Молодые с планеты Жизнь

Повесть

ЧАСТЬ 2

Глава 10


Павел спешил к автобусной остановке на центральной площади посёлка, чтобы вовремя приехать на работу в учреждение. При подходе увидел, что часть пассажиров, а так же кондуктор автобуса ещё отдыхали на скамейках. Обратил внимание, что с задней части автобуса частыми каплями вытекает вода и под ним образовалась небольшая лужа. Кондуктор, ухоженая женщина средних лет, посмотрела на ручные часы, молча встала и медленно направилась в автобус. Следом за ней потянулись и вставшие со скамеек пассажиры. Торопливо пришедшая на остановку последней пожилая тётка громко обратилась к кондуктору:
- Кондуктор, у вас сзади что-то течёт!
Реакция кондуктора на это была очень спокойной. Она только чуть повернула в сторону голову и, не останавливаясь, ответила с недовольством:
- У меня сзади ничего не течёт.
- Ну, у вашего автобуса, - извинилась тётка.
Все пассажиры вошли и автобус тронулся с места. Павлу повезло, он уселся на свободное место. Где-то к средине пути до предприятия он незаметно задремал. Внезапно услышал ужасный набор звуков; свиста, как бы пулемётного стука и звона разбитых стёкол. Не успев открыть глаза ощутил, что его лицо словно бы подверглось секундной бомбандировке какими-то мельчайшими частицами и сразу же услышал чей-то мужской громкий голос:
- Тихо! Не шевелиться! Всем спокойно сидеть на своих местах. Осмотритесь внимательно вокруг, на своих соседей.

То, что Савичев увидел - было кошмаром. В окнах левой стороны автобуса не было ни одного целого стекла. Мельчайшие его осколки, словно бисер, светились на солнечном свете по всему автобусу; на полу, на сидениях, на пассажирах. Металлические перегородки окон левой стороны были сильно вогнуты во внутрь салона автобуса.
Автобус стоял на правой обочине дороги, а позади него метрах в пятидесяти стоял грузовик, оторваный левый борт которого лежал между ним и автобусом на асфальте дороги.
- Теперь тихонько встаём и не отряхиваясь осторожно выходим из автобуса, - руководил дальше мужчина, сидящий впереди, возле кабины водителя с правой стороны.
- Осколки стекла стряхивайте не руками, а носовыми платками. Осмотрите друг друга. У кого есть раны в виде порезов или царапин подойдите ко мне, - обьявил водитель автобуса. - У меня есть вода и некоторые медикаменты из аптечки.
Стекло было везде; в волосах, на лицах, в одежде и в обуви. Все тщательно, но осторожно отряхивались, снимая часть одежды и обувь. Некоторые мужчины разделись до плавок. Нескольким пассажирам промыли водой небольшие раны, обработали йодом, заклеили лейкопластырем. У одного молодого парня, сидевшего в самом левом углу заднего сидения, была глубокая рана под левой лопаткой, через порваную рубашку просачивалась кровь.

Савичев отделался лишь небольшой царапиной на левой щеке, потому что сидел во втором, внутреннем ряду левой стороны салона автобуса. Попавшим в аварию немного повезло; со стороны города в направлении посёлка случайно ехала машина скорой помощи. Она остановилась возле автобуса и медики быстро оказали нуждающимся свою помощь. Парня с раной под лопаткой перевязали самого первого, а затем посадили в машину и увезли в городскую больницу.
За исключением нескольких пассажиров-добровольцев, согласившихся остаться на месте аварии в качестве свидетелей-очевидцев, основная масса пассажиров двинулась вперёд, к видимой вдалеке остановке и Павел в их числе. Через некоторое время люди начали уезжать попутными автобусами, пробивающимися через место аварии.
Когда Савичев приехал в колонию, то внутренним чутьём почувствовал и здесь что-то неладное. Войдя в помещение участка, сразу нарвался на раздражённого начальника участка.

