Кружил на ветру листопад

Повесть

ЧАСТЬ 2

Глава 11


Отец Алёны вышел со двора за калитку, заинтригованый медлено движущимся по улице грузовым автомобилем с кузовом в виде накрытого тентом фургона. С кабины автомобиля двое нерусских парней что-то выкрикивали. Недалеко от его дома автомобиль остановился. К нему подошли соседи, что-то спросили и ушли к себе во двор, но через несколько минут вынесли два ведра яблок, вроде как бы взяли у парней деньги и снова ушли.
Тарас решил тоже подойти к машине.
- Звидкиля вы, хлопци, - спросил он и услышал в ответ:
- Груши, яблакы.
- А що вы щэ купляетэ, можлыво слывы? У мэнэ дужэ багато слыв, - и снова услышал в ответ:
- Махачкала.
Тарас постоял с минуту в раздумьи и, почесав затылок, повернул назад, к своему дому.
- Поговорыв называеться, - бурчал он. - И чого цэ йих аж сюды занэсло? А можлыво воны з того кооператыву, що недавно видкрылы якись кавказци в райцэнтри?
Мимо него прошёл какой-то военный и обогнав подошёл к калитке его дома.
- Хто тоби потрибэн, парубчэ? - поинтересовался у него Тарас. Савельев обратил на него внимание и остановился.
- Я бы хотел увидеть Алёну, если она дома.
- Була вдома, зажды трохы - зараз выйдэ.

Отец зашёл в дом, где Алёна заканчивала мыть полы.
- Там солдат твий прыйшов, биля хвирткы стойить - тож поквапся.
Лицо Алёны, и без того розовое от работы, покраснело. Она вспешке принялась мыть руки и собираться...
Когда она соскочила с крыльца во двор и посмотрела на пришедшего, то внутри у неё словно бы что-то оборвалось. Разочарование отразилось на её лице. Григорий взглядом уловил это.
- Как видишь - это не Антон, а всего лишь я.
- Бачу, ты в звильнэнни? А Антона що - нэ видпустылы? - Её глаза попытались заглянуть Савельеву в душу.
- У судьбы много хитрых уловок в запасе, - ответил Григорий строкой из стихов.
- Что ж ко мне, печальной узнице, он опять прийти не смог? - немного дрожащим от волнения голосом так же русскими стихами спросила она.
- Не тебе прожить без радости старея, - продолжил успокаивать её Григорий. - Исчезло солнце яркое - на небо вышли звёзды.
Он прикоснулся рукой к её руке. Алёна её не отстранила...



* * * * *


Прошёл день, а Савельев в карауле не появился.
В восемь часов вечера вместо него на пост снова пришлось заступать Беликову. Небо было пасмурным и было темно. Строители ушли с площадки после окончания рабочего дня, закрыв отверстие шахты маскировочной сеткой и прикрыв от дождя цемент с песком. Остальные же инструменты оставили почему-то незапертыми.
Беликову показалось, что на площадке зажёгся огонёк от фонарика. Затем погас и снова вспыхнул. Антон позвонил из будки поста в караульный вагончик и минуты через три к нему прибежали со штыками от автоматов Шварцов и Васюшин. Манько остался дежурить в закрытом вагончике. Вскрывать сейф с патронами для автоматов можно было только с разрешения дежурного по караулам.
Они не знали, что нужно было пришельцу, очевидно проникшему через дыру в заборе из колючей проволоки с противоположной стороны площадки, поэтому приняли следующий план его задержания.

Шварцов с Васюшиным постараются незаметно как можно ближе подойти к нарушителю, фонариком подать сигнал Беликову и Антон должен был сразу включить мощный прожектор с лампой в тысячу ватт, направленый в центр площадки, а затем поспешить к товарищам для оказания помощи в поимке нарушителя. Всё так и сделали. Но когда вспыхнул прожектор и Шварцов с Васюшиным бросились на нарушителя, неизвестный неожидано выстрелил из обреза и поспешил скрыться в темноте за пределами площадки. Прибежавший Беликов увидел склонившегося над Шварцовым Васюшина. Шварцов был ранен в правое плечо. Его повели к караульному вагончику и увидели бегущих навстречу лейтенанта Клименко и Савельева. Последний только возвратился, минут на пять раньше приезда лейтенанта.
Шварцову оказали первую помощь. Лейтенант собственоручно открыл сейф и выдал курсантам по десять боевых патронов. Приказал в дальнейшем службу на посту нести по два человека.

Шварцова осторожно усадили в машину для срочной доставки в госпиталь. Лейтенант Клименко забрал с собой и Савельева для помещения его под арест. Через день отделение должен был сменить новый караул. На это время командовать отделением лейтенант назначил Беликова.
Антон только и успел перекинуться с Савельевым несколькими словами:
- Ты пока не представляеш, что натворил. И сержантского звания тебе не видать как своих ушей.
На что Савельев ответил:
- Я виноват перед вами, за что и отвечу. Зато Алёна хоть и не сказала мне пока "да", но уже и не сказала "нет". Служить, хоть рядовым, хоть сержантом осталось полтора года, а с Алёной останусь на всю жизнь.



* * * * *


В последнее время Беликов чувствовал себя не очень уютно. Лида, по своей неожиданой иннициативе восстановившая с ним оборваные связи, написала ему два письма и, не получив от Антона ответа, перестала ему писать. Алёну, он чувствовал, что уже почти потерял. На душе было непередаваемо тревожно. Он словно бы стоял у развилины двух дорог, не зная по которой пойти дальше.
Круг товарищей, с которыми он раньше тесно общался, заметно поубавился. Нилина комиссовали, Шварцов находился в госпитале, с Савельевым у него были натянутые отношения, к тому же сейчас он находился на "губе".
Прошлой ночью ему снова приснился сон, который он несколько раз видел на гражданке. Он стоит один на холме безлюдной местности и с ужасом наблюдает, как целая толпа злых, полудиких людей бежит к нему, крича и размахивая увесистыми палками.

Он, в растеряности, не знает, что предпринять. Когда они почти вплотную к нему приблизились - большим усилием воли ему удаётся оторваться от земли и подняться над ними на несколько метров. Дикари ругаются, бросают палки вверх, стараясь достать его ими. А он медленно улетает от них в сторону виднеющегося вдали леса. Толпа настойчиво преследует его и останавливается только перед лесом, оставляя свои неудачные попытки расправиться с ним. Он с облегчением пролетает дальше над лесом, едва не задевая ногами верхушки деревьев.
За лесом ему неожидано открывается низменая равнина, покрытая редким туманом. Он словно бы попадает в другой мир. На душе становится легко и спокойно. Он приземляется почти неслышно. Сердце, чуть взволнованное, бьётся чётче обычного и весь он в ожидании какого-то таинственного, но хорошего, даже приятного открытия.

Редкие деревья со свисающими кронами смутно появляются из тумана ему навстречу. Прохладный влажный воздух бодрит. Путь его преграждает речушка с очень прозрачной водой, с красивым деревяным мостиком через неё. Антом проходит по мостику и на другом берегу обнаруживает большую деревяную рубленую избу. Останавливается перед входом, берётся за ручку двери и дверь открывается.
Он нерешительно входит в просторное пространство внутри избы. Там никого не видно, но Антон чувствует чьё-то присутствие. Из дальней комнаты промелькнула не то женская фигура, не то её тень и исчезла за большим камином печи. Во время движения женщина игриво, но довольно проницательно посмотрела на него, всем своим видом приглашая его приблизится к ней. И как только он решается сделать к ней первый шаг, его сон неожидано прерывается в который раз в один и тот же момент...


(продолжение следует)