Молодые с планеты Жизнь

Повесть

ЧАСТЬ 2

Глава 12


Павел сильно соскучился за Натальей, пока она почти месяц была в студотряде в совхозе. Непродолжительная их разлука пошла, наверное, им на пользу. Их интимные отношения достигли, пожалуй, уровня, как во время их медового месяца. Всё складывалось хорошо в их счастливой жизни.
Но в средине ноября им снова предстояла новая разлука; Павла отправляли в командировку по производственным делам в столицу Армении - Ереван. Сборы были недолгими. Автобусом он ехал в уютном кресле в Луганск, а оттуда в Ереван предстояло лететь самолётом. Салон автобуса тихо наполняла модная песня группы "Попугай":
"...Твои зелёные лосины сведут с ума меня сейчас,
Твои зелёные лосины затмили свет твоих же глаз.
Твои зелёные лосины - забуду с ними всё и вся,
Твои зелёные лосины во мне самом родят лося..."

Павлу впервые предстояло лететь самолётом, все связаные с этим процедуды были ему до сих пор не знакомы и он немного волновался. Когда после стремительного разбега "ЯК-40" оторвался, наконец, от земли и под его крыльями медленно поплыли поля, Савичев боялся, чтобы самолёт не рухнул на них. Но постепенно лайнер набрал большую высоту и даже поднялся выше облаков. Белые и курчавые, они находились под самым самолётом. Хотелось, если бы это было возможным, выйти с самолета и пробежаться по ним. Там, внизу, под облаками была ненастная погода, накрапал дождик, а здесь, выше облаков был другой мир - голубое чистое небо и ослепительно яркое солнце. В салоне, впереди Павла раздавался чей-то храп и сидящая справа от него девушка-армянка весело говорила своему, рядом сидящему парню:
- Слышишь, как вон та циганка хропает?
По пути следования самолёт совершил транзитную посадку в Ставрополе, которая так же не очень комфортно подействовала на Савичева. Вышли из самолёта и отдыхали минут сорок. Затем взлетели снова.

Савичев откинул голову на спинку кресла, закрыл глаза и попытался так же уснуть. Неожидано вспомнил ситуацию, при которой встретил в учреждении знакомую женщину года на три-четыре старше него, в то время, когда Наталья уже две недели была в совхозе. Когда-то, ещё до армии, Лора понравилась Павлу. Игривой дразнящей походкой она несколько раз проходила мимо него, когда он стоял у кассы их поселкового клуба. Затем однажды пригласил её танцевать на летней танцплощадке и, улучив момент, даже один раз провожал её к дому. Но тогда она отшила его, сказав, что он для неё молод и кроме того у неё есть парень. Она предложила ему встречаться с её младшей сестрой, которая должна была повзрослеть за время его службы в армии.
И вот тогда, в учреждении он встретил её, приехавшую к ним по делам из другой колонии, уже имеющую маленькую дочь и разведённую.
Спросила как его дела, поинтересовалась его женой, ей тоже знакомую. Узнав, что Наташа была в совхозе, неожидано спросила Павла не испытывает ли он потребностей в интимной близости с женщиной.

Павел однозначно понял намёк под её откровенно проникновенным взглядом, но ответил на её вопрос уклончиво. Тогда она сообщила ему адрес своего места жительства ( оказывается в том же посёлке, где проживал и он и притом через один дом). Сказала, что если он решит прийти к ней, то она будет ждать его через два дня в девять часов вечера.
Она поставила его в затруднительное положение. Хотелось трахнуть её и притом с ожесточением за то, что когда-то отвергла его ухаживания. Но с другой стороны - изменять жене не хотелось. Лора бойкая женщина, может устроить скандал, возможно даже попытаться разбить их семью, женить на себе Павла и сделать его отцом своей дочери. Два противоположных чувства боролись в Савичеве два дня, но он так и не пошёл к Лоре и почувствовал облегчение для своих нервов, когда назначеный ею день встречи ушёл в прошлое...
Стюардесса разбудила Савичева требованием пристегнуться ремнями при посадке самолёта.