- Паша, почему ты опоздал на работу. Ты не принял на КПП отряд осужденных и их не выпустили на работу на наш участок, а отправили назад в жилую зону. Мне самому пришлось идти за ними и писать обьяснительную заместителю начальника колонии по режимной части.
Павел обьяснил причину своего опоздания, сказав, между прочим, что ранее в подобных ситуациях заключённых часто всё равно пропускали на завод, после соответствующей проверки и записей в журнале прапорщиками.
- Это ранее, а сейчас у нас ЧП - сегодня ночью из колонии сбежали трое заключённых. Теперь всё руководство стоят на головах, введен чрезвычайный режим, из области едет специальная следственная группа.
- Вот что значит пятница тринадцатого числа, - подумал Савичев, приключения продолжаются.

В ИТК сразу усилили режим содержания и охраны заключённых усиленными нарядами прапорщиков и охранников на вышках по периметру колонии, составили чёткий график дежурств вольнонаёмных работников в цехах. Среди смен прерывали работу и делали дополнительные проверки наличия на производственных местах заключённых. Восстановили полностью закрытый режим в цехах, при котором двери цехов закрывались на затворы и у дверей постоянно дежурили дневальные из числа осужденных. Любые несанкционированые передвижения заключённых без сопровождения мастеров или без специальных пропусков по территории завода, между цехами пресекались оперативными нарядами военнослужащих-контрактников и нарушителей немедленно отправляли в штрафной изолятор.
Дело приняло серьёзный оборот. Для поимки беглецов создали несколько оперативных групп и временный штаб по координации их действий, которыми руководил один из заместителей министра внутренних дел республики.

На следующей неделе Павел работал во вторую смену. Среди недели появились слухи, что поймали одного из сбежавших заключённых, самого молодого из них, у которого был и самый малый срок заключения - шесть лет, два года из которых он уже отбыл наказание. Его взяли на квартире у одной незамужней женщины в соседнем городе. Как выяснилось позже на её адрес неоднократно приходили денежные переводы от знакомых сбежавших. Наверное он должен был взять у неё деньги для всех троих, а позже они планировали встретиться в условленом месте. Но их планы были нарушены слаженой работой оперативников. Задержаный отказывался давать показания и где искать двух остальных сбежавших у оперслужбы информации не было, военным надо было ещё попотеть.

В конце недели получилось так, что в основных производственных цехах остановилась работа из-за несвоевременного обеспечения нужными материалами. Вторую смену сделали сокращённой и поступила команда вывести заключённых с территории завода в жилую зону. Не смотря на то, что инструментальный участок был обеспечен работой - команда была общей для всех. Савичев отвёл отряд на КПП, сдал их наряду оперативников по численности и устало направлялся к проходной из колонии. По дороге его догнал мастер сборочного цеха Саянов, проживающий в соседнем городе.
- Что ты так ползёшь, Пашка? Пошли быстрее, быстрее выйдем из этого звериница. Хорошо, что завтра суббота, отдохнём на выходных.
- Слышал, сегодня сказали, что поймали уже второго? - спросил у Саянова Савичев. - Первый вроде бы раскололся и назвал место, куда должен был принести деньги и гражданскую одежду. Оперативники наблюдали за тем, как второй подавал сигналы огнём возле заброшеного маленького здания вентиляторной бывшей шахты, расположеного на холме возле леса. Там его и взяли. А где третий пока неизвестно.

- Да ну их, козлов. Всех переловят и новые сроки дуракам намотают. А ты, Пашка, тоже меня сегодня засёк утром в автобусе с Тоней. Ну никуда от знакомых не спрячешься. Мы с ней вчера договорились, что после работы поедем к её подруге, которая живёт в вашем посёлке. Вобщем клёво скоротали ночь на балконе, потому, что к подруге тоже неожидано пришёл хахаль. Но нам постелили старый матрац и дали одеяло. Балкон хоть и закрытый, но под утро мы всё равно продрогли, у Тони даже губы посинели. Она прелесть; что фигурка, что заводная в сексе. Только вот зубы немного запустила и они портят весь вид. Эх, что мне только сегодня жене сказать, надо придумать какую-нибудь отмазку.
За разговорами вышли через проходную из ограждённой зоны. У уже закрытого буфета стояли несколько вольнонаёмных, вышедших немного раньше, и ожидали дежурный автобус. Мастер деревообрабатывающего цеха Колызин рассказывал старый анекдот про чукчу и хохла.

