Калейдоскоп моих надежд


Сборник стихов

Часть 4


Пока в свое призванье верю,
Пока мой дух, как прежде, свеж,
Верчу, увидев к Музе двери,
Калейдоскоп моих надежд.


:)

Внутренний конфликт



Материя меняет часто формы,
Но ум мой больше всех тревожит мысль,
Что мне нужны не общества реформы,
А взгляды философские на жизнь.
Она, как мир, сложна и многогранна,
Но опыт свой выносит же вердикт-
Извечно в ней заложен постоянный
Желаний и реальности конфликт.
И я (ведь человеческого роду)
Не должен одиночеством болеть.
Но, исповедуя религию Природы,
Чужие должен правила терпеть.
Надеяться и ждать.., но не дождаться -
Возможен и такой судьбы итог;
Не все способны в лучшем разобраться,
Коль разум застилает лживый смог.
Коль миром правят хитрые интриги
И истиной является корысть -
Тогда мы видим Правду в Красной книге
И в зеркале кривом лишь видим жизнь.
Рождаемся зачем и умираем,
По разному живя короткий век?
Как счастлив, коль ещё не напрягает
Свой ум над этим снежный человек!

SOS



Природу летний зной берет измором -
От родников питаясь, озерцо
В жару мелело медленно и вскоре
Все высохло до дна в конце концов.
Под мулом оказавшаяся жила,
Измотанно за жизнь его борясь
Баланс воды поддерживать не в силах -
И в лужах лишь поддерживает грязь.
Козу пасет, на грязь смотря уныло,
Старик - по совместительству рыбак
И шею вытянув, проветривая крылья
Безводью удивляется гусак.
Ведь было по весне здесь словно в сказке;
В воде плескались окуни, ерши
И весело, полакомиться ряской
Утята заплывали в камыши.
Касаясь ветками смотрели в воду ивы,
На пикниках народ гудел порой,
Художник рисовал пейзаж с крикливой
В воде резвящейся веселой детворой.
Теперь дно разный мусор устилает -
Творение людских беспечных рук.
На нем старик бутылки собирает,
Уже похожий сам на сухофрукт.
Не озерцо, а грязное корыто;
Его наполнить в ив не хватит слез.
Коль добрые вы люди- помогите!
Оно давно вам посылает SOS.

Проходчики



Под землю, где уголь лежит за породой,
Шахтеры уходят хозяйской походкой
И каплями дождика с кровли знакомо
Встречает ребят скоростная проходка.
Возьмут в загрубелые руки спокойно
Атланты огромные сверла ручные,
Заложат по дырам заряды толково
И взрывом разбудят просторы степные.
Смешается запах клубчатого дыма
С испариной пота на лицах усталых;
На несколько метров в скалистой твердыне
Длинней магистрали подземные станут.
А выйдут из шахты ребята и будет,
Как дня наступившего первая радость,
Им солнце светить. На скамейках покурят
И смоют водой вместе с пылью усталость.
Улыбки друзей и знакомых встречая
С работы пойдут, как всегда, они вместе;
От дедов-шахтеров начавшись, степная
Отцов, сыновей продолжается песня.

Летний ливень



Мы шли с тобой по скошенной траве,
А встречный теплый ветер нас ласкал.
Пьянило счастьем мысли в голове
И я тебя за плечи обнимал.
Ты мило улыбалась мне, даря
Небес голубизну в своих глазах.
Плыло над нами облако, паря,
Но разразилась рядом вдруг гроза.
Начавшись, летний ливень стал стеной,
Он вымочил до нитки сразу нас,
Но сильно повезло нам, что пустой
Стоял у леса брошенный шалаш.
Одежду сняв мы юркнули в него,
А в нем могли прижавшись лишь лежать...
Нам не осталось больше ничего,
Как в сладострастьи ливень переждать.

