники с творогом.
Лишними вопросами пожилые военным не надоедали, предоставив им право общаться между собой.

Кум Никита разговаривал с отцом Алёны, Тарасом:
- Кумэ, тоби нэ потрибнэ цуцэня вид мойейи собакы? Гарни цуцэнята я тоби скажу. Чотыри прывела и вжэ мисяць усих годуе. Худа стала сама. Сьогодни вранци давав йий пойисты, вона голову нагнула, а нашыйнык и впав з шыйи на мыску.
- Трэба подуматы, мабудь визьму. Бо мий вжэ дужэ старый и з будкы ридко вылазыть. Тилькы дай мэни кобэлька.
- Та гаразд, тоби одного, а ще одного Стэпану, тракторысту, тэж погодывся взяты. Бо ж шкода тварыну, мали уси сокы з нэйи тягнуть...
Молодые оставили пожилых в доме, а сами вышли во двор. Брат Алёны, Иван, пошёл кормить кролей, а курсанты направились к калитке.

Стали прощаться. Григорий первым вышел за калитку. Алёна с Антоном задержались, о чём-то разговаривая. Савельев не мог разобрать всех их слов, а только улавливал их суть. Наблюдал за выражением их лиц. Лицо Антона было маловыразительным, не выдавало его чувств. А лицо Алёны менялось; сначала она смотрела на Антона удивлённо, затем побледнела, а после её лицо потускнело. Она ответила ему напоследок отрывисто:
- Ты хочэш кынуты мэнэ?.. Ты мэнэ зрадыв... Буду чекаты, докы ты служытэмэш. Можлыво ты передумаеш... А иншых мэни нэ потрибно...
Затем повернулась, растеряно и быстро пошла во двор со слезами на глазах.

Из села в школу Беликов и Савельев шли молча. Чувствовалось, что Антон был сильно расстроен и переживал. Григорий ни о чём его не спрашивал, ему и так всё было ясно. Он тоже переживал за Алёну, представляя каково ей сейчас было больно внутри. Ему хотелось сьездить Антона по физиономии, но воздержался, лишь проговорив сквозь зубы:
- А старушенция та, которая нас москалями обозвала - мать повешеного в войну партизанами сына - полицая. Алёна сказала.


(продолжение следует)