Кружил на ветру листопад

Повесть

ЧАСТЬ 2

Глава 10


Жара надоедает за две недели, а дождь за два дня. Второй день моросил обложной осенний дождь. Казалось серо и сыро было везде, даже на душе. Взвод лейтенанта Клименко совместно с соседним по роте взводом лейтенанта Семижилина заступал на недельное учебное дежурство, во время которого каждое отделение в составе пяти человек несло ответственность за сохранность вверенного ему строящегося обьекта - ракетной шахты. Развозящие курсантов по обьектам грузовики, КРАЗы и Уралы вязли в грязи грунтовых дорог и с трудом пробивались в нужном направлении.
Отделение под командованием Шварцова, временно сформированое для недельного несения службы, в которое определили так же курсантов Савельева, Манько, Беликова и Васюшина, заступило на службу лишь к вечеру субботнего дня.
Шварцов вместе с командиром сменяемого караула обошли весь обьект по периметру, проверили наличие и сохранность печати на сейфе с боеприпасами, наличие питьевой воды в специальном, изолированом от грунта хранилище.
Другие курсанты отделения устанавливали оружие в оружейную пирамиду, проверяли по описи наличие инвентаря на кухне в виде небольшого деревянного домика с внешней стороны периметра обьекта, рядом с металлическим жилым вагончиком, определяли по местам хранения продукты недельного запаса, согласно инструкции принимали от сменяемых порядок на закреплённой за караулом территории.

После сдачи-приёмки обьекта караулами сменившийся караул уехал в школу, а заступивший на дежурство взял обьект под охрану. Дежурство - новая ступенька поступательного самовоспитания воинской дисциплины и ответственности по исполнению воинского долга. Нет довлеющего над курсантами постоянного контроля командования. Они наедине с обьектом почти всё отведеное для дежурства время, чётко обозначенное инструкциями и графиком несения службы.
В этом графике поочерёдное несение службы на посту часовыми, дежурное бодрствование в вагончике в ночное время, приготовление пищи на кухне, прерывистый сон на два и на четыре часа в разное время суток, уборка помещений и, безусловно, обязательная военная тренировка.
Первое уторо дежурства ознаменовало смену погоды. Дождь прекратился, облака постепенно исчезли и невысокое осеннее солнце, тепло от которого ещё ощущалось, поднималось над верхушками деревьев, росших вдоль проходящей недалеко от обьекта дороги.
Охраняемый курсантами обьект находился киллометрах в десяти от районного центра. Дорога соединяла его с другими населёнными пунктами. В обратную сторону по ней можно было попасть и в село, в котором проживала Алёна. Периодически по ней проезжали грузовики, мотоциклы или повозки с запряженными в них лошадями.

Ободрённые устанавливающейся хорошей погодой курсанты принялись улучшать порядок в своём хозяйстве. До обеда решили побелить стены кухни и успешно с этим справились. Затем Савельев заступил на пост часовы, Манько принялся готовить обед, Васюшин с Беликовым ушли к редко растущим за дорогой деревьям за дровами, а Шварцов остался в вагончике у телефона военной связи.
Когда Васюшин с Беликовым возвратились то услышали громкую матерную ругань Шварцова в кухне. Свежевыбеленная задняя стена кухни была наполовину забрызгана какой-то коричневой непонятной слизью. Манько решил сделать товарищам сюрприз - приготовить из банки сгущённого молока импровизированое шоколадное масло. Положил банку в кастрюлю с водой, затем забыл вовремя проконтролировать процесс - вода в кастрюле почти полностью выкипела, банку разорвало и её почти всё содержимое оказалось на выбеленой стене кухни.

