Молодые с планеты Жизнь

Повесть

ЧАСТЬ 1

Глава 6


Савичев получил второе письмо от Натальи, когда он, травмированый, с забинтованой ногой, уже несколько дней почти не вставал с постели. В прошедшую субботу он вышел на комсомольский субботник и работал в паре с молодым кузнецом из другой смены. Последний явился на комсомольский праздник с запахом спиртного и принялся работать с непреодолимым желанием рационализировать по ходу работы технологический процесс изготовления поковок. В результате тяжёлая длинная заготовка, которую они укладывали в приспособление вдвоём выскользнула из клещей кузнеца. Савичев не смог один её удержать и раскалённая болванка упала на его левую ногу, чуть выше колена с внутренней стороны, моментально пропалила штанину и присмалила ногу.
С ожёгом первой степени его сразу увезли в центральную больницу и оказали первую медицинскую помощь. В больнице он пробыл всего три дня, а затем его почему-то выписали на амбулаторное лечение. Для него было мукой с согнутой ногой болезнено и долго по времени ходить в районную поликлинику, хоть и расположеную недалеко от общежития.

На каждом приёме через день ему срывали пинцетом образующуюся на ране корку, чистили рану от гноя, смазывали какой-то мазью и снова забинтовывали. Он лежал пластом, стиснув зубы от боли, чуть не теряя сознание и в глазах у него периодически темнело. Лечащая его пожилая медсестра сочувственно говорила:
- Потерпи ещё с неделю, парень. После будет немного легче и процедуры будут уже не через один, а через два дня. Ох, как ты выдерживаешь это, даже мне больно и жаль смотреть. Крепкое у тебя сердечко.
Через неделю ему действительно стало немножко легче, а через две он уже периодически вставал с постели и медленно прохаживался по комнате.


В комнату к Павлу поселили нового соседа и теперь они жили вдвоём. Андрей Синилин - высокий парень со светлыми прямыми волосами был родом из Подмосковья. Он окончил вагоностроительный техникум и молодым специалистом вместе с женой, Ниной, приехал по распределению на Донбасс, на вагоностроительный завод. Молодой семье в скором времени обещали выделить квартиру. Нина заочно обучалась уже на последнем курсе экономического факультета института. Андрея трудоустроили работать в сборочном цехе завода мастером и с первого времени он зарекомендовал себя неплохим специалистом. С женой он жил в разных комнатах общежития (она на женском этаже с девушками). Нина почти ежедневно по вечерам проведывала мужа и соответственно Павел познакомился и с ней. В то время, когда Савичев занимался учёбой супруги тихонько разговаривали между собой и тихонько слушали радио, когда Павел заканчивал заниматься. Иногда они ужинали в комнате

Однажды Нина пожаловалась мужу, что в её комнате уже прохладно спать, так как она располагалась с восточной ветренной стороны, а отопительный сезон ещё не начался. Комната, в которой жили Павел с Андреем, располагалась с западной стороны и кроме того у Павла был маломощный рефлектор-обогреватель, который он иногда включал поздно вечерами на некоторое время в тайне от администрации общежития.
Нина попросила разрешения остаться спать в эту ночь в их комнате на свободной третьей койке. Павел почти уже уснул, когда неожидано услышал перешёптывание супругов. Жена просила мужа подождать ещё, а Андрей ей отвечал шёпотом:
- Да он не слышит, он уже давно спит.
Савичев лежал на спине с закрытыми глазами и слышал как Андрей тихо перебрался в кровать к жене. Павел стал невольным свидетелем супружеской близости. Ему хотелось повернуться набок, но он вынужден был потерпеть, пока не закончится любовная игра молодожёнов. Он открыл глаза и смотрел на красный круг на потолке от обогревателя, а так же различал причудливые тени увлечённых сексом партнёров. Ему стало немного стыдно, он почти беззвучно вздохнул и снова закрыл глаза...

Через несколько дней в семью Синилиных буквально ворвалась радость. Они получили ордер на квартиру в новом микрорайоне. Закончилась их полухолостяцкая жизнь в этом четырёхэтажном доме-общежитии. Он приютил их на время, но всё же не создавал им уюта семейного, к которому так тянутся молодые семьи. Супруги паковали вещи, собираясь переезжать.
- Ну, Паша, счастливая твоя комната. Только вселился и через несколько дней получил квартиру.
- А почему вы так спешите переезжать? - спросил его Павел. - У вас в квартире наверное ещё ничего нет из мебели. Пожили бы ещё нескоько дней в общежитии.
- Пашка, тебе этого пока не понять. Да мы согласны спать там на полу, постелив одеяло и там же кушать, как азиаты. А я уже сегодня успел купить настоящую деревяную кровать и стол. Тёще и родителям телеграммы дали. Они обещали нам при получении квартиры сразу выслать денежные переводы для покупки мебели. Разве мы можем уже здесь усидеть! Я обязательно приглашу тебя на новоселье. Давай напишу адрес.



