Пуаби

Повесть

(Художественно-историческая версия, * смотри в конце словарик )

Глава 6

Битва у гор


Когда царь Абарагэ собрал в своем дворце своих вассалов, то от них поступило предложение обьединить войска городов в единую армию у стен Ура. Но Абарагэ его отклонил и настоял на том, чтобы армия пополнялась постепенно, по мере ее продвижения от города к городу на север.
После полудня на следующий день Абарагэ выступил из Ура со своим войском. Оно состояло из вооруженных копьями и луками пехотинцев и особого полка воинов, вооруженных мечами. Из защитных средств у воинов были легкие металлические кольчуги, шлемы и круглые легкие щиты. Пятьдесят колесниц с острыми ножами на колесах и местами для лучников двигались внутри растянувшегося длинной колонной трехтысячного войска. До встречи с врагами на колесницах везли оружие и продукты питания. Кроме этого часть повозок предназначалась для перевозки раненых.

Когда к колонне поочередно присоединялись войска других городов -Урука, Лагоша, Уммы, Киша, Ниппура, то в ней нарастал радостный шум и возгласы приветствия. Воины обьединялись и находили друг с другом общий язык гораздо быстрее и охотнее, чем их цари. Во главе иногородних войск Абарагэ сразу же ставил своих командующих полководцев.
Огромная армия численностью около двадцати тысяч воинов растянулась извилистой лентой. Колесницы и люди вытаптывали зеленую траву степей и песок пустыни и там, где они проходили, сразу образовывалась широкая дорога.
В малооблачном небе высоко кружатся несколько коршунов и настойчиво сопровождают людей. Яркое солнце безжалостно жжет людей и животных.Колонна движется в основном в вечернее, ночное и утреннее время. Днем же все пассивно пережидают жару под устанавливаемыми из тканей шатрами.

* * * * *


Когда до кутеев, вторгшихся в Шумер, дошли сведения, что навстречу им движется огромная армия, они приостановили свое движение. Их полководцы, поразмыслив, повернули свои войска назад и начали отводить их к горам. В случае неудачи в сражении они могут уйти в горы, сумеют переформироваться и вновь продолжить сражение. Горы - их стихия, а на равнине они чувствуют себя не совсем уверенно. В горы не пойдут шумерские колесницы.
Несколько дней армии не могли встретиться. Вернувшись к горам кутеи стали возле них огромным лагерем. Ночами они разжигали костры, выставляли вперед дозор и готовились к подходу шумерских войск.

* * * * *


На пятый день движения, поздно вечером выдвинутый вперед дозор армии Абарагэ обнаружил дозор кутеев. За невысокими холмами в свете взошедшей луны тусклыми громадами показались горы, а перед ними, на равнине огромное число горящих костров кутеев. Обе стороны были обеспокоены тем, что встреча войск произошла при уже наступившей темноте. В лагере кутеев и в колонне шумеров начались волнения. Кутеи поспешно выстраивались в боевые порядки, полки шумеров также растягивались по фронту. Шумели воины, кричали командиры.
Абарагэ не хотел сразу вводить в сражение свою уставшую с дороги армию. Его полки начали становиться лагерями, выдвинув вперед в качестве дозора один из полков. Узнав об этом несколько успокоились и кутеи. Однако от обеих дозоров враждующих армий регулярно поступали сведения командованиям о текущем положении в лагерях противников.

В тревоге и напряжении прошла ночь. Наступило утро. Но Абарагэ не планировал вести армию на врагов. Все оставалось по-прежнему. Армии стояли по обе стороны холмов. Воины нервничали и ожидали начала человеческой мясорубки. Солнце поднялось уже высоко, а положение не менялось. Кутеи не решались пойти на битву первыми. И вот снова вечер стал опускаться сумерками на степь. Где-то вдали завыли шакалы.
Абарагэ собрал своих полководцев на совет. Через полчаса передовые части его армии показались на возвышенности. По фронту войск кутеев прошла волна удивленных, но облегченных возгласов. Все поняли, что битва началась. Передовые полки шумеров неожиданно остановили свое наступление, ощетинившись копьями на приближавшихся бегом кутеев. Но в это же время шумерские колесницы с сидящими на них лучниками начали обходить войска кутеев с флангов. Сотнями полетели стрелы на кутеев, а первые полки шумерских пехотинцев снова двинулись вперед. Кутеи также были хорошо вооружены и не уступали шумерам в силе и в храбрости. Единственое их отличие состояло в том, что у них не было колесниц.