Шварцов ещё не успел до конца успокоиться, когда за его спиной, словно джин из бутылки, выросла фигура командира роты капитана Артёмова, начавшего проверку караулов, поочерёдно обьезжая их на "газике" с водителем. Он вник в суть произошедшего, но не стал терроризировать курсантов, а использовал их оплошность в своих корыстных целях.
- Здесь, недалеко от вашей площадки растёт много ореховых деревьев. Мы проезжали мимо и видели, что орехи уже начали осыпаться на землю. Я буду с повторной проверкой дня через три и хочу попросить вас, чтобы вы насобирали ведра два-три орехов к этому времени...
Было понятно, что просьба наполовину звучала как приказ. Делать было нечего, под вечер Беликов и Манько пошли с ведром и мешком к орешнику, являющемуся собственностью какого-то колхоза. Внутри него стояла избушка сторожа, у которого была берданка и большая сторожевая собака на привязи. Орехи собирали по-пластунски подальше от избушки и до темна кое-как насобирали три с половиной ведра. Всё обошлось благополучно. Не стали после рисковать и нарываться на неприятности. Поэтому оставив половину ведра орехов себе решили в орешник больше не ходить.

На следующий день за дровами пошли Васюшин и Савельев. Подойдя к дороге увидели на одном из деревьев белку. Стали маяться дурью, решив её поймать; колотили по дереву палками, пока испуганый зверёк не спрыгивал с него и быстро перебегал по земле к соседнему дереву. Именно в этот момент его пытались схватить, но белка была очень проворной и курсантам не удавалось её поймать.
За развлечением не заметили проезжающую по дороге мимо них бричку с двумя запряжёнными в неё лошадями. Привлекательная молодица лет тридцати пяти везла на ней бидоны с молоком в райцентр. Поравнялась с военными и остановила лошадей.
- И чого цэ таки гарни парубкы ганяються за бидным звирком? Чи бильшэ нэма ниякойи розвагы?
Она привстала на бричке, повернувшись к ним боком, словно проверяя надёжность закрытия бидонов крышками. Своими сочно налитыми грудьми и роскошной попой она произвела большое впечатление на военных. Савелье даже немного смутился, а глаза Васюшина загорелись жадными огоньками.

- Не поленись, возвратись на кухню и принеси ведёрко, я попробую выпросить у неё литра три молока, - обратился Васюшин к Савельеву.
А когда последний возвращался с ведром, торопясь, то издали заметил, что ни женщины, ни Васюшина возле брички не было. Ему пришлось даже попождать пока Мария, так звали женщину, не появились с Васюшиным из-за большого куста тёрна. Савельев едва расслышал разговор подходивших к нему.
- Молодчына ты, Колю. Давно мэни нэ було так хорошэ. Мий тилькы на тэ й здибный - то гайкы крутыть пид трактором, а то свое барыло наповнюе пывом.
У товарыша запытай, можлыво вин також хочэ?
Они подошли к бричке.
Васюшин подошёл вплотную к Савельеву и тихо предложил:
- Если желаешь, Гриша, то можешь развлечься и ты, я подожду. Савельев отрицательно покачал головой.
Васюшин подал Марие ведро и она наполовину наполнила его молоком и возратила ведро. Затем бричка поехала дальше.

По пути назад Григорий только и спросил:
- А как она выкрутится из-за недостачи молока, которое нам отдала?
- Не задавай глупых вопросов, Гриша. Росскажу не анекдот, а вполне реальную историю. В посёлок, в котором я в детстве жил, через день привозили молоковозкой молоко, но сливали для нашего магазина мало, всего бидона два. Женщины посёлка жаловались на нехватку молока водителю молоковозки, не русскому по национальности. На что он откровенно им отвечал. "Болшье нэ магу. Еслы будэт болшье, то будэт адын вода."
Принесённое молоко вскипятили на обед и выпили почти всё. По неизвестной причине пить отказался один Савельев, сказав, что он пьёт в основном только кислое.