На дворе сгущались сумерки. Дневная жара спала и стояла теплынь. Резкий медовый запах доносился от недалеко цветущей декоративной липы. В траве заскрипели первые сверчки, предвещая сухую погоду. Над головами собравшихся у буфета сделала два круга своего полёта летучая мышь.
За поворотом дороги у ИТК послышались мелодичные стуки каблучков по асфальту, а через пару минут показалась и их хозяйка.
- Опять Катюша на процедуры идёт, - иронично заметил Колызин.
Девушка примерно лет шестнадцати проходила мимо них по дороге в сторону проходной. Для её лет у неё была удивительно развитая пышная фигура, да и личиком она тоже не подкачала. Она шла смотря только впереди себя, как на подносе неся на своих кокетливо переставляемых ногах неподвижное, но привлекательное туловище.
- Катя не из ваты - любо посмотреть, - вымолвил Саянов словами песни Лещенко.
Катя проследовала мимо стоящих, подошла к расположеной через дорогу от проходной асфальтированой площадке, на которую днём заказчикам выгоняли из колонии купленные автомобили-рефрежераторы. Стала прохаживаться по площадке, медленно нарезая круги в центре её.

- Может нам предложить составить ей компанию, так сказать, вместе провести приятно время? - высказался мастер заготовительного цеха Николай.
- Да она в нас не нуждается, - ответил ему Саянов. - У неё есть горячие кавказские мальчики, вон стоящие на вышках, она с ними уже натренировалась.
Её действительно заметил часовой на вышке у караульного помещения. Подал рукой Кате знак, что-то крикнул своим сослуживцам вниз. Катя сошла с площадки за кусты, где располагалась волейбольная площадка со скамейками у неё, на которой некоторые вольнонаёмные играли в волейбол во время обеденного перерыва. Вот дорогу от караулки в сторону площадки перебежал один солдат и скрылся за кустами. Минут через пять его сменил второй, затем третий и четвёртый.
- Быстро отоваривает их Катюша, - сделал заключение Колызин. - Для кого усиленный режим охраны во время поимки сбежавших, а для кого приятное занятие групповым сексом.
Савичев был в неважном настроении и в разговоры не ввязывался. Приближающийся автобус издали осветил фарами вышедшую из кустов Катю, зашагавшую по краю дороги, как ни в чём не бывало, в обратную сторону. Ожидающие автобус приготовились к посадке в него, заканчивая перекуры.

Прошло несколько дней и последний из сбежавших заключённых был пойман, а точнее он сдался сам. Ещё в начале побега он почему-то решил изменить его план и откололся от своих. Ночь пересидел в лесопосадке. Ранним утром встретил пожилого мужчину, поменялся под угрозами с ним одеждами и отобрал у него немного имеющихся денег. Хотел уехать в Ростовскую область, но перепутал поезда и поехал в обратном, западном направлении. Через две остановки встал, пришёл в какой-то посёлок и попросился на квартиру к какой-то старушке. Прожил несколько дней, пока не закончились деньги. По радио услишал, что двоих сбежавших уже поймали. Подумал и решил сдаться сам.
Савичев был как раз очевидцем как его вели военные по территории в направлении штрафного изолятора, босого и сильно били по спине...
А ещё через несколько дней Савичев по заявлению перешёл работать с инструментального участка в сборочный цех. Его, почти закончившего институт, приняли на освободившуюся должность инженера-технолога, правда пока по третьей категории.


(продолжение слежует)