Калейдоскоп моих надежд


Сборник стихов

Часть 3


Пока в свое призванье верю,
Пока мой дух, как прежде, свеж,
Верчу, увидев к Музе двери,
Калейдоскоп моих надежд.


:)

Ночь



Днём заняты мы разными делами,
Проблем решая ворох напряжённо,
И только отдыхая вечерами
На звёзды смотрим умиротворённо.
Днём наша жизнь сумбурней, быстротечней,
А вечером размеренней, спокойней-
Мы ощущаем четче мира вечность,
И наша бренность выглядит достойней.
Суть мироздания стает нам интересней -
Яйцо иль курица? Что появилось первым?
И лишь сверчок своей скрипучей песней
Слегка нам успокаивает нервы.
Когда-нибудь угаснет наше Солнце -
Тьма света, спору нет, сильнее.
От мысли, что нет смысла с ней бороться,
Луна на небе даже чуть бледнеет.
Наверное, ошиблись корифеи,
Отождествив тьму с силой злою тёмной -
Извечно ночь нужна не для злодеев,
А больше для поэтов и влюбленных.
Ночь, ласково крылом всех укрывая,
Даёт во снах нам всем восстановиться,
Вокруг Земли за сутки облетая,
Она кружиться черной лебедицей.

Без сердечных ран



Мы друг к другу не прикованы,
А любовь теряет власть
Над сердцами. И спокойно мы
Расстаемся не боясь.
Не терзаясь и не мучаясь -
Обоим не в первый раз;
Оба мы уже обучены,
Как вести себя сейчас.
Не нужны ничьи советы нам,
Не рассудит нас никто.
Нам прохладно, хоть одеты мы,
Прячешь руки ты в пальто.
Нежным шёпотом прощания
Отдаём былому дань
Без обид, без сострадания.
Без щемящих в сердце ран.

Ночное дежурство



В карауле всю ночь до утра
Свет не гаснет. Смыкает усталость
В тишине напряженной глаза;
Легкий шум в голове, в теле вялость.
Только окрики: «Смена, подъем!»
Прерывают безмолвие ночи,
Звездный Воз рядом с полной луной
Катит по небу в ритме рабочем...
Но вот птицами рано в лесу
Первых песен аккорды пропеты,
Где продрогшие в серый туман
Часовые встречают рассветы.

Касатки



Щебетаньем нежным, милым,
Мелодично-сладким
Свой прилет к нам огласили
Ласточки-касатки.
Целый день за мошкарою
В воздухе шныряют,
Между небом и землею
Стрелами летают.
Напролёт все дни, всё лето
Ласточкам работа -
Торопливо гнёзда лепят
В хлопотных заботах,
К гнёздам корм приносят разный,
Устали не зная,
За сезон потомство дважды
Вывести стараясь.
От врагов нападки смело,
Стойко отражают.
Птицам часто в этом деле
Люди помогают.
И вблизи людей обычно
Птицы обитают,
Потому что безгранично
Людям доверяют.
Но придет к ним час досужий;
Осень сменит лето,
И они всей стаей дружно
Провода облепят.
У родителей настанет
Лишь одна забота -
Подготовить юных стаю
К скорому отлёту.
Улетят в места, где ходят
Антилопы стадом,
Ягуары хищно бродят
Возле баобабов.
Улетят, чтобы, как прежде,
Снова к нам вернуться,
Чтоб смогли весной им нежно
Вновь мы улыбнуться.

Лесная быль



Было. В чаще лесной и вдали от селений
Службу нёс караул. Но случилось же так,
Что остались мы вдруг без воды пополненья,
Её скудный запас у нас быстро иссяк.
И хотя терпеть тяготы жизни солдатской
Призывал нас устав, караул наш поник -
Третий день весь состав жаждой мучился адской,
Мы упорно повсюду искали родник.
Но когда, отходив километры изрядно,
Я едва уже брёл с частым стуком в висках,
То в берёзовой роще уж взглядом туманным
Обнаружил вдруг то, что так долго искал.
Как хрустальных грибов в ней, под каждой берёзой,
Сотни банок стеклянных мой взор рисовал,
И прозрачный по трубкам в них, словно бы слёзы,
Сок берёзовый каплями звонко стекал.
От волнения воздух мне сделался синим,
И берёзы поплыли в нём, как облака.
Между ними, казалось, летала богиней
Сок сливавшая в емкости дочь лесника...
Было. В чаще весенней лесная поляна.
Я в лесничий шалаш иногда приходил,
Где чудесная девушка с именем Лана
Напевала мне песни весёлой мотив.