Неподконтрольного несения службы у курсантов не получалось. В обеденное время следующего дня их посетил с проверкой заместитель начальника школы майор Стадник. Поинтересовался их настроением, спросил читают ли они свежие газеты и кратко проэкзаменовал их на знание новостей. Затем проверил качество чистки оружия, сделал замечание, что нужно чаще мыть полы в вагончике. Пошёл на кухню, стены которой курсанты успели очистить и выбелить снова. Взял со стола тарелку с вилкой, вынес их с кухни на солнечный свет и долго рассматривал, надеясь обнаружить на нах пыль или грязь. Обратил внимание на металличекую крышку подвалчика во дворике, в котором хранились продукты. Попросил открыть замок и полез вниз по крутой лестнице в подвал. Его фуражка зацепилась за лутку входа и слетела с головы, но он не отказался достич дна подвала.
Долго чиркал зажигалкой, затем его довольное лицо показалось из ямы. Сделал замечание, что у них хранятся посторонние продукты и велел водителю "газика" вытащить мешок с орехами и погрузить в машину. Машина тронулась и на этом его визит в караул закончился.

- Противный, козёл, - сделал заключение Манько. - Что делать будем? Завтра должен приехать Артёмов, а у нас только пол ведра отложеных отдельно орехов, которые они не нашли.
- Я пойду с Антоном после обеда с двумя вёдрами прямо к сторожу и попрошу у него разрешения, - уверенно высказал свои мысли Шварцов. И надо сказать, что всё получилось так как он и предполагал. Сторож добродушно отнёсся к их проблеме и два ведра орехов они надёжно спрятали в ином месте дворика.
Когда приехал Артёмов они погрузили ему два с половиной ведра орехов. Он спросил нельзя ли было приготовить орехов немного больше. Ему деликатно обьяснили о внезапной проверке караула майором. Лицо капитана Артёмова было каменно непроницаемым. Только по лёгкому передёргиванию скул было заметно, что он злился.

Ничто не угнетает человека так, как его осознание неравенства с другими людьми.
А у Артёмова были ещё и семейные проблемы. Ушла от него вторая, молодая жена из-за того, что он редко общался с ней как мужчина. Но он не очень об этом переживал, рассуждая так:
- С другой стороны исчезли и лишние заботы по оказанию женщинам внимания и удовлетворению их плотских желаний. Зато стало больше времени для других занятий и увлечений. К тому же его первая жена звала к себе, предлагая ему возвратиться к детям. Она, как и некоторые другие женщины, при хорошей жизни была почему-то злой, а в нищете становилась доброй.
Капитан рассказал анекдот, известный уже курсантам, как во времена генсека Хрущёва приехали от него представители из партии на север к чукчам. Обьявили, чтобы они тоже начали сеять у себя кукурузу.
- Да мы не обучены этому, не умеем мы сеять, - взмолились чукчи.
- Не умеете сеять - тогда будем сажать, - ответили им партийцы.
- Не надо сажать, - испугались чукчи, - будем сеять.
Артёмов поблагодарил курсантов за выполнение ими его просьбы и уехал.
- При его положении и занимаемой им должности я бы не стал на его месте рассказывать подобные анекдоты подчинённым, - выразил своё мнение Шварцов.

Каждый сходит с ума по-своему. Савельев каким-то образом узнал, что отсюда, если идти напрямик, не так и далеко до села в котором жила Алёна. Стал отпрашиваться у Шварцова, чтобы сходить туда на пол дня. Шварцов не согласился категорически:
- Мы здесь всё-таки службу несём, а не в бирюльки играем. Должен же быть в наших поступках какой-то предел. Скоро выпускные экзамены и нам будуть присваивать звания младших сержантов. А уход с караула - это ЧП. И так проверяют каждый день. Я покрывать не стану.
Савельев вроде бы согласился, однако тайком покинул караул, сменившись рано утром с поста, но так и не появившись в вагончике.
Шварцов принялся звонить по телефону, разыскивая дежурного по караулам, командира их взвода лейтенанта Клименко, чтобы доложить ему о случившемся...


(продолжение следует)