* * * * *


Наталья Латышева возвращалась домой после прохождения практики со своими подругами в плацкартном вагоне пассажирского поезда. В купе ей досталась по билету лишь верхняя боковая полка. Время было вечернее и за окнами поезда было темно. Наталья ещё не спала и думала об отношениях с Павлом. Они уже давно встречались и по логике всё шло к тому, что она уже чувствовала себя почти невестой. Однако, вместе с этим у неё присутствовали и тревожные мысли об их необустроенности в жизни; неоконченой учёбе, слабой материальной обеспеченности, отсутствии жилья.
Её подруги в соседнем купе, борясь со сном, ещё читали газеты в лежачем положении. Внизу, на нижней полке под Натальей ещё бормотал дуэт пожилых мужчин. Один из них, постарше, был без ноги, ампутированой по колено, с костылём. Второй, помоложе, был слепым и часто ругался. С разговорами они не спеша поочерёдно накатывали небольшие дозы сивухи из алюминиевой кружки, кое-чем закусывая. Их жёны уже не обращая на них внимания спали в этом же купе.

А через купе ещё немного шумели и негромко смеялись севшие на поезд в Киеве парни, очевидно какого-то передвижного, если не бродячего ансамбля. Одеты они были в потёртые, обрезаные до колен джинсы, некоторые с серьгой в одном ухе, другие с крестиками на дешёвых цепочках. Не свежевыбритые, с волосатыми, покрытыми пылью ногами, расположившие на верхних полках свои музыкальные инструменты.
В полночь в вагоне выключили освещение, оставив горящими только светильники по проходу. Бодрствовавшие до этих пор пассажиры-совы укладывались наконец-то спать. Наташа, повернувшись на бок, долго не могла уснуть из-за разных мыслей, лезших ей в голову. Но незаметно она всё же уснула. Через некоторое время проснулась из-за храпа спящего слепого мужчины, который ещё и ругался во сне. Она уловила осторожное движение по проходу ещё не спавших музыкантов. Трое из них находились возле купе проводниц и о чём-то с ними договаривались.

Обе девушки были вобщем-то симпатичными; одна чуть выше среднего роста, со стройной фигурой и маленьким шрамом на левой щеке, вторая ростом пониже, но с более развитыми грудью и бёдрами. Проводницы зашли в своё купе, а следом за ними и двое парней. Возле купе образовалась маленькая очередь музыкантов. На смену выходившим из купе парням туда заходили другие. Наташа сразу поняла смысл этой возни. Она посмотрела на стоящего возле купе круглолицего, немного упитаного парня, с длинными неухожеными волосами, небритого, в очках, переминающегося с ноги на ногу, с нетерпением ожидающего, как пёс в собачей своре, своей очереди, и ей стало очень противно. Наташа снова отвернулась к окну, но долго не могла уснуть.
Утром она проснулась рано, когда поезд стоял на какой-то станции, а по вагону разносили яблоки, купленые на перроне. Её подруги ещё спали, а в соседнем купе какие-то мужчины рассуждали на политические темы.

В вагом вбежали с перрона двое из музыкантов с полным ведром красивых осенних яблок. Подбежали к купе проводниц, но оно оказалось закрытым. Постучали, но ни одна из девушек не появилась. Тогда они, шутя и смеясь, осторожно высыпали яблоки на пол возле купе проводниц, чуть в стороне от прохода.
- Дурачится молодёжь, - бурчал сидящий внизу одноногий.
- А что они делают, скажи? - допытывался у него слепой.
Пока проводницы спали музыкантам приходилось выполнять их обязанности по открыванию и закрыванию дверей вагона на станциях.
Приходящих за чаем женщин раздражало отсутствие проводниц, появившихся в вагоне лишь к обеду, заспаных и с помятым видом. Музыканты вышли перед этим на какой-то станции.
- Да что ты от них хочешь? Они ночью слишком много и напряжённо трудились, - тихо, с насмешкой говорил своей жене мужчина в соседнем купе.
И Наталья поняла, что не только она была свидетельницей этого ночного разврата.