Детский сад



О чём мы часто говорим обычно,
Привычно слышим много лет подряд,
Порой бывает очень символичным -
К примеру, взять хотя бы - «детский сад»
На взрослых, кто растит детей с пелёнок,
Ответственность огромная лежит-
Должны они суметь в ростки зелёные
Всё доброе и нужное вложить.
Друг с другом дружелюбное общение
Должны ребёнку каждому привить
И с детских лет развить у них стремление
Став взроспыми, добром плодоносить.
Но иногда смотреть обидно, право,
Как сад покинув детский, став юнцом,
Растёт в дальнейшем кто-то уж корявым,
Больным и слишком хилым деревцом.
Тогда в одних плодах - нравы дурные,
В других - с законом часто нелады...
Устроить бы нам разновозрастные -
И юные, и взрослые сады.

Колодец



Колодец мы копали
У яблони в саду;
Пласты земли вначале
Чернели, как мазут.
Лопатами рубили
Деревьев корни в ней,
Которые, как жилы,
Желтели в глубине.
Но вот на солнце влагой
Пласт новый заблестел;
Воде мы были рады -
Прибавилось нам дел.
Пошли песок и глина.
Сильнее стал приток -
Вода уж доходила
Под самый верх сапог.
Ключи забили разом
И снизу, и с боков;
Мы углублялись за день
На несколько штыков.
Препятствия природы
Под силу были нам -
Откачивали воду
Насосами двумя.
А выкопав, трудились
В сыром колодце вновь,
Покамест не сложили
Мы каменных оков...
Стоит в саду колодец,
И даже в летний зной
Он напоит всех щедро
Студёною водой.
Клубникой у колодца
Напоен воздух весь,
И даже солнце в полдень
В колодец хочет влезть.

Неподкупная любовь



Ты гуляла со мной по прохладному бархату ночи,
Грусть хрустальную звёзд ясным взором своим собирая.
Шелест ласковых слов с твоих губ становился всё звонче,
И я чувствовал, что от любви в темноте растворяюсь.
Шла устало со мной по залитым зарёй тротуарам,
И дрожали твои, словно бабочек крылья, ресницы.
Бледно-синее небо твоим любовалось загаром,
И я рад был губами в твоих волосах заблудиться.
Днём сидела со мной на скамейке тенистой аллеи,
На неровном дыханьи груди твоей листик качался.
Я к коленям твоим прикоснулся ладонью, краснея,
А затем в своих чувствах тебе в первый раз вдруг признался.
Шла, сидела, лежала, шептала, ласкала...
Так, что мне до сих пор в одиночестве ночью не спится.
Как устал я тебя вспоминать, как устал -ты бы знала!
Но от нашей любви я ничем не могу откупиться.

Сентябрьская ночь



Темнота вечерняя густая
Быстро наступает на реку,
Сыч затараторил не смолкая
На укромно выбранном суку.
Луна в ветвях яблони застряла,
Словно в сетях золотой карась.
Купол неба звездами сияет,
Как у алтаря иконостас.
Зачиталась ночь сентябрьской сказкой -
Потому в ней, словно наугад,
То мелькнет кометы хвост атласный,
То прольется редкий звездопад.

Игра в прятки



Я со своей судьбой играю в прятки;
Её программ, давно не признаю,
А содержу мозги свои в порядке
И жизнь, пусть по инерции, люблю.
Бывают и в программах часто сбои,
Из правил исключенья, наконец.
Права свои отстаиваю с боем,
Грызу удила, словно жеребец.
Как было прежде, снова я скитаюсь,
Ища в дали хоть маленький успех,
И малым в жизни скромно наслаждаюсь-
Ведь не бывает многого во всех.
В поэзии пусть низко, но летаю,
Хоть крылья полощу свои в земле;
Без лирики я тоже голодаю
И полечу за ней хоть на метле.

Судьба не уступила



В воспоминания мои ты, не щадя,
Опять пришла той девочкой из юности,
И снова я почувствовал себя
Тем мальчиком, наделавшим тех глупостей.
Любовный яркий фейерверк души,
Наверное, вовек не забывается,
И очень жаль, что так жестока жизнь,
И что прошедшее, увы, не возвращается.
...В поселках разных маленьких живя,
Друг друга в небольшом нашли мы городе;
От бала школьного на улицы уйдя,
Гуляли первый вечер мы на холоде.
Весна нас вместе дальше повела,
Слагая с наших нежных чувств мозаику -
Вначале хрупкую из тонкого стекла,
Затем, связь упрочняя, из керамики.
Ты для меня очаровательной была
И жизнерадостностью просто удивляла,
Воркуя нежно, как голубка, не лгала
Даже тогда, когда немножко изменяла.
Волос твоих янтарь я обожал,
Часами глаз голубизной мог наслаждаться,
Тебе вопросов лишних я не задавал -
С кем сладко так ты научилась целоваться ?
На танцплощадке круглой у реки,
Луною скованных деревьев окружённой,
Хмельная кровь стучала мне в виски,
Когда с тобой я танцевал заворожённый...
Но раз увидел я, как провожал
Другой тебя домой, и от бессилия
Мучительно и долго ревновал,
Решив тогда тебе подрезать сразу крылья.
Упрёки, ссоры, неприятный разговор -
Пыталась ты свою отстаивать свободу.
Но с раздражением я вынес приговор,
Что больше к дому твоему мне нету ходу.
Сорвала ветку клёна, мне дала:
Теперь ко мне вернёшься ты, - сказала.
Меня с надеждой долго ты ждала,
Через друзей мне о себе напоминала.
Зов сердца я сознательно душил,
Чтобы его совсем не стало слышно,
Унять свою гордыню не спешил -
Не шёл, не шёл.., а ты вдруг замуж вышла.
Судьба тебя не уступила мне,
Душе моей одну лишь дав награду -
Хоть изредка мы видимся во сне,
И в нем могу побыть с тобой я рядом.

Февраль



Зима ещё сердита, вьюгой злится;
В её запасах - ветер, снег, мороз,
Но ночь уже тревожно дня боится -
Её он уменьшает и всерьёз.
Светило изменило путь свой к лету -
Вот и произошёл солнцеворот.
Февраль назвал фенолог весной света,
В нём цыган свой тулуп уж продает.
Играют в игры брачные вороны,
Дерутся домовые воробьи.
Вот и капель закапала знакомо,
А в марте побегут уже ручьи.

Воспоминания



Лишь иногда ты в мой сон
Входишь несмело
С синей печалью в глазах,
В платьице белом.
Что ж, для тебя видно стал
Кто-то дороже,
Счастье от слез не цветет -
Вытру же слезы.
Сладкие крылья ресниц,
Профиль твой тонкий...
Как мне забыть, подскажи.
Голос твой звонкий?

Жизнеполосица



Жизнь вся в полоску - взлеты, падения;
Есть в ней триумфы и потрясения.
Дни пролетают в муках, забавах -
Черные вороны, белые павы.
Входит реальность в разум и душу;
Я то храбрюсь временами, то трушу.
Разный в работе - пассивный, прилежный,
С близкими также - то грубый, то нежный.
В сердце живут то покой, то тревога;
То домосед я, то странник в дороге.
Молодость медленно движется в старость;
Прожито много - сколько осталось?

Трио копытных



С утра свободные от всех атракционов
Пасутся в парке, выйдя на газон,
Два разноцветных разнополых пони
И затесавшийся в компанию осел.
Одна работа их-детей катание;
Хоть внешность их о разном говорит -
На пони посмотреть - очарование,
А у осла же неприглядный серый вид.
Хвосты и гривы пони - загляденье,
Узор их тел и ярок, и лучист.
А у осла же грива хуже без сомнения,
И хвост его как толстый серый хлыст.
Есть у осла и прочие отличия -
Длиннее уши и глаза крупней.
Он для детей немножко необычен
И от лошадок кажется модней.
Животные работают отлично,
Умеют людям радость приносить.
И хочется, чтоб для людей привычным
Было в ответ любовью им платить.

Родство



Нам не осилить понятия «вечность»
И «бесконечности» смысл незнаком;
Разум еще не созрел человечий,
Чтоб до конца изучить Земной дом.
Созданы мудро не нами законы,
Что открывают его естество;
В нём мы, как люди, живём миллионы
Лет, сохраняя своё с ним родство.
Памятка в наших заложена душах,
Вводит Природа нас в свой интеграл -
Каждый в себе помнит море и сушу,
Что приобрел, что уже потерял.
Нами утрачена ныне способность
Рыбами в водах глубинных нырять,
Мы разучились, как птицы, высотность
Под облаками уже ощущать.
И, как приматы, на ветках деревьев
Ныне болтаемся лишь иногда.
Без плавников, без хвостов и без перьев
Мы - результат творческого труда.
Пусть по-иному, но будем мы плавать,
Нам по просторам Вселенной летать.
Не суждено нам Природою править,
Ну, а собой мы должны управлять.

Жара



Июльский зной - вполне реальный фактор;
День превращает к полудню он в ад.
С предельной мощностью наш солнечный реактор
Работает два месяца подряд.
По городу идти, что по жаровне -
Местами даже плавится асфальт.
Такое выдержит, и то порой условно,
Не человек живой, а робот-автомат.
От слабости сгибаются колени,
На теле выступает всюду пот.
Мы движемся от тени и до тени,
Благодаря всё то, что тень даёт.
Жарой, невиданной в столетьи, нас решила
В конце его природа удивить,
Как будто не в Луганске, а в Каире
Мы с лета этого внезапно стали жить.
Работать можно лишь неторопливо -
Берёт истома быстро в душный плен
И даже философствовать за пивом
В кругу друзей в жару такую лень.
Нужна порой защита и от света,
И мудро выдумал Всевышний наш «патрон»,
Что разместить сумел вокруг планеты
Жизнь людям сохраняющий озон.
И остальное мудро сделал, кстати,
Температур составив перепад -
Когда плюс пятьдесят в индийских штатах,
То в Антарктиде минус пятьдесят.
И пусть сейчас жара, как в пекле чёрта,
Мы и при ней способны как-то жить;
Оденем дружно все цветные шорты
И кока-колы больше будем пить.