После приземления Савичев вышел из самолёта немного уставший и сразу пошёл в аэропорту к кассам предварительной продажи авиабилетов, чтобы купить билет на обратный рейс. Ему не повезло, билеты были распроданы на две недели вперёд, а он планировал пробыть здесь не более пяти дней. Перевёл свои часы на местное время и сразу поехал в производственное обьединение (ПО), в которое он и прибыл в командировку. Отметил своё прибытие и начал решать договорные вопросы с технического отдела. Первым делом ознакомился с претензиями, по которым их заказ по изготовлению крупногабаритной технологической оснастки хотели отклонить. В процессе переговоров пошёл на известный компромис в её конструкции и внёс изменения в техническую документацию. Заручился информацией, подписаной начальником техотдела, что все претензии в процессе совместного обсуждения устранены. Времени до конца рабочего дня оставалось мало, поэтому на приём к техническому директору решили пойти на следующий день.

По совету начальника техотдела Савичев встретился с завхозом ПО, от которого узнал, что его могут поселить на время командировки эдесь же в административном здании. На втором этаже имелось пять комнат для временного проживания гостей ПО. На всякий случай поселился в одну из них, получив комплект старенького, но стираного постельного белья. Комната была не очень уютной, со старой простой мебелью и Савичев решил, что переспав здесь ночь будет завтра искать возможность поселиться в одну из гостиниц города. У завхоза узнал, нужно ли ему будет оплачивать своё проживание в ПО и в каком размере. Завхоз попросил оставить деньги в верхнем ящике стола во время отьезда в размере, определённом самим Савичевым из его возможностей.
Остаток дня Павел решил потратить на то, чтобы где-нибудь поесть и купить кое-какие продукты с собой. Но это оказалось не так просто осуществить. Ближайшая к ПО столовая была закрыта на ремонт. Следующпя так же была закрыта, так как в ней был санитарный день. По горам города Савичев колесил зигзагообразно минут тридцать-сорок, пока на одной из остановок не увидел рядом расположеное кафе с названием "Вегетарианец".

Вышел из трамвая, посмотрел на стоящую вверху города большую статую Давида Непобедимого с мечом в руке. Вошёл в кафе. Большого выбора в меню кафе не было. Ему подали на первое прозрачный постный суп, на второе вермишель, посыпаную мелкой душистой зеленью, без мяса и подливы, которую он запил стаканом томатного сока. Решив, что после такой еды он долго не протянет, зашел в ближайший магазин и купил себе кое-что на вечер. Зашёл на почтамп и отправил Наташе по договорённости с ней телеграмму следующего содержания: " Место прибыл хорошо зпт жильём устроился зпт Павел тчк ."
Роскошная средних лет армянка, принимающая у него телеграмму, недоверчиво спросила его действительно ли он устроился с жильём и сказала, что могла бы временно поселить его в квартиру. Савичев вежливо отказался.
Затем решил возвратиться в комнату, в которую его поселили в ПО. По городу к остановке городского транспорта шёл осмотрительно. Смуглые жители, немного наклонив головы вперёд, быстро передвигались но улицам, переходя их в разных местах, порой опасно впереди идущих мащин.

Савичев приехал на место и вошёл в комнату, ощутил что там прохладно. Батарея под окном была холодной. В это время в горной Армении снега ещё не было, но было уже морозно. Павел лёг в постель в спортивных брюках и в свитере, окутав голову шарфом. Долго не мог уснуть из-за шума машин на дороге, проходящей возле админздания ПО. Утром в постели долго не нежился, а бодро вскочил, наспех побрился у умывальника с холодной водой и, немного перекусив всухомятку, оделся и вышел на улицу.
Решил попробовать с утра поселиться в любую городскую гостиницу. На одном из городских перекрёстков встретил высокорослого пожилого грузина.
- Я вижу ты тоже не местный, - обратился он к Павлу. - Наверное тоже ищешь гостиницу? Давай искать вместе? Только сначала я предлагаю покушать. Я вчера не ужинал, сегодня не завтракал, я хочу хорошо покушать, - пожаловался грузин. - Здесь недалеко хороший ресторан "Севан" рядом с республиканским стадионом "Раздан". Поехали?

Грузин быстро знаком руки остановил проезжавшее мимо такси. Увидел на лице Павла замешательство и поспешил его немного успокоить:
- Не волнуйся, за такси плачу я. - И уже усевшись в машину рядом с Савичевым, проинформировал: - Я трачу столько - сколько хочу. Я сам директор организации и могу отчитаться за любую потраченую сумму денег.
При входе в ресторан их встретил швейцар. Отар (так звали грузина) дал ему двадцать копеек чаевых за поданые мыло и полотенце. Павел последовал его примеру. Они вымыли руки.
- В какой зал пойдём, в белый или в розовый? - обратился Отар к Павлу.
- Всё равно.
- Тогда пойдём в белый.
Сели за покрытый красивой белой скатерью небольшой стол в просторном шикарном зале. Стали изучать меню.
- Какие дорогие армянские вина, не говоря уже о коньяках, пожаловался Отар. - Самая дешёвая русская водка.
Подошедший официант стал принимать у них заказы.

Отар заказывал с размахом; мясные и рыбные блюда, салаты, триста граммов водки. У Савичева возможности в рамках выделеных командировочных были гораздо скромнее; он заказал украинский борщ, бефстроганов, салат и бутылку армянской минеральной воды. Отару заказаное обошлось в девять советских рублей десять копеек и он заплатил официанту десять рублей без сдачи. Павлу насчитали один рубль семьдесят пять копеек и он отдал два рубля.
После обеда поиски свободных мест в гостиницах продолжились. В столице республики поселиться в гостиницу было очень трудно. Они уже пришли в четвёртую по счёту гостиницу, в которой тоже не оказалось свободных мест.
- Нет, я не уйду отсюда, пока меня здесь не поселят. Я - ветеран войны, у меня должны быть льготы, - сказал Отар.
Савичев отнёсся к этому с недоверием, прикидывая в уме годы Отара во время отечественной войны. Но у него был весомый аргумент - полный кошелёк денег. Павел понял, что ему и здесь ловить нечего и, незаметно отойдя от Отара, решил снова возвратиться в комнату ПО. Зашёл в техотдел и узнал, что технический директор после обеда уехал в город и попасть к нему на приём и в этот день не представлялось возможным.

К нему подошёл незнакомый Павлу инженер-технолог и, поздоровавшись и представившись, сказал:
- А мы с тобой, Павел, считай земляки. Всё моё детство и молодые годы прошли на Донбассе - в Енакиево, Горловке, Макеевке. Я хорошо знаю эти места. Четыре года прошло, как я с матерью переехал в Ереван к родственникам. Как там в твоей комнате, наверное прохладно, как и у нас в отделе? Мы заканчиваем работу через пятнадцать минут, если хочешь - можешь взять у нас обогреватель, а завтра утром снова принести к нам.
Павел поблагодарил его и, взяв обогреватель, радостный пошел в свою комнату. Хотел сразу его включить, но обшарив всю комнату не обнаружил в ней ни единой розетки. Громко выругался и лёг спать точно так же, как и вчера.
Утром зашёл в техотдел и с его начальником пошли к техническому директору. Выслушав их директор попросил Савичева выйти из кабинета на несколько минут и Павел через дверь слышал, как директор сильно ругал начальника техотдела за то, что тот, не посоветовавшись с директором, написал заключение об устранении Заказчиком всех их замечаний. Начальник ТО оправдывался, мотивируя это тем, что Савичев пришёл к ним в отдел неожидано и сразу начал компромисно решать проблемные вопросы. Деваться руководству было некуда и заказ колонии был внесен в производственный план ПО, правда с выполнением его на месяц позже, но это, в принципе, устраивало учреждение.

После Савичев поспешил на железнодорожный вокзал, чтобы купить билет в обратный путь. Но в расписании поездов и у женщины в справочной не мог определить, каким поездом он вообще может добраться в Донбасс. Стоял в раздумьи, почёсывая затылок. Неожидано заметил автоматическую справку. Подошёл и в перечне станций вдруг увидел знакомое название Иловайск. Нажал кнопку и табло выдало информацию о двух проходящих через неё отсюда поездах. Обрадовавшись решил купить билет, но кассы перед его носом закрылись на обеденый перерыв. Снова выругался. Делать было нечего и, чтобы "убить время", решил сходить на просмотр кинофильма в красивый, в японском или китайском стиле выполненый кинотеатр, расположеный близко от вокзала. Фильм оказался индийский, двухсерийный, но Павел всё же решил на него пойти. Прозвенел первый звонок. У кассы уже никого не было, лишь одна женщина стояла и разговаривала с кассиршой. Павел попросил билет, но кассир только посмотрела на него и продолжала болтать со знакомой. Прозвенел второй звонок и Павел повторил попытку приобрести билет, но с тем же успехом. Он снова, как и на вокзале, стоял возле кассы, "почёсывая затылок". Прозвенел третий звонок, кассир закрыла окошко перед лицом Павла. Затем она вышла из кассы и вместе с другой женщиной стали на дверях в зал кинотеатра, продолжив разговоры на армянском языке.

Разочарованый Савичев собрался было уходить, но кассир в дверях неожидано обратилась к нему на русском языке:
- Что вы хотели, молодой человек?
- Посмотреть кинофильм.
- Давайте два рубля и проходите в зал.
Когда Савичев вошел в зал, там было уже темно и фильм начинался. Он не успел сесть на свободное место, когда услышал рукоплескание зрителей. Но когда на экране во время фамилий артистов в ролях вновь появился индийский актёр Капур рукоплескание повторилось. Был шокирован таким культурным поведением зрителей, не наблюдавшимся в его краях. Фильм назывался "Любимый Раджа". А армяне, как оказалось, обожали индийские фильмы.
После фильма возвратился на ж/д вокзал, купил билет и снова направился в производственное обьединение (ПО), по пути обнаружив ещё одно новое кафе. Зашел поесть; взял бутылку пива, щницель с гарниром и овощной салат. Молодой армянин на кассе разговаривал со своим знакомым. Когда Савичев подошёл к нему он посмотрел на его поднос и, отбросив одну косточку на счётах, сказал:
- Один рубль восемьдесят копеек.
- А мне в ресторане насчитали даже чуть дешевле, - подумал Павел.
...Войдя в свою комнату стал свидетелем, что к нему подселили соседа, парня из Азербайджана, приехавшего так же решать договорные вопросы в ПО. Познакомились и Гарик угостил Павла азербайджанским вином. Вечером ложились спать; Павел в форме одежды как и первые две ночи, а Гарик с недоверием посмотрев на него в тонком нижнем белье.

Когда проснулись утром Гарик пожаловался Павлу хриплым голосом, что, наверное, заболел от переохлаждения и собрался идти в аптеку за лекарствами. А Павел решил провести последний день пребывания в Армении в прогулках по городу, по рынкам и магазинам. Наташа просила его купить цитрусовых и изюма, если они там дешевле. Все рынки в городе были крытыми. Но Павла неприятно удивили цены на апельсины и мандарины; они были даже немного выше, чем у них на Донбассе. Дешевле был только изюм. Продавец на рынке обьяснил ему, что апельсины и мандарины они сами завозят из Грузии маленькими партиями, потому что на пунктах пропуска существуют ограничения на колличество их провоза.
Последнюю ночь Павел спал как обычно, да и Гарик ложился в постель в брюках, носках и в свитере, одев на шею шарф, а на голову шапку. Павел отвернулся от него и едва сдержался от смеха.
Утром Савичев попрощался с Гариком и, положив незаметно в ящик стола восемь рублей, поехал с вещами на железнодорожный вокзал.


(продолжение слежует)