Когда два огромных людских потока столкнулись, то большой силы стон эхом отозвался в горах. Затрещали ломающиеся копья, заскрежетал металл мечей. Высокого тона гул, как в громадном пчелином улье, стоял в степи. Ряды воинов редели в обеих армиях. Стало уже темно и воины бились почти наугад. Битва зашла в тупик и медленно стала угасать. Но вот новый шум раздался в тылу у кутеев. Это мчались колесницы шумеров. Снова сотни стрел полетели на ужасное скопление людей. Колесницы с запряженными в них разьяренными быками врезались в кутеев сзади. Быки давили воинов, закрепленные на колесах ножи подрезали кутеям ноги. Среди резко усилившейся новой волны стонов со стороны шумеров все громче стал нарастать хоровой кличь:
-Наннар! Наннар!
И вот он превратился в единый громовой гул. Шумерские воины просили помощи в своего покровителя.
Кутеи дрогнули и побежали в сторону гор, натыкаясь друг на друга и на шумеров, спотыкаясь об убитых и раненых. Началась человеческая давка. Но вот, наконец, уцелевшие кутеи отделились от уцелевших шумеров и стали скрываться в горах. В последний раз лучники обменялись наугад стрелами. Шумеры не преследовали врагов и это сражение закончилось.

* * * * *


Наступившее утро озарило красными солнечными лучами огромное пространство недавно прошедшей битвы, на котором еще не полностью утихли стоны. Стрелы и копья торчали в трупах. Коршуны уже низко кружились над потемневшей от крови землей. Начался осмотр поля боя шумерскими воинами, вынос к колесницам раненых и пригодного к дальнейшему использованию оружия.
Абарагэ снова собрал полководцев. Посоветовавшись, решили часть воинов с колесницами оставить для временного обустройства нового лагеря в стороне от места сражения и помощи армейским лекарям по размещению и лечению раненых. Остальные переформированные силы войська двинулись в направлении горных поселений кутеев.
Встретившееся на пути первое поселение оказалось безлюдным. Недавно ушедшие люди второпях оставили почти все, даже многих животных. Часа через три дальнейшего рейда шумеры достигли большого кутейского поселения с его жителями и беженцами с предыдущего поселения. Однако вхождение в него оказалось делом нелегким, так как там находилось много воинов-кутеев, бежавших с поля сражения.
Снова завязалась битва, в которой шумерам удалось сломить сопротивление противника. Они ворвались в поселение, по пути поджигая хижины и дома, убивая защищающихся кутеев. Клубы дыма расстилались среди гор. Часть взрослого населения уводили в рабство, угоняли скот, собирали имеющиеся драгоценности.

Абарагэ увидел, что его воины ворвались в большой трехэтажный дом, наверное местного правителя поселения. С охраной он поспешно вошел в него, застав воинов за сбором украшений. Царь приказал воинам покинуть дом и, оставшись с охраной, стал осматривать его комнаты. На первом этаже дома никого из людей не было.
Поднявшись на второй этаж увидели небольшую прихожую с двумя квадратными колоннами, украшеными мозаикой. Внимание царя привлекла самая красивая из трех открывающихся в прихожую дверей. После охраны он вошел в большую светлую комнату и увидел стоящую возле окна молодую красивую женщину в бордового цвета длинном платье. Глаза ее были широко открыты от испуга.
Абарагэ заговорил с ней, но она поспешно отошла от окна в угол комнаты, всем видом показывая, что не понимает его речи. Тогда он спокойно подошел к ней и, взяв ее за руку, вышел с ней из комнаты и в сопровождении охраны нпчал спускаться вниз по лестнице.

Уже при выходе из дома к Абарагэ подбежал сзади неизвестно откуда взявшийся кутей и на глазах у оторопевшей охраны вонзил кинжал в незащищенную часть шеи царя. Ближайший к царю охранник сразил врага мечом. А энси Абарагэ покачнулся и замертво упал на руки подбежавших воинов, успев только произнести слова:
- Как глупо, после победы...