С проснувшимися подругами Наташа, после умывальных процедур, позавтракали, затем немного почитали журналы и стали играть в карты. После очередной остановки на одной из станций в Донецкой области поезд медленно отправился, но как только стал набирать скорость был неожидано остановлен стоп-краном из какого-то вагона. Минут через двадцать наиболее любопытные мужчины стали выходить из вагона через открывшиеся двери. Поступила информация, что какой-то мужчина отлучился на станции в станционный буфет, затем доганял тронувшийся поезд, попал под колёса последнего вагона и был ими перерезан. Милиция выясняет личность погибшего. Ещё минут через двадцать поезд, наконец-то пошёл дальше и уже затем появилась новая информация, что личность погибшего мужчины была установлена...
Латышева выходила из поезда на своей станции в подавленом состоянии. Приехав автобусом на квартиру и войдя в свою комнату лишь через некоторое время вспомнила, что нужно позвонить Павлу.



* * * * *


К Савичеву снова поселили нового соседа, представившимся Виктором Брагиным. Он был рослым, широкоплечим, симпатичным брюнетом, аккуратно подстриженый под "канадку". Из разговора Павел узнал, что Виктор принимался на работу в бригаду слесарем-сборщиком. Но была одна проблемма - бригада оказалась комсомольско-молодёжной и от него потребовали, чтобы он вступил в ряды комсомольцев.
- А сколько тебе лет? - поинтересовался Павел.
- Через пару месяцев двадцать шесть стукнет, - весело ответил Виктор.
- Не поздновато в комсомол собрался? - засомневался Савичев.
Брагин смутился и Павел решил больше не задавать ему неприятных вопросов.

Через день Савичев проснулся поздно и ещё лежал с открытыми глазами на боку повёрнутый к стенке. Услышал разговор Брагина с какой-то девушкой:
- А как зовут твоего соседа? - спросила девушка, по голосу очевидно стоя у постели Павла. - Это его пропуск на тумбочке? Симпатичный парень. Может поможешь познакомиться?
- У него, как я понял из разговоров, уже есть девушка.
- Ну и что, говорят, что даже жена - не стена. Я и не собираюсь отбивать его у девушки.
- Шустрый, однако, парень этот Брагин, недавно вселился, а уже девушки посещают их комнату, - подумал Савичев.
Павлу очень хотелось посмотреть на девушку, но он передумал и, закрыв глаза, решил ещё немного подремать, не вслушиваясь больше в их разговор.

А на следующий день Павел после болезни пошёл на работу во вторую смену. Но мастер сообщил, что его кузнец со вчерашнего дня заболел. И так как это было в пятницу, мастер предложил Савичеву отдохнуть до понедельника, глядишь и самочувствие ещё немного улучшится, а там видно будет. Подходя к общежитию Павел заметил, что свет в окне их комнаты не горит, хотя на улице уже темнело. Подумал, что Брагин спит или вышел из комнаты. Ключей от комнаты у дежурной по общежитию не оказалось.
- Всё-таки спит или смотрит телевизор в красном уголке, подумал Савичев. Подошёл к двери и постучал в неё. Дверь сама немного приоткрылась. Вошёл в комнату и включил свет. Увидел Виктора в плавках и майке на койке с девушкой, полулежащей на постели в одних трусиках. Девушка, увидев Павла попыталась спрятать своё лицо за Виктора. А Брагин был немного удивлён и растерян.

- Пашка? А ты же должен быть на работе.
- Мой кузнец заболел и мастер отпустил меня отдыхать.
Было видно, что Брагин поспешно что-то соображал:
- Тогда, может быть, ты присоединишься к нам? - предложил он нерешительно.
Девушка посмотрела на Виктора удивлённо, а затем на Павла с любопытством.
- Да нет, пойду-ка я покурю лучше на свежем воздухе.
И Павел не спеша вышел из комнаты, сделав по ходу замечание:
- Надо не забывать закрывать комнату изнутри в подобных случаях.
Он псишил, спускаясь по лестничному маршу вниз. В любом случае групповой секс был не его стихией. Уже на первом этаже его встретила дежурная.
- Савичев Павел - это ты, кажется? А я хотела подыматься к вашей комнате наверх. Подойди к телефону - тебе звонят.
Он взял трубку и его лицо посветлело. Звонила Наташа; сообщила, что приехала в город, сильно соскучилась за ним, но очень устала. Они договорились встретиться завтра днём.


(продолжение слежует)