Человек



Веками свой ум напрягая предельно
Себя самого человек познает,
Он создан Вселенной совсем не бесцельно
И в формуле Жизни имеет свой код.
Он ищет себя то в царе над Природой,
То в части её, то в природном дите,
Живя на земле лишь в среде кислородной
И видя смысл жизни в мирской суете.
И сможет ли он сохранить свою вечность,
Когда отживет срок свой Солнце-звезда?
А может, прожив свое время беспечно,
Придя с ниоткуда, уйдет в никуда.

Метель в лесу



С ночи бушует и шалит
В лесу метелица;
Кругом все воет и свистит,
И снегом пенится.
Тетерева в снегу сидят
У можжевельника,
В окладе вьюги волки спят
В зеленом ельнике,
Сугробы дюнами ползут
К кустам-болотникам,
Сушняк в своих избушках жгут
Пока охотники.
В лесу исчезла суета;
Никто не шастает.
Но есть своя в нем красота
И в дни ненастные.

Блудница



От клятв на верность ты всегда была вольна,
В любви и ныне ты ведешь себя по-прежнему;
Проклятой ревностью, я знаю, до пьяна
Ты напоишь меня беспутная, но нежная.
Я хоть на внешность, как мужчина, так себе.
Но улыбаются мне многие поклонницы.
Зачем же сохну полоумный по тебе
И долго мучаюсь ночами от бессонницы.
Весна хлопочет над тобой и надо мной;
Ночами звездными все сблизить нас старается,
А я, как месяц в небе, - бледный чуть живой -
Недолго вместе нам любовью видно маяться.
Жадно люблю тебя во всех твоих грехах
За то, что сладко так щебечешь и баюкаешь.
У счастья вместе краткосрочно мы в гостях -
Затем надолго жизнь мне станет адской мукою.
Всегда изящен твой, как бабочки, полет -
Ты от цветка к цветку летать привыкла блудница;
Вот улетишь и вечность целая пройдет,
Но наша встреча вряд ли полностью забудется.

Воображение



Нашей жизни сопутствует воображение,
Как воде родника блеск в погожие дни.
Создает нам нередко оно настроение -
В чем не могут помочь нам порой даже сны.
Нам в работе приносит оно вдохновение,
Неприятности с ним можем мы устранять.
Можем даже в болезнях прийти к исцелению,
На земле, но в любовном порыве летать.
Можно вечер представить с ним теплым рассветом,
Превратить хоть на время в реальность мечты.
С ним в душе никогда не кончается лето
И не вянут и осенью в сердце цветы.

Невостребованный дар



Жизнь была романтикой накачана,
Когда брезжил юности рассвет,
Но на вырост возраст предназначенный
От него оставил только след.
Далеки, как миф, тех лет фантазии,
Нынче лишь реальность - плачь не плачь.
Эх, зачем же ты обезобразила
Мир внутри меня, судьба-палач?
Впутался в моей жизни историю
Я по воле точно не своей;
Все быстрей гнала фортуна шпорами
Вот до этих выстраданных дней.
Я опять с поэзией в сражении;
Не боюсь утратить этот дар,
Вызвав у читателей презрение -
Ведь не страшен нищему пожар.
Труд мой и доныне не востребован,
Имя засекречено. А жаль.
Пусть пока пытливо ум исследует
Этот мир, что вьется как спираль.

Любви усталость



На сердце рана,
Душе тревожно -
Расстаться рано,
Прощать же поздно.
Дождь моросящий
В молчании ночи
Нам слишком часто
Разлуку прочил.
Мы испытали
В любви усталость
И быстро сдались -
Какая жалость!
Мы совершили
Ошибок ворох
И расходились -
Теней двух шорох.
Душе тревожно,
На сердце рана -
Встретились поздно,
Простились рано.

Жаворонок



Я иду тропинкой, солнышком изрытой,
Хоть и снега в поле все еще полно,
А в безбрежном небе, в синеве размытой
Жаворонок песней залился давно.
Вот капель в деревне в полдень заплясала
И на речке сонной скоро лед пойдет.
Радость обновленья и весны начало
Серенькая птичка трепетно поет.
Ручейки с журчаньем с горок побежали,
Расцвели улыбки на губах людей;
Оттого, что птичка петь не перестала
И теплее сердцу и в душе светлей.

Старый дом



Дом этот прожил около ста лет -
На вид и нынче он похвал достоин;
Вложил в него строительства секрет
И опыт, очевидно, тот, кто строил.
Дом этот, безусловно, не дворец
И пусть, стоя недалеко от церкви,
Он перед ней по возрасту - юнец,
Но все же старожил по разны м меркам.
Раскрыл на мир он окнами глаза
И грустно вспоминает, как кипела
В нем бурно жизнь. Святые образа
В его углах побеленных висели.
Рождались, умирали люди в нем,
Жильцы въезжали, жили, уезжали.
Давал он всем приют - и люди дом
Любили, берегли, преображали.
Он радовался с ними и страдал...
Печальные настали перемены -
Он всех жильцов внезапно растерял,
На время опустели его стены.
Стоял и ждал - слепой, глухой, немой;
От одиночества могла б поехать крыша.
В ту пору жил в нем только домовой,
В подполье иногда резвились мыши.
И вот теперь (надолго ль, навсегда?)
Он стал приютом тихим для поэта.
Теперь он слушает хоть рифмы иногда,
Да вечерами радуется свету.

Вернись



Нечеловеческая сила
Пришла на помощь с высоты-
Во сне глубокого наплыва
Ко мне опять вернулась ты.
Пусть не красавица с журнала,
Но как родник во мне текла;
Журча усталость освежала
И взбадривала, как могла.
В любви твоей отдавшись власти
Вкушал я сладость, словно мед,
Купался в радости и счастье
С тобою ночи напролет.
Теперь страдаю я и каюсь
За то, что сам же натворил.
Когда в сомнениях терзаясь,
Тебя к другому отпустил.
Как дальше жить мне - я не знаю.
Кусаю локти сгоряча,
По твоим ласкам голодаю
И угасаю, как свеча.
В бреду от жажды изнываю
И вслух шепча тебя зову -
Вернись, прошу и умоляю,
Но не во сне, а наяву.

Яблоня



Одинокая в серой степи
Стоит яблоня; полдень и зной.
Ветви яблони все облепив
Пчел жужжит озабоченный рой.
А вокруг - деревца не видать,
Стоит яблоня медом полна,
К земле белые ветви склонив,
И звучит вся как арфа она.

Творческие муки



Есть смелые гипотезы и существуют версии,
Что наше человечество есть третий вариант
Дерзающего разума в природном равновесии,
Творца идея новая, Его импровизат.
В первичном исполнении людей всех полубогами
Конструктор всего сущего в больших трудах создал;
Но изучил творение внимательно и строго и
Решил, что в назначении их малость перебрал.
Божественность убрав тогда в мучительном сомнении
Он облик человеческий повторно начертал,
Но, видно генокод их в переделках изуродовав,
Остался недоволен вновь и даже грустным стал.
Тревожат Его страсти в нас, излишние эмоции,
Решений оптимальных он, как видно, не нашел.
И молимся мы Богу, чтоб прервал он свои опыты,
Чтоб на тысячелетие хоть в отпуск Он ушел.

Стихия



Дождь надворе стеной - настоящий ливень,
Такого, кажется, не было много лет.
Молний стрелы и страшные грома разрывы
И в доме погас электрический свет.
Явленьям природы, в окно смотря, поражаюсь
И небу сказать уже хочется - «стоп!»
Возможно, что так начинался, не знаю,
На Землю обрушась всемирный потоп.
Вряд ли Творец меня выберет Ноем,
А дом мой простой - ненадежный ковчег.
И встретив ночи приход необычно, стоя,
Уже в темноте свой готовлю ночлег.
Долго уснуть не могу от огня и взрывов -
Снаружи как будто идет война.
Мой хрупкий уют ограждает от этой стихии
Лишь мокрая старого